ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я стал слышать мысли животных, — пояснил Кельман. — Утром. Будто чужие голоса в голове звучат. Сперва мешало очень, а теперь привык.

— О чем же думают животные?

— Да о жратве, по большей части. Куры еще о цыплятах беспокоятся. А вот у людей пока ничего разобрать не могу, только шум какой-то невнятный, — он помялся. — Ты мне не веришь?

— Верю. Неладно что-то с нами, — кузнец достал из нагрудного кармана бережно сложенный листок. — Гляди. Мила нарисовала.

Кельман обомлел. На небольшом куске бумаги плескалось море. Пенные гребешки бежали по его поверхности, падали на пологий песчаный берег, разбрасывая мириады капелек. Над водой, в темном чистом небе кружили две чайки.

— Солью пахнет, — сказал он, не отрывая взгляда от картины.

— И спокойствием, — кивнул Перш. — Завораживает.

— Да. Как в окно смотришь.

Казалось, что от рисунка веет холодным ветром, ароматами молодой зелени и пряным духом водорослей.

— Но что же нам теперь делать? — первым очнулся кузнец.

— Надо бы к источнику наведаться, — предложил Кельман. — С Сирилом побеседовать. Тем более что у меня дома вода закончилась.

Перш сжался.

— Ох, не нравится мне это все…

— Мы будем спокойны и вежливы. Он нас не тронет.

Сирил сидел на ступенях и рассматривал вершину Дор-Сура, расчерченную алыми лентами лавы. Чуть поодаль — на другой стороне площадки — толпились ребятишки, восторженно гомоня и толкая друг друга в бока.

— Вот я была в Карасте на ярмарке, там у стражников такие же мечи были! — верещала румяная пухлая девчушка.

— Врешь ты все! У стражников не мечи, а луки!

— Луки — у тех, что на стенах стоят! А у остальных — мечи!

— Ну-ка, разойдитесь! — прикрикнул на детей Кельман. — Нечего тут под ногами путаться.

Те дружно захихикали и прыснули врассыпную. Сирил вздохнул и перевел взгляд на новоприбывших.

— Итак? — спросил он.

— Да за водой, вот пришли, — сказал Кельман, робко протягивая ведра.

— Понравилась водица?

— Поразительно чудотворная, — подал голос Перш. Он старался держаться на почтительном расстоянии.

— Именно, любезный, именно.

— Вкус необычайный, — добавил Кельман, приятно улыбаясь.

Сирил пошевелил носом.

— Нет, в самом деле?

— Отменный!

— И способности прорезаются доселе неведомые.

— Вы меня несказанно радуете. Что ж, давайте ведра. Пять серебряных за одно.

Кельман решил, что он ослышался.

— Господин Сирил, вы, должно быть, ошиблись. Вчера вы просили полгрошика.

— Я — просил?

Кузнец пихнул приятеля в бок локтем.

— Вы требовали, — поправился Кельман.

— Хотите сказать, что вчера цена была ниже?

— Да, достойный господин.

— Как неловко получилось. Но все дорожает…

Возле источника собирались другие жители поселка. Перш мельком заметил вытянувшееся лицо Амса, теребящую передник Бику, напряженную Милу.

— Пять серебряных — это очень много, — тихо сказала она.

— Мы не можем столько тратить на обыкновенную воду!

— И на необыкновенную тоже.

— Поймите, я вовсе не настаиваю на том, чтобы вы покупали у меня воду.

— А где же нам ее брать?!

Длинный нос Сирила снова пришел в движение.

— Мне кажется, что это уже ваши проблемы. Попробуйте пить что-нибудь другое, например, пиво или квас.

— Да сколько этого пива! Запасы к концу подходят, каравана купеческого ждем.

— Выходит, вы сами загнали себя в ловушку своей небережливостью и непредусмотрительностью.

— Сжальтесь же над нами, — со слезами в голосе выкрикнула Бика.

— Небрежность должна быть наказана, — сказал Сирил и повернулся ко всем спиной.

В полной тишине было отчетливо слышно, как звенит в каменной чаше источник.

— Спокойно, — заговорил Перш, косясь на затылок Сирила. — Нам надо все тщательно обсудить и решить, что делать дальше.

— Задавить бы как червя, — мечтательно сказал кто-то.

— Насилие — это не выход, — заметил Кельман, делая страшные глаза.

— Тем более что никакого вреда вы мне причинить не сможете, а вот я вам — сколько угодно, — не оборачиваясь, бросил Сирил.

Из толпы к ступеням протолкался Амс. Его испачканное мукой и сажей лицо горело негодованием.

— Надо отправить гонцов в Караст, чтобы наняли там мага помочь справиться с этим…, — он поморщился, подбирая нужное слово, — с этим несговорчивым человеком.

— А мысль здравая.

— Только что мы будем пить, пока гонцы доберутся до города? Путь ведь не близкий, по горам все больше. Да и Кар-река сейчас бурная.

— Терпеть будем, — предложил Амс.

— Это ты будешь терпеть, чурбан безмозглый, — набросились на него женщины, — а детям как объяснить, что воды нет?

— И не выдержишь долго все равно, — сказал кузнец. — Если только…

— Если только ягод набрать, — закончил за него Кельман. — Юлицы. Моя Арина как раз пошла западный склон разведать.

Сельчане оживились.

— Толковая баба!

— Молодец, додумалась!

Покатые плечи Сирила содрогнулись. Он отошел еще на несколько шагов и прилег на землю, заложив руки за голову.

— Кого назначим в гонцы? — спросил Перш. — Думаю, мне точно стоит пойти, у меня кредит есть в Карастском торговом доме, ценные бумаги. Да и знакомые влиятельные имеются.

— Предводителем будешь!

— Нурана возьми! Он у нас самый крепкий.

— Панру!

— Меня, меня! — заголосила Бика. — Хочу в город!

— Цыц, девка! — шикнул Амс. — Тут дело серьезное.

— Целой толпой идти не стоит, — сказал Перш. — Человека два-три будет достаточно. Как считаешь, Келыч?

Кузнец дернул его за рукав, но Кельман лишь отмахнулся. Привстав на цыпочки, он высматривал что-то вдалеке.

— Это она. Жена возвращается.

По направлению к деревне двигалась крошечная фигурка. Лишь несколько минут спустя стали видны черные косы, переброшенные на грудь и яркий синий фартук с крупным пестрым узором.

— Ну у тебя и зрение, — присвистнул Амс. — С такого расстояния разглядел.

— Да я услышал скорее, — пробормотал Кельман.

В руках у Арины были две огромные, тяжелые даже на вид корзины, доверху наполненные чем-то розовым. Сельчане скопом бросились к ней на помощь.

— Юлица, — обрадовалась Мила.

— Мы спасены!

— Ура!

— Я и не надеялась…

— Сегодня же вечером отряд выступит к Карасту, — заявил Перш.

— Погодите, — Арина перевела дух. Кельман с тревогой заметил, что лицо ее было бледным и расстроенным.

— И с раннего утра — собирать ягоды!

— Детей отправим!

— И детей тоже можно…

— Амс, пирогов нам в дорогу напеки, да побольше. В городе все так дорого, надо запастись едой.

— Да послушайте же вы меня! — выкрикнула Арина, громко хлопнув в ладоши.

Все замолчали и повернулись к ней.

— Сперва я спустилась к полянке и убедилась, что юлица уже начала проклевываться. Пока ее не очень много, но скоро будет предостаточно. Хватит и на питье, и на варенья, и на сушенья, — слова были встречены радостным гулом. — Я набрала две полные корзины и туеса и собралась идти домой, но что-то остановило меня. Я спрятала ягоду в укромном местечке, а сама пошла вниз, к обрыву.

— И что ты там увидела? — не выдержала Бика.

Арина закусила губу.

— Не знаю, в чем там дело — валун какой прикатился или трещина случилась, но лава на этот раз пошла двумя путями — и с восточной стороны и с западной. Мы в ловушке.

По площадке пронесся вздох. Кельман всем своим существом почувствовал, как черная безысходность придавила окружающих его людей. Кто-то тихонько всхлипнул, кто-то ругнулся.

— Деточки мои, — послышался женский плач. — Погибнете.

— А я знаю, чьи это шутки!

— Да все мы знаем, а толку?

Перш постучал кулаком о ведро, призывая всех к вниманию.

— Попрошу не впадать в панику. Юлица у нас есть, так что от жажды никто не умрет. Наберем с запасом, хранить в погребе будем, не беда.

3
{"b":"1742","o":1}