ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Елена замолчала. Но потом взяла себя в руки и сказала более спокойным голосом:

– Я наложила запрет на это воспоминание. Я не знаю, будет ли у меня когда-нибудь дочь, но если будет… Я не хочу, чтобы она увидела такое. Никогда… – Женщина остановилась и, вытянув шею, прислушалась.

Снаружи кричали люди. Уэйли оттолкнулся от своего столба.

– Что там происходит?

Мы выбежали под дождь. Чара не отпускала моей руки. Группа мужчин стояла у края воды, глядя поверх наших голов и указывая куда-то пальцами. Я заметил среди них Крейна и подскочил к нему.

– В чем дело?

– Деревья! Взгляни-ка на них! И земля, разве ты не чувствуешь?

Землю я чувствовал: она ощутимо дрожала.

За амбаром, на крутом склоне холма, росли анемоновые деревья, и я уставился на них. Большая часть лениво покачивалась под дождем, делая характерные хватательные движения. Но в одном месте купа деревьев неистово тряслась и ходила ходуном, словно гигантская рука пыталась выдернуть стволы с корнем; куски непереваренной пищи вылетали из их распяленных ртов.

Воды эстуария взволновались, посылая на берег шипящие волны, и люди поспешно отодвинулись от воды.

Уэйли лежал у дверей амбара: земля тряслась, деревянная постройка угрожающе раскачивалась, а увечный предводитель никак не мог подняться на ноги.

– Что происходит?! – слабо воскликнул он. Лежа он не мог увидеть происходящего за амбаром.

Какой-то рыбак рядом с нами начал громко читать молитву, но голос его потерялся в реве, исходящем от холма. Все зрители в безумном страхе завопили.

Пляшущие на холме анемоны внезапно вырвались из земли и, закрутившись, словно на ободе огромного колеса, разлетелись по воздуху во всех направлениях.

Громкий рев перерос в оглушительный, но все мы в шоке продолжали стоять и смотреть.

И наконец земля расступилась, и невероятный монстр выполз наружу из недр холма.

Чудовище было больше, чем десять домов, составленных вместе, а высотой своей почти не уступало холму. У чудовища был тупой нос, окруженный ужасными сияющими лезвиями, и от этих лезвий отлетали целые деревья. Выбравшись из осыпающейся груды земли, оно ускорило ход и устремилось на нас.

Кто-то врезался в меня с безумным криком. Люди вышли из ступора и разбегались кто куда, а на них со всех сторон валились деревья. Многие бросились в ледяную воду и лихорадочно поплыли прочь, их страх перед монстром перевесил ужас перед смертельным холодом. Но некоторые остались стоять на месте, вознося к небесам молитвы об избавлении и показывая чудовищу пальцами знак Великого Локса.

– Харди! Харди!

Я понял наконец, что Чара дергает меня за руку. Мы побежали вдоль кромки воды к старой пристани и нашему коттеджу. На полпути я решил, что уже можно остановиться и посмотреть назад.

Я помню, что именно в тот момент мой страх перешел в любопытство. Чудовище, как я вдруг сообразил, вовсе не было разумным. Оно не охотилось за мной, оно вообще не охотилось на людей. Это была просто огромная движущаяся вещь, разрушающая все на своем пути, просто потому, что для того она и предназначена.

Амбар для сетей не составил для нее препятствия. Даже там, где мы стояли, рев был почти невыносимым, и Чара зажала ладонями уши. Теперь мы увидели эту штуковину сбоку: огромный, вздымающийся выше деревьев гладкий цилиндр, обмазанный коричневой глиной; в царапинах проглядывает серебристый металл.

– Чара! – заорал я, пытаясь перекричать шум. – Я знаю, это Звездный Нос! Машина из шахты на станции Девон!

Глаза ее стали совсем круглыми.

– Что она здесь делает?

– Наверное, под нами один из тоннелей! Машина вышла из-под контроля!

Звездный Нос продолжал упорно продвигаться по прямой, нацелившись носом на воды эстуария. Группа молящихся сообразила наконец, что Великому Локсу не устоять против монстра технологии, и ударилась в паническое бегство. Монстр пересек узкую полоску пляжа и наконец достиг воды.

Демонстрируя неожиданную отвагу, Кафф подбежал к гигантской, нависающей над ним машине, и яростно потряс кулаками. Крутящиеся лезвия коснулись воды, и фигура Каффа скрылась в облаке мельчайшей водяной пыли. Звездный Нос постепенно входил в эстуарий, и теперь я мог видеть торец машины, который запомнил на станции Девон: квадратные экраны, переключатели, контрольные рычаги.

Возле широкой канавы, оставленной монстром, Кафф стоял на коленях над изломанным телом отца.

Я совсем позабыл об Уэйли.

Мы все о нем забыли, кроме Каффа. Никто и не подумал ему помочь, когда увечный старик лежал у дверей амбара.

Я рванулся вперед, но Чара меня придержала.

– Лучше оставь их вдвоем, – сказала она.

Рев Звездного Носа становился глуше по мере того, как вода все выше охватывала его бока. Люди молча собрались на берегу, наблюдая за исходом чудовища. Наконец оно скрылось из виду, и только бурлящая поверхность воды отмечала его дальнейшее продвижение. Но вскоре вода успокоилась, и стало очень тихо, а мы стояли молча, почти не веря, что все это действительно произошло.

– И что теперь будет? – спросила Чара.

– Ну, я думаю, он просто умрет. Или утонет, или что-нибудь вроде этого, что случается с такими штуками. Во всяком случае, Звездный Нос не предназначен для работы под водой.

– Нет, не то… Что будут делать без него земляне?

Это был хороший вопрос, и за ним неизбежно следовала целая куча других вопросов.

По словам Елены, бандиты были уверены, что земляне собираются покинуть планету. Шахта – главная причина их присутствия в нашем мире, а теперь она будет бездействовать, пока Звездный Нос не выудят и не починят. Но захотят ли земляне это сделать, большой вопрос. Им не удалось избавиться от лоринов, и они вполне могли решить, что от нашего мира беспокойства больше, чем пользы.

Узнав о трагедии, люди начали стекаться к амбару. Кафф просунул руку под плечи отца, укачивая его, словно ребенка. Я увидел, что губы Уэйли шевелятся, и мы с Чарой пододвинулись ближе. Подходили другие жители Носса, из мужской и женской деревни, и скоро вокруг Каффа с отцом на руках возникло широкое людское кольцо, балансирующее на грани почтения и любопытства.

Уэйли продолжал шептать, но я не мог разобрать ни слова. Кафф кивал головой. Потом голова Уэйли откинулась назад, и рука его, лежавшая на плече сына, вяло соскользнула на землю.

Кафф бережно уложил отца и поднял глаза, затуманенные скорбью. Взгляд его рассеянно блуждал по толпе, пока не наткнулся на мои глаза… Внезапно все изменилось.

Кафф смотрел на меня оценивающе, с холодным расчетом.

Как будто предсмертные слова Уэйли дали ему надо мной таинственную власть.

НЕНАСТЬЕ

– Нам необходимо знать истину! Я предлагаю немедленно отправить депутацию на станцию Девон и потребовать объяснений от землян.

Станс обращался к жителям Носса со своего мотокара. Триггер стоял рядом с отцом. Кафф и Лонесса также забрались на платформу, не желая предоставлять Стансу случая полностью владеть настроениями толпы.

– Что делать народу Носса, решают предводители Носса! – гневно воскликнула Лонесса.

Станс прибыл вскоре после того, как Звездный Нос завершил свое черное дело. За мотокаром тащился на буксире прицеп, а в нем восседали охотники с копьями, одиннадцать человек общим числом. Мы с Чарой и Крейном как раз обсуждали последние события, когда я услышал знакомое «чух-чух», и Станс выкатился на пляж во главе своей команды. Он рванул тормозной рычаг, едва не врезался в толпу и остановился у кромки воды, подпортив впечатление о прибытии великого вождя.

– Решение за вами, разумеется. Я просто представляю вам факты, вот и все.

– Ты выбрал неудачное время, Станс, и сам это понимаешь. Приезжай завтра, тогда потолкуем.

Тут предохранительный клапан мотокара с громким шипением выбросил струю перегретого пара, и все присутствующие вздрогнули от неожиданности.

– Но завтра может быть уже поздно! – надсадно проорал Станс, заглушая шипение, а я подумал, что на сей раз мой дядя, как ни странно, прав.

52
{"b":"174353","o":1}