ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Назим коршуном кинулся на Степановича и, вцепившись в многострадальный воротник тулупа, начал трясти, приговаривая.

- Кто, кто, кто это сделал?!

Василий мутным взглядом обвел площадку, на которой ещё вчера вечером стояли ёлки, его глаза понемногу стали обретать осмысленное выражение, а потом в них мелькнул ужас.

- Ну...ить...где? - Широким взмахом руки, обведя пространство перед собой, резко бледнея и трезвея на глазах. - Это ж сколько я спал? – в голосе послышалась паника, грозившая перейти в истерику.

Назим в бешенстве плюнул, подпрыгнул, пытаясь то ли стукнуть, то ли вцепится зубами в горло дедку, поскользнулся и рухнул спиной на промерзшую землю.

***

 В это время на другом конце города, в частном доме.

- Предлагаю выпить за успех нашего мероприятия.

На грязной кухне сидели трое. Один держал в руках бутылку и возбужденно жестикулируя, ораторствовал:

- Мы одержали победу над силами тьмы, которые каждый год убивают миллионы живых существ по всей земле! Победить было непросто, опасности поджидали нас на каждом шагу, - он перешел на трагический шепот, - враги были кругом, но... – сделав театральную паузу, он посмотрел на сидящих напротив него молодых людей, - мы справились!

Человек, произнесший эту речь, одним движением сорвал с бутылки пробку и налил водки в грязные рюмки.

- Предлагаю тост - за наше правое дело! – Опрокинув водку в рот, занюхал рукавом и окинул взглядом присутствующих.

Два его слушателя переглянулись. Им было очень неуютно в этой обшарпанной кухне и больше всего хотелось оказаться отсюда подальше.

- Мы пойдем, пожалуй, - один из присутствующих поднялся, второй со вздохом облечения последовал за ним.

Оратор посмотрел на них мутным взглядом.

- Хорошо, но если кому расскажете, мы вас из-под земли достанем. – Он потряс указательным пальцем перед носом того, кто повыше.

Высокий парень, вставший первым, сжал руки в кулаки, но второй схватил его за рукав, потянув к выходу. Молча вышли на заплеванную лестницу. Понимание того, что они наделали, стало медленно проявляться в их сознании, заставляя внутренне сжаться. Мелкий повернулся и, всхлипнув, уткнулся носом в плечо товарища, и тот успокаивающе погладил плачущего подельника.

- Ну-ну, вытри слезы. Всё образуется. – Поправил шапочку на его голове и, взяв за руку, вывел из вонючего подъезда на улицу.

***

В доме Равиза бушевал ураган. Хозяин носился по комнатам со зверским выражением лица, ища, на ком бы выместить своё недовольство этим миром. Его жена, Наталья - скромная, неприметная женщина, забилась в угол на кухне и спокойно вязала кружевную салфетку под вазу. Равиз сделал ещё пару кругов по коридору и, вбежав в кухню, уставился на жену.

- Где он?! Где этот гуляка?! С утра пораньше его уже дома нет! Отца ограбили, а он шляется незнамо где! Никакого уважения, никакой поддержки! Вот вернется, я ему... - закончить Равиз не успел, лицо его покраснело и, покачнувшись, он схватился за край стола.

Наталья тут же подскочила к мужу, усадила его на стул, подбежав к полкам, вытащила «Валокордин» и начала отсчитывать капли. Равиз сидел, подперев голову рукой и устремив взгляд в одну точку. Оживился он, только увидев перед носом рюмку. Взял, понюхал, поморщился, но выпил. Приподнявшись со стула, пошарил в навесном шкафу, вытащил бутылку и, недрогнувшей рукой налив коньяк в чайный стакан, опрокинул в рот. Лицо его постепенно приобретало естественный цвет, а в глазах гасло бешенство. Жена, внимательно посмотрев на него, облегченно выдохнула. Равиз пододвинул стул к ней поближе и обнял за талию.

- Нет, как ему удалось меня обставить, а?! Ведь у меня же были все договоренности. Не понимаю, как ему это удалось?!

Увидев, что муж опять начинает краснеть, Наталья быстро налила коньяк и сунула стакан ему в руку. Через час, с трудом дотащив тело Равиза до кровати, уложила его спать. Немного посидела рядом, гладя, как маленького по голове. Наталье было больно видеть мужа в таком состоянии. Женщина грустно улыбнулась и, слегка коснулась ладонью лица супруга, разглаживая тревожную морщинку между бровями. Осторожно встала, бросив на него обеспокоенный взгляд, и, тихонько притворив дверь, вернулась в кухню.

Взяв незаконченное рукоделие, она попыталась отрешиться от утренних событий. У неё был ещё один повод для волнений - сын не ночевал дома, она боялась даже представить, что сделает Равиз, если узнает об этом. И тут тихо открылась входная дверь. Откинув вязанье, Наталья вскочила и набросилась на входящего.

- Артур, где ты был?! Отец с ума сходит, а ты бродишь неизвестно где!

Рослый парень снял куртку, ботинки и аккуратно пристроил вещи на вешалку.

- Мам, не кричи, я гулял. Как отец? - Наталья обреченно показала в сторону спальни и двинулась на кухню, сын последовал за ней.

Ссутулившись, она встала к плите, что-то помешивая в кастрюле.

- Мам, – Артур подошел и положил руки на плечи матери. – Не переживай, всё образуется.

Наталья вздохнула и, повернувшись к сыну, взмахнула ложкой.

- Ты хоть понимаешь, что будет с отцом, если он узнает, с кем ты встречаешься?! Ты знаешь, какой это для него будет удар?! И где, позволь узнать, ты гулял?

Лицо Артура стало несчастным. Он как-то сразу стал ниже ростом и, сжавшись, посмотрел на мать глазами побитой собаки.

- Мам, я не знаю что делать. Она - лучшая, и я...я... не смогу без неё.

Он скривился и спрятал лицо в ладонях. Наталья всплеснула руками, кинула ложку в мойку и села рядом с сыном.

- Ну, что ты? Может всё ещё наладится. Не переживай. Отец успокоится... рано или поздно. А если нет, то что-нибудь придумаем. Давай, мой руки и покушай, - она понизила голос до шепота, - всю ночь неизвестно где ходил.

***

В доме Назима тоже было неспокойно. От радостного возбуждения вчерашнего вечера в ожидании прибыли, не осталось и следа. Назим бушевал. Жена Дина и дочь Лейла сидели тихо-тихо, пока хозяин носился и обещал порвать всех, начиная с Равиза и заканчивая Семёнычем.

- Кто?! Кто мог это сделать?! Вот точно это - Равиз! Больше некому. Сейчас пойду и зарежу на фиг! Нет, ну каков, а!

Рывком выдвинув ящик со столовыми приборами и схватив кухонный нож, Назим побежал к двери. Жена и дочь, одновременно вскочив, кинулись к нему наперехват. Дина повисла на руке, в которой был нож, а Лейла обняла отца и пронзительно заверещала на одной ноте. Назим, резко оглохнув на одно ухо, ошарашенно потряс головой.

- Папочка, пожалуйста, не делай этого! Найдутся твои ёлки, Павел Семёнович обязательно найдет.

Под их напором Назим выронил нож и осел на пол. Взгляд его стал приобретать некоторую осмысленность. Жена и дочь присели с двух сторон от него. Он обнял их и притиснул к себе.

- Девочки мои, что же нам делать? Ведь я вложил в эти проклятые ёлки почти все деньги, что у нас были.

Так, обнявшись, они и сидели на полу. Вскоре Назим поднялся, обреченно вздохнул и пошел в сторону спальни. Дина, вскочив, пошла следом за мужем, в коридоре повернулась, погрозила дочери пальцем и исчезла за дверью.

Лейла встала с пола, с отрешенным видом походила по кухне, посмотрела на улицу, где с неба падали крупные снежинки, и, приняв какое-то решение, оделась и быстро вышла. Мать, услышав шум в коридоре, выскочила за ней, но входная дверь уже закрылась. Подбежав к окну, Дина увидела, как дочь, подходя к калитке, разговаривает по мобильному телефону. Она попыталась открыть створку окна, заклеенного на зиму, но не успела, а кричать дочери на всю улицу, на потеху соседям, уже не решилась.

39
{"b":"174324","o":1}