ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Баллиста успела сделать еще три выстрела, прежде чем была раздавлена и растерзана на кусочки.

Вцепившись пальцами в землю, Леонид следил за сражением.

Не могу ничего сделать! — отчаянно прошептал он. — Далеко, я не вижу… Не могу зацепить структуру. Жаль, что коврики остались в бункере.

Надо бы помочь нашим повстанцам, — сказал Олег, сжимая рукоятку булавы.

Скрываясь в густом кустарнике, друзья пошли в обход обугленной площадки, намереваясь подойти поближе к Логову. Тем временем, битва разгорелась нешуточная. Одна из симоцу, пролетая над домом, сбросила вниз большой бурдюк. Ударившись о крышу, бурдюк лопнул, заливая все вокруг едкой зеленоватой жидкостью. В крышу тут же полетели пылающие болты, по соломе побежала огненная дорожка.

Почему они используют только арбалеты? Ведь у них должно быть и оружие массового поражения, что-то взрывающееся, вроде тех же гиковых орешков.

Боятся ненароком прихлопнуть меня, — губы Леонида скривились в невеселой усмешке. — Наверное, думают, что я засел в доме и хотят меня оттуда выманить. Пожар, вон, даже устроили.

В дверях показался Вапель, на плечах у него лежала странного вида труба с зигзагообразными щелями. Клоун прицелился, и из трубы к садившимся симоцу устремилось облако зловонного пара. Несколько стрекоз замерло, недоуменно шевеля усиками, а потом завалилось на бок.

Неплохо, — прокомментировал Литвинский. — Это, наверное, местное средство против насекомых.

Мда, — согласился Олег. — Только оно одноразовое.

Бросив трубу в приближавшихся солдат, Вапель скрылся в избе, но минуту спустя появился снова — из всех окон валил дым. Окружив горящее строение, повстанцы ощетинились луками и копьями. Наступавшие взяли их в кольцо и медленно приближались, закрываясь кожаными плутеями.

Пора?

Давай!

Перехватив поудобнее оружие, они выскочили из зарослей и кинулись к месту сражения.

За победу революции! — горланил Олег, круша булавой направо и налево.

Напряженно сжимая катану, Леонид вглядывался в мелькавшие в руках противника самострелы. Воздух дрогнул, поплыл, и на землю посыпались расписные глиняные горшки.

Замечательно, — сказал кто-то над его ухом, крепко сжав запястье. — А вот и Зодчий.

Литвинский обернулся и встретился глазами с высоким остролицым эльфом, чья куртка была расшита переливающимися красными камнями. Его черная, необычайно толстая коса растрепалась, лоб блестел от пота.

Йозель Лотогар, рокоссо Фаибского материка, — представился он.

Очень приятно. Думаю, вы хотите предложить мне последовать за вами в уютное местечко, где я смогу без помех заниматься производством различных товаров из магатония?

Ты странно выглядишь, но рассуждаешь вполне здраво. Да, я хочу предложить тебе место в моей Мастерской. Назревает война, и если мы не выстоим, наша страна будет залита кровью, мои подданные — разорены, а земли преданы огню. Мы в тебе нуждаемся. Весь народ.

Я не могу помочь всем!

Но ты не можешь стоять в стороне! Само провидение послало тебя сюда именно в этот момент!

Леонид лихорадочно рванулся прочь, но бежать было некуда. Вокруг кипела битва. Тяжелые, медленно стрелявшие арбалеты были отброшены, эльфы сошлись на мечах и дубинах. Над головами парили симоцу, то и дело кусая кого-то из повстанцев. Олег сражался в самой гуще, булава в его руках порхала, как живая. Было тесно, душно, но среди общей давки пятачок земли, на котором стояли рокоссо и Зодчий оставался неприкосновенным, словно их оберегал невидимый забор.

Понимаю, тебя не устраивает подневольное положение, которое занимают твои собратья. Что ж! Я готов пойти дальше! Мой советник, — Йозель кивнул в сторону сражающегося Керимона, — подготовил бумаги, согласно которым ты становишься моим фиру-зу, младшим братом и напарником. Это огромная власть, мой загадочный друг. Ты сможешь делать все, что захочешь.

В те редкие минуты, что у меня останутся после работы с магатонием?

Но ведь ты сам хочешь творить? Я знаю это. Переходи на мою сторону — сам, по своей воле — и ты сможешь властвовать, влиять на судьбы десятков, сотен тысяч. С тобой мы сможем завоевать соседние материки, создать небывалую, неуязвимую империю!

Голос рокоссо гремел, в широко распахнутых глазах плясали сумасшедшие огоньки.

Они умирают за тебя! Тебе не жаль их?

Да, но…

Тебе это в чем-то нравится? Ощущение всесилия, мощи?

Не отрывая от Йозеля зачарованного взгляда, Леонид попятился.

— Я знаю это чувство, мы с тобой в чем-то похожи, — продолжал повелитель. — Ты уверен, что сможешь без него жить?

Он хотел продолжить, но чья-то испачканная в крови рука пригнула его к земле.

— Осторожно! Они здесь! Вам надо скрыться!

— Кто здесь? О чем ты говоришь?!

— Прибрежники! — завопил солдат, кивая в сторону леса.

Рокоссо посмотрел в указанном направлении, и его лицо побелело. Обгорелую проплешину окружал двойной ряд воинов. Забрала шлемов были опущены, стрелы, с окованными металлом остриями подрагивали на тетивах. Неизвестных было не много, но момент, в который они появились делал их практически непобедимыми.

— Какая удача! — громко крикнул один из прибывших — рослый, статный, с плюмажем из пышных перьев. — Рокоссо и Зодчий! Мой хозяин будет доволен!

Йозель хрипло вздохнул.

— Всем сложить оружие и сдаться в плен, — приказал прибрежник.

Только что отчаянно сражавшиеся солдаты и повстанцы придвинулись друг к другу, сплочаясь против общего врага.

— Сложить оружие! Мы не убиваем пленных!

— Поднять плутеи и щиты! В бой! — перебивая его, заорал рокоссо, первым бросаясь в атаку.

Разгоряченная масса эльфов рванулась вперед. Кожаные куртки фаибцев смешались с серебристыми кольчугами прибрежников, снова воздух вспарывали стрелы, снова плыли над полем клубы ядовитого пара. Что-то кричал Явере, раскручивал над собой длинный цеп Вапель.

Литвинский хотел сделать несколько шагов назад, чтобы выбрать наиболее удобную позицию для Зодчества, как что-то сильно толкнуло его в бок, и он упал. Голова закружилась, перед глазами поплыли темные пятна. Проведя ослабевшей ладонью по ребрам, он наткнулся на торчащий обломок копья.

— Ленька! Ленька! — услышал он, прежде чем потерял сознание.

Яростно прочищая себе дорогу булавой, Олег пробирался вперед. Ударом кулака отбросив мешавшего солдата, он склонился над Леонидом. Тот был бледен, нанесенная копьем рана обильно кровоточила. Возле него, на обугленном песке лежал кусочек мела, очевидно, выпавший из кармана.

Не раздумывая ни секунды, Олег схватил его в руки и заключил себя и Литвинского в окружность.

— Сабикон! — произнес он, отчаянно надеясь, что хоть тоненький солнечный лучик пробьется в этот миг через рваные низкие тучи.

Окружность задымилась, обволакивая друзей. На секунду мир замер, а потом громыхнул тысячей незнакомых звуков, завертелся и замигал бриллиантовыми огоньками. Потом туман рассеялся, и Олег обнаружил себя лежащим в квартире на полу, возле полупустого ящика пива. Леонид лежал рядом, его дыхание было тяжелым, прерывистым.

Не прошло и пяти минут, как возле подъезда засигналила вызванная скорая, на лестнице послышался топот ног и голоса врачей.

— Кто это его так? — удивленно спросила кругленькая женщина в белом халате, пока санитары укладывали Литвинского на носилки. — Очень странная рана.

— Хулиганы, — соврал Олег. — Напали на улице.

Окинув взглядом его покрытые ссадинами руки и лицо, она кивнула.

— Развелось бандитов.

— Как он? Есть опасность?

— Держится, не волнуйтесь. И не таких спасали.

Они уже выходили из дома, когда Леонид очнулся, обежал глазами облупленный потолок, покрытый пятнами пол, заплесневелые зеленые стены.

— Зачем, — тихо прошептал он, — зачем ты это сделал? Я опять никто. Ни зачем.

— Что он сказал? Пожалуйста, я не расслышал, — Олег взволнованно склонился над носилками.

Врач пожала плечами.

— Бредил, наверное, — ответила она, распахивая дверцы машины.

12
{"b":"1741","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Великий русский
Кафе маленьких чудес
Хороший плохой босс. Наиболее распространенные ошибки и заблуждения топ-менеджеров
Джордж и ледяной спутник
Как написать бестселлер. Мастер-класс для писателей и сценаристов
Предложение, от которого не отказываются…
Программа восстановления иммунной системы. Практический курс лечения аутоиммунных заболеваний в четыре этапа
Просветленные видят в темноте. Как превратить поражение в победу
Сердце предательства