ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я поспешно пробрался сквозь толпу, вскочил на платформу, где меня встретили разъяренные взгляды лидеров, и обратился к Стансу:

– Вещь, которая убила Уэйли и разрушила амбар для сетей, называется Звездный Нос. Это земная машина, она работала в шахте, а теперь лежит на дне эстуария. Сомневаюсь, что станции Девон удастся достать ее и привести в порядок, а без Звездного Носа они не смогут добывать металл. Если же не будет металла, землянам незачем оставаться на нашей планете.

Станс подозрительно оглядел меня, судорожно соображая, где здесь ловушка.

– Ты уверен в том, что говоришь?

– Зачем мне лгать, Станс?

Лучше бы я молча кивнул, поскольку глаза дяди злобно сощурились. Он явно воспринял мою реплику как прозрачный намек, подтверждающий, что мне известно о его неполноценности.

– Я с тобой, Станс! – внезапно выкрикнул Кафф. – Эти ублюдки убили моего отца, и я намерен спросить с них за это. Нет, так просто они не отделаются!

Толпа встретила заявление юнца ревом восторга, и Кафф – наш новый предводитель – вспыхнул от удовольствия и расправил плечи.

– Клянусь пресветлым Фа! – завопил он. – Мы покажем земным отморозкам, что мы – сила, с которой необходимо считаться!

Мне не хотелось, чтобы потомки связывали меня с той кучей глупостей, которую накидают сейчас наши лидеры, поэтому я потихоньку спустился с платформы и нашел в толпе Чару.

– Давай раскочегарим наш мотокар, – предложила она. – Мы же не хотим пропустить этакое развлечение?

– Сегодня мы далеко не уедем.

– Но твой дядя Станс собрался в путь. Я думаю, они проведут ночь у мистера Мак-Нейла, и Станс будет изводить его в знак благодарности. Лонесса с Каффом тоже отправятся. Не могут же они допустить, чтобы Станс заключил отдельное от них соглашение с землянами!

Было уже далеко за полдень, когда два тяжело нагруженных мотокара отбыли наконец из Носса. Станс, который ехал впереди, заверил нас, что охотники останутся в Иаме, а вместо них на станцию Девон отправятся Ванда и другие старейшины. Копья охотников произвели неблагоприятное впечатление на жителей Носса, и во время дискуссии в толпе появились новенькие носские копья, которые держали перековавшиеся бандиты и их ученики. Возникла небольшая суматоха, и Станс, по-видимому, уловил намек.

Сумерки сгущались, где-то за низкими тучами вставал Ракс, и я уже начал нервничать, но тут впереди появились огни резиденции мистера Мак-Нейла. Мы с Чарой, Крейн и еще шесть человек из Носса ехали на обычной телеге, привязанной веревкой к мотокару. Это было лишенное всякого комфорта путешествие, но никто их нас не пожелал остаться на обочине истории.

Головной мотокар свернул на дорожку, ведущую к резиденции, и Крейн вздохнул:

– Уфф, какое облегчение! А я уже думал, Станс собирается ехать всю ночь. Хорошо им в кабине, а тут, того и гляди, околеешь от холода.

Обмотанные мехами и одеялами с ног до головы, мы неуклюже выбрались из телеги и поспешили в дом. Там было изумительно тепло, и все мы сразу воспряли духом и принялись оживленно болтать. Стансовы вояки уже слонялись по комнате, разглядывая земные артефакты. Ничей Человек – Иона – поздоровался с нами и сказал:

– Мистера Мак-Нейла нет дома.

– И неудивительно, – едко заметила Лонесса. – Должно быть, сейчас он уже взлетает на шаттле.

– В этом я сильно сомневаюсь.

Мне хотелось бы думать, как Иона, но отсутствие мистера Мак-Нейла зародило в душе сомнение. Именно сейчас, как никогда, ему следовало бы находиться здесь, чтобы внятно объяснить нам, что происходит, и успокоить взбудораженные умы.

– Так или иначе, – резко заявила Лонесса, – мы остаемся здесь на ночь.

– Я не могу вам запретить. Но прошу ничего не ломать и не портить.

– А тебе-то что за дело? Похоже, твоему дружку-землянину это жилье больше не понадобится.

И тут же раздался грохот: один из охотников случайно сшиб на пол какой-то круглый предмет. Бесшумно появилась Елена – в первый раз – и вернула земную вещь на ее подставку.

Я издал невольный возглас удивления, и Чара вопросительно взглянула на меня.

– Она выглядит совсем по-другому, – объяснил я, едва узнав в этой женщине изможденное, угрюмое существо, которое я привел в Носс. Елена округлилась, морщинки на лице разгладились, она казалась почти хорошенькой. – Гораздо моложе.

– На что только не способна любовь! – засмеялась Чара и шутливо ткнула меня в бок.

Станс снова закатил речь. Я не стану ее пересказывать, это была типичная дядина бессмыслица, исполненная в стиле ДАВАЙТЕ-ВСЕ-ОБЪЕДИНИМСЯ-ПРОТИВ-ОБЩЕГО-ВРАГА. Но аудитория приняла ее благосклонно, а Стансовы охотники впали в бездумный восторг. Я упоминаю этот малоинтересный эпизод только из-за Каффа, который наблюдал за оратором с довольно странной улыбкой… Словно ему была ведома какая-то жгучая тайна.

Но Кафф никак не мог узнать об изъяне Станса, и мне оставалось лишь теряться в догадках.

Мой дядя выполнил обещание: на следующее утро охотники высадились в Иаме, а вместо них в прицеп набились мужчины и женщины, отобранные скорее по глубине памяти предков, чем по своим деловым качествам. Все люди из Носса вздохнули с облегчением. Заляпанная грязью кавалькада тронулась с места и покатила к болотам, Станс по-прежнему во главе.

Дорога оказалась коварной, все ее ухабы и выбоины были залиты водой. На нашу телегу наспех поставили временный тент, который кое-как защищал от дождя, но не слишком. Мы с Чарой сидели обнявшись и закутавшись в меха.

– Спорим, что твоего дядю скоро придется выручать из беды? – хихикнула она.

По пути на станцию Девон Станса пришлось извлекать из грязи трижды. Кафф, который управлял нашим мотокаром, излучал торжество и сарказм; он дошел до того, что предложил иамцам усадить за румпель старую Ванду. Все прочие представители Носса испытывали куда меньше удовольствия, всякий раз отвязывая свою телегу, чтобы соединить веревкой обе машины.

Поздним утром мы добрались до длинного пологого подъема, и мотокары завели свое «чух-чух» на более низкой ноте. И вдруг за густым пыхтением я услышал кое-что еще: высокий, жалобно свистящий звук в сопровождении громыхания. Должно быть, и Станс услышал это, поскольку его мотокар затормозил и остановился. Кафф тоже остановил машину, мы откинули тент и принялись вертеть головами.

Звук, казалось, доносился с неба, но длился слишком долго, чтобы быть громом. За ливнем мы ничего не могли разглядеть. Звук постепенно утихал и вскоре прекратился, а мы поехали дальше.

– Это шаттл, – уверенно заявил Крейн.

Когда мы доехали до станции Девон, то за новенькой изгородью, которая тянулась так далеко, насколько хватало глаз, заметили чрезвычайное оживление. У изгороди толпилось несколько кочевников со своими локсами и повозками; люди заглядывали внутрь сквозь прутья тяжелых двустворчатых ворот, также совершенно новых. Смит и Смита были там и препирались с человеком, который стоял за воротами. Мы вылезли из телеги и присоединились к старым знакомым.

– Сожалею, но вам придется говорить со мной, – сказал землянин. Это был высокий худощавый мужчина в золотой униформе, явно чем-то взволнованный. – Мне поручили ответить на все ваши вопросы.

Смит пожал плечами и обернулся к Стансу. Мой дядя внушительно произнес:

– Я предводитель Иама и требую, чтобы ко мне вышел ваш старший офицер.

– А я предводитель Носса и требую того же, – поспешно добавил Кафф, изрядно смазав впечатление.

Лонесса открыла рот, намереваясь добавить свой голос на чашу весов, но здравый смысл возобладал, и она промолчала. Тут Крейн заговорил с внезапной силой:

– Что тут происходит, отморозок? Выкладывай. Зачем здесь изгородь? Зачем ворота?

Мужчина в униформе нервно сглотнул и заглянул в табличку, которую держал в руке, должно быть, желая освежить память.

– Как вам хорошо известно, станция Девон существует здесь много лет. И все это время ваш и мой народы работали вместе к всеобщей выгоде. Выгода – это ключевое слово. – Он смотрел поверх наших голов, адресуясь к падающему дождю, словно это избавляло его от необходимости думать о реальных живых людях. – Вы получили выгоду от применения нашей технологии. Вы получили выгоду также от возрастания ваших бартерных возможностей благодаря нашей плате за использование вашей земли.

53
{"b":"174353","o":1}