ЛитМир - Электронная Библиотека

   Воздух больше не казался мне желе. Я ощутил, как сузились моизрачки, до размера игольных острий. Поворот головы, был столь резок, что этовполне могло закончиться свернутой шеей.

   - Что?! - почти что крик

   И удивленный, или больше испуганный Стас, долго рассказывал мнеэту историю. Я пожалел, что у него в доме не осталось алкоголя.

   Он познакомился с Родионом, прошлым летом. Это было еще то время,когда Стас серьезно увлекался культурой пития, и все еще греб к себе любыесамодельные напитки, какие только мог найти.

   Именно тогда, на одном из форумов, он сошелся с Родионом. Всеначалось со скидки в баре. И кончилось, полезной услугой.

   - Он сказал, что свяжется с одним человеком, который делаетотличную водку, по таежным рецептам. Типа, выпил стакан, и стимулирует, илечит.

   Я слушал его, с отчаянно бьющимся сердцем, и пересохшими губами.

   - Ну, я съездил на конвент. Купил. Приехал, и когда первый развыпил - то очень испугался, и сразу к Роде побежал. А он меня успокоил. Мол, всенормально, говорил же, древние рецепты.

   - Ты рассказывал ему про то, что содержимое бутылки не кончается?Или, что мозги лучше работают?

   - Только после того, как забыл бутылку у него. Думал, что еслирасскажу, то он ее у меня заберет.

   Прямо как на допросе. Он виновато смотрел на меня. Именновиновато, с тем выражением лица, которое заставило меня, чувствовать себянеуютно. Причем настолько, что кровь сразу бросилась в лицо.

   - Ладно. - сказал я, случайно пустив петуха - Извини. Чего это ятак.

   Уши все еще горели, когда я выходил из квартиры Стаса.

   Вот только теперь, что-то прояснилось в моей голове. А что-то,наоборот, стало еще более запутанным.

   Я никак не мог вспомнить, говорил ли мне Родион, что-тосвязывающее его с бутылкой, до того, как ему рассказал о ней Стас? Почему-то,казалось, что он выставлял себя незнакомым с ней. И даже более. Но стоили лиэти подозрения того, чтобы верить им?

   Или же, это именно что подозрения?

   Городом, между тем, уже окончательно овладела ночь. Ноги пронеслименя, мимо маленького скверика, где тихо развлекалась компания неформалов.Вспомнилась Аня. Она недолго занимала мою голову. Словно бы, мысли о делах,выталкивали все, абсолютно все, что мешало им полностью воцариться в голове.

   Ночью город красив. Он по своему, по особому освещен. Уличныефонари. Огни машин. Свет из окон домов. Есть в этом что-то особое, что-тоотдающее каким-то шармом. Я шел по одной из центральных улиц, и было светлопочти как днем. Казалось, еще чуть-чуть, и не будет видно звезд. Но звезды быловидно. Я поднял голову, и посмотрел на них. Сколько проблем. Сколько глупой,неизвестно откуда взявшейся тоски.

   Присев на лавочку, чтобы отдохнуть, между тем я уже знал, кудапойду дальше. Вытянутые ноги, слабенько покалывало. Ступни будто бывибрировали, будучи горячими, как угли в костре. Откуда-то из квартиры,внезапно взревела музыка, тут же, впрочем, затихшая. Я воспринял это как знак,и поднялся.

   В конце концов, до парней-гиков идти еще долго. Ждать наостановке, желания не было.

   Я так и не мог вспомнить связи между Родионом, и бутылкой. Ноподозрения все никак не желали отпускать. Поэтому, я и шел. Меня толкалавперед, некая смесь. В которой, присутствовала и капелька уверенности, висполняемых действиях. Железная капелька. Если говорить на жаргонесталелитейщиков, то "королёк". "Королёк", который способенразрушить любую деталь. Вот и сейчас, эта уверенность, рушила все здравые, илогические объяснения, которыми я хотел отправить самого себя домой.Непреклонно, я приближался к цели.

   Действительно, стучать пришлось долго. Жалко, что не было ключа.Не меньше десяти минут - именно долгих, вековых, непрерывных десяти минут, я сразными перерывами тарабанил в дверь.

   Открыл, конечно же, Юра. Злыми, заспанными глазами он казалось,пробьет мне череп. Хотя обошлось.

   - Входи. - сказал он, и приотступил внутрь, освобождая дорогу

   - Родион пропал. - сказал я, дождавшись когда щелкнет замок двери

   - Знаем. - ответил Юра - Он никак не заходил за инфой.

   - Почему вы мне не сказали?

   - Родион говорил ждать, если что-то странное случится. Либо тыпридешь, либо еще кто придет. Либо он придет.

   Мы стояли на кухне, и Юра говорил это с таким спокойствием,уверенностью, что это передалось мне. Нечто бушевавшее в голове, наконец,слегка поостыло.

   - Я был у него в баре. Бармен говорит, либо мы разминулись, либоон отошел на пять минут. Чушь какую-то порет.

   - Что ему сказали, то и говорит. - Юрий окинул меня взглядом,содержавшим уже несколько побольше доброты. - Ты какой-то смурной. Жратьхочешь?

   Я пожал плечами, и кивнул в ответ.

   - Я тоже. Сейчас что-нибудь сооружу.

   Он распаковал, и слепил из двух дешевых, жестких магазинных пицц,одну - и сунул их в микроволновку. Из того же холодильника, достал пару банокпива, белого цвета. Когда микроволновка пикнула, извещая о готовности, я открылбанки.

   Сидя за столом, мы жевали пиццу, больше напоминавшую поконсистенции резину. В моей жизни, это был первый момент, когда пиво оказалосьвкуснее еды.

   - Как вы это жрете?

   - Не нравится - так не ешь.

   Я пожевал еще. Сказал, запив это огромным глотком:

   - Родион говорил, что кто-то придет. И что потом?

   - Олег ответит. Это он у нас, хранитель всякой ценной инфы. -казалось, что вместо слов, изо рта Юры льется едкая желудочная кислота - А ятак, сбоку припека.

   Поев, и затолкав мусор в полупустой мусорный мешок, я встал. Юра,вышел из кухни, кинув мне через плечо:

   - Аккуратнее в рабочей комнате.

   Он прошел через зал, ведя меня. Действительно. В комнате, которуюЮра назвал рабочей, аккуратность была важнейшим качеством гостя. Войдя туда, япочувствовал себя слоном в посудной лавке.

   Все тринадцать-четырнадцать квадратов этой комнаты, былизаставлены разнообразным техническим хламом. Что-то гудело. Что-то и не гудело,но пищало. А что-то не гудело, не пищало, но тем не менее зловеще помигивалосветодиодами.

   Где-то в уголке, на шикарном директорском кожаном стуле,располагался Олег. Сейчас, он не напоминал пухлячка не от мира сего. Внаушниках, и с микрофоном, он вещал весьма бодреньким голосом:

   - Чего? Чего-чего? - освещаемое светом люстры, его лицо, сзакрытыми глазами, казалось до невозможности живым, еще более живым чем обычно- Деточка, ну ты хоть понимаешь что ты ляпнул? Ты же на шестерке сидишь, и ещеудивляешься. Это радио, мальчик, тут могут и на хер послать.

   Юра аккуратно переступил через паяльник, и нечто ламповое наполу, после чего похлопал Олега по плечу. Тот бросил в микрофон:

   - Всем внезапное семьдесят три. - щелкнул парой тумблеров, итолько потом снял наушники. - Юра, ты представь. Какой-то придурок, с польскойсушилкой, жалуется, что мол у него быдлоящик видите ли глючит. Ему говорят, молпоставь спутник, или купи уже нормальную антенну. А он, не-е-ет, я же такойсякой с золотыми руками. А по делу, новичок, выпендривается. Так нет же,кудахтает и кудахтает.

   - Лох какой-то видать. Правильно ты его послал.

   - Все послали. И не по одному разу. - тут, Олег обратил вниманиена меня - А. Коля пришел. Ты за информацией?

   - Я Родиона ищу. - сказал я

   - А. - Олег замялся, и повернулся на кресле, к мониторукомпьютера, что стоял на другой части стола, не занятой приемником. Он поставилнекий файл на распечатку (принтер заявил о себе, аж откуда-то из-за моейспины). - Ничем не могу помочь. Родю я сам не видел уже пару дней. Но, я бы натвоем месте не волновался. Он часто пропадает.

   - Юра говорил, что он предупреждал. Говорил, что-то особоесказать.

   - Юра что-то путает.

   - Нет, я ничего не путаю! - подал голос сам Юрий - Родионговорил, если какой-то форс-мажор, то надо будет что-то такой Клоку отдать. Чтоотдать?

32
{"b":"174311","o":1}