ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прямо как по писаному шпаришь.

Литвинский кивнул.

Энциклопедию цитирую.

Они замолчали, глядя на быстро темневшее небо. Вокруг все замерло, стихли птицы, даже звон ручья казался приглушенным.

Так что, — негромко спросил Олег, — ты — Зодчий?

Не говоря ни слова, Леонид скрылся в пещере и принес оттуда горсть черной пыли.

Прислонившись к стене, он невидящими глазами уставился в пустоту. Побелевший от напряжения лоб пересекла прямая морщинка. В воздухе замелькали тени, поплыли бархатные сгустки тумана. Потом сверкнула молния, из ослабевших пальцев Леонида что-то выскользнуло и упало на траву. Присев на корточки, Олег провел рукой по земле, и, наткнувшись на пузатый кругляшек, поднес его к свету.

Это была серебряная табакерка, выполненная в форме поднявшей хвост рыбы.

* * *

Прошу вас, я ничего не знаю! — вопил Персель, отчаянно пытаясь вырваться из крепких пут, прижимавших его к толстому шершавому столбу. — Я ничего такого не делал, ничего противозаконного!

В костер подбросили несколько охапок пропитанных гнилушек, и пламя высоко взвилось, очерчивая силуэты стоящих возле огня эльфов.

С Зодчими якшаешься без официального на то дозволения? Тайно?

Я — внук ира Керимона!

Скверно. И что с того?

Я бы никогда не пошел против властей!

Почему же не рассказал все сам?

Владелец цирка покосился на стрекочущих в руках допрашивающего зубастых чисеру, и истово заголосил:

Рокоссо нашим клянусь, милостивым и всезнающим, никогда с Зодчими дела не имел, в глаза не видал! Хотел лишь поднакопить средств на починку фургона, да пойти на поклон к кому-то из них, но все никак не набиралась нужная сумма!

Рокоссо, значит, клянешься? Эй, там, приведите свидетеля.

Тьма расступилась, и перед Перселем возник его старший клоун.

Так что вы нам рассказывали, а? Повторите специально для этого суала.

Самолично-безусловно видел-лицезрел, как он продал диковинного уродца какойто старушке-бабушке. За двенадцать иридов!

Ну и что ты теперь нам скажешь? Что ты на самом деле продал за такие огромные деньги? Что скрываешь от нас, что утаить пытаешься? Лучше сразу все поведай, так оно спокойнее будет. Для тебя же.

Один из чисеру выпрыгнул из лукошка и неторопливо пополз по мху, к босым ногам Перселя. Допрашивающий не пытался вернуть насекомое на место, он с усмешкой наблюдал, как корчится от ужаса и предчувствия неминуемой боли его жертва.

Это было возле леса Ренлье! Мы давали там представление!

Дальше.

Я выпустил на арену Олегатора — мое новое приобретение — мускулистое, похожее на карла существо. Сумасшедшее и дикое. А она — эта женщина — сразу на него глаз положила, заинтересовалась.

Смотрела-любовалась, — подтвердил Вапель.

После выступления подошла ко мне и предложила за калеку десять иридов.

И тебе это не показалось странным?

Золотистая спинка чисеру была всего в нескольких пядях от пальцев Перселя.

Показалось! — выкрикнул он. — Я решил, что она не в себе, раз готова расстаться с такой суммой.

Но, все же, счел возможным на ней нажиться?

Клоун осуждающе покачал головой.

И даже торговаться стал. На большее рассчитывал.

Еще на большее? Невероятно.

Он точно знал.

Я не знал! Я думал, что она тронутая! А мне так надо было починить фургон и палатку, подновить декорации.

Допрашивающий надтреснуто рассмеялся.

Как мило.

Я не вру!

Это уже не имеет значения. Нам пора.

Лукошко полетело в костер и вспыхнуло, выпуская на свободу рой разъяренных чисеру. Они были слишком медлительны, чтобы атаковать быстрых, подвижных эльфов, покидавших поляну. Перед ними была другая цель — привязанная, беспомощная. И очень аппетитная.

* * *

Они сидели за столом, неторопливо потягивая кисло-сладкий морс из глиняных кружек. Ночь была теплой, почти безветренной. Начавшийся дождик стих, небо было ясным и чистым, глубокого синего цвета.

? Так, значит, ты на меня наткнулся чисто случайно? — спросил Олег.

? Именно. Я бродил тут, по окрестностям, покупал еду, заодно присматривался к местному быту, — Леонид пожал плечами. — Пойми, я же был уверен, что, если ты последуешь за мной, то окажешься в той же пещере.

Да ладно, ладно, я же не обвиняю. Встретились — и замечательно. А мелок тот я потерял, пока в море бултыхался, а ты?

Он помолчал немного и добавил:

А тебе все это не странно?

Что? Параллельный мир? Как они его называют? Эворихуаш?

Олег кивнул.

Не удивляет?

Похоже, что и тебя это не слишком сильно удивляет, — хмыкнул Леонид. — С выпученными глазами по лесу не носишься, щипать себя не требуешь.

Сам поражаюсь. Но, с другой стороны, чего нервничать? Реальность происходящего не вызывает никаких сомнений. А дома меня не ждут, на работе — отпуск, так что можно расслабиться и получать удовольствие.

Прямо мои слова, — Литвинский потянулся за лежащими на блюде сигаретами.

Какие-то они у тебя не такие вышли. Слишком сильные.

Лучше так, чем…, — он вдруг замер, прислушиваясь. — Тихо.

Оба затаили дыхание. Совсем неподалеку негромко, но отчетливо треснул сухой сучок под чьей-то неосторожной ногой.

Сюда идут, — одними губами сказал Олег.

В следующий момент их ослепил искристый холодный свет, похожий на огни фейерверка.

Ни с места!

Личные войска рокоссо!

Не шевелиться!

Вы арестованы по приказу Йозеля Лотогара, рокоссо Южного материка.

В пещеру вступило трое эльфов с тяжелыми самострелами наперевес. Их лица были размалеваны коричневыми полосами, на куртках одинаково поблескивали медные бляхи. Один из солдат — бледный, неприятного вида шатен — притянул к себе табуретку и сел, положив ногу на ногу. Другие поспешно доставали из-за поясов мотки бечевы.

— Вот подфартило-то, — сказал шатен, обращаясь к своим товарищам. — Не только Зодчего нашли, но и чудище заморское. Теперь жди премиальных, это уж как пить дать.

Зодчий и сам на пугало похож, — подал голос солдат, связывавший Литвинскому руки.

Зодчий может выглядеть хоть как брюквенная шелуха. От этого его ценность не уменьшается.

Что со вторым делать будем? В расход сразу?

Наверное. Трупяк жратвы не просит и сбежать не пытается.

Ну вот. Я что, зазря его, кабана эдакого, связывал?

Связанного проткнуть проще.

Что вам здесь надо? — спросил Леонид, бросая на Олега выразительные взгляды.

Шатен прищелкнул пальцами.

Уважаемого Зодчего мы со всем почтением препроводим в Мастерскую при замке нашего дорогого рокоссо, — ответил он, пытаясь придать изысканность своему грубому голосу. — Там у вас будет множество почетных и важных обязанностей.

Вкалывать там будешь, короче.

Из магатониевого порошочка всякие штуки выколдовывать.

В самом деле?

Идиотиком хочет заделаться, — бросил шатен.

Я в самом деле не слышал о таком порядке вещей, — возмутился Литвинский.

Ну так теперь услыхал. Валяйте, ребята, приступайте, а я пока пойду, знак подам.

Соскочив с табуретки, эльф пошарил по складкам своего одеяния, извлек гладкий цилиндрический предмет и вышел за порог. Как только он скрылся за каменной насыпью, Олег рванулся, разрывая стягивающие локти веревки, и прыгнул, обрушивая на солдат массивный стол.

Бей гадов, — с ненавистью прошептал Леонид, тоже пытаясь освободиться от пут.

Не давая эльфам опомниться, Олег бросился на них, выбивая из рук самострелы. Он давно не чувствовал себя так хорошо и свободно, тело двигалось стремительно, мощно и легко, играючи проламывая защиту соперников. Коротким экономным ударом в висок он сбил одного из солдат с ног, достал шею второго жестким ребром ладони. Не прошло и минуты, как оба неподвижно лежали на полу.

А ты говоришь, что спорт — вещь бесполезная, — сказал он, вытирая пот со лба.

Сурово, — согласился Литвинский. — Возьми из шкафа нож и разрежь эти проклятые нитки.

6
{"b":"1741","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Шаг над пропастью
Плейлист смерти
Новая холодная война. Кто победит в этот раз?
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Мопсы и предубеждение
Всемирная история высокомерия, спеси и снобизма
Башня у моря
Фея Бориса Ларисовна