ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мы преждевидели, время от времени выходя из транса, чтобы перекусить и заняться любовью.

Я быстро проскочил периоды, где уже побывал, и начал спускаться глубже. Больше всего времени занимал поиск наилучшего перехода к предыдущему поколению. Чаще всего это была церемония первой трубки, где я мог использовать общие воспоминания, чтобы перейти от сына к отцу. Но прыжки через однообразные ситуации были крайне скучны и требовали повышенной концентрации, так что к полудню я обычно начинал ощущать переутомление. Чара держалась несколько дольше, хотя и не намного.

Я всегда считал, что Иам – довольно скучное местечко, и теперь мое впечатление только подтвердилось. В Иаме никогда не происходило ничего такого, чего бы уже не случалось в предыдущем поколении. Люди умирали, жили, занимались любовью и рождались, и тот же цикл повторяли их предки, поколение за поколением, и даже появление землян казалось малозначительным событием.

Все это выглядело невероятно бессмысленным и бесцельным.

– Послушай, – спросил я Чару. – Как по-твоему, зачем нас создали кикихуахуа? Просто для заселения этой планеты? Всего лишь для того, чтобы мы здесь существовали?

– Я все время думаю о том же и никак не могу понять. Какая-то бессмыслица! Все эти поколения просто поддерживают собственную жизнь и больше ничего не делают.

– Даже деревни почти не меняются. Мне казалось… – Я поискал слова. – Ну, я думал, что все будет меньше, что ли, чем глубже мы уходим в прошлое. Меньше домов, меньше людей. Я полагал, наше общество развивается со временем, как у землян, но это совсем не так. Неудивительно, что стилки вовсе не стремятся преждевидеть поглубже! Самое интересное поколение, какое я только видел, это наше собственное.

Я в очередной раз задумался, насколько же глубоко смогу проникнуть в память предков. А вдруг мое преждевидение внезапно натолкнется на непреодолимый барьер дефектного гена? Именно так и случается с большинством стилков. Или я все-таки доберусь до мистического первоначала, как обещает традиция моей мужской линии? Возможно ли, что я увижу самого Козла-прародителя?..

Тем временем мистер Мак-Нейл путешествовал от деревни к деревне. Мы держали с ним связь по радио.

– Я объясняю им всем, что шахта на станции Девон является идеальным убежищем, – докладывал мне мистер Мак-Нейл. – Места там предостаточно, а кондиционеры проработают гораздо дольше сорока лет. Единственная проблема – это пища. Я говорю им, чтобы они забрали с собой все съестное, что у них есть, включая домашний скот.

– Сомневаюсь, чтобы в какой-нибудь деревне было припасено больше, чем на год, – заметил я.

– Понимаю, – ответил он безнадежным тоном. – Мне кажется, они меня даже не слушают, возможно, как раз по этой самой причине. Но что еще я могу сделать?!

Я подумал, что дело не только в еде.

В позднее ненастье путешествовать очень опасно. Люди уже приготовились к стуже, и вдруг им говорят, что она продлится сорок лет и всем надо срочно идти на станцию Девон, где много места, но нет еды. И что же они, по-вашему, сделают?.. На мой взгляд, они либо не поверят землянину, либо проигнорируют его предупреждение. В любом случае люди останутся в своей деревне, и мистеру Мак-Нейлу это известно не хуже, чем мне. Чего же ради он рискует своей жизнью в такую погоду? Нет, это может быть только неизбывное чувство вины…

День уходил за днем, а мы с Чарой все продолжали преждевидение. Счет тоскливым поколениям был потерян уже давно. У Чары, по крайней мере, хранились в памяти такие оживленные события, как грум, и я ей завидовал. Иногда я ради развлечения сопровождал своих предков на охоте, но один лоут почти ничем не отличается от другого.

И наконец, при жизни невесть какого по счету поколения погода оказалась заметно холоднее. Сомнений не оставалось: стужи были все длиннее, а лето все короче.

Неужели я действительно добрался до шлейфа Великой Стужи?..

– О, я-то ушла поглубже тебя, – весело объявила Чара. – Ты еле-еле волочишь ноги! Там, где я сейчас, гораздо меньше людей и намного холоднее. Почти так же холодно, как в прошлом году. – Она перекатилась ко мне в постели и крепко поцеловала. – Мы приближаемся, любовь моя!

А через два дня я внезапно обнаружил себя в Паллахакси.

Видения затуманились, но это не был запрет. Похоже, эти дальние-предальние предки имели слишком примитивную и нетренированную память. Я видел обрывками кучки людей, укрывающихся в разрушенных домах, приход и уход грума, рыбную ловлю. Очень тяжелые времена. И очень, очень холодная погода.

Вечером я и Чара поделились нашими впечатлениями с Ионой.

– Паллахакси?

– Да, мы уходили все глубже и глубже, и в конце концов очутились там. Возможно, в храмовых преданиях все-таки есть зерно истины.

– Мне очень не хочется так думать, – сказал он.

– Между прочим, – отозвалась Елена. – Вы заметили, что в последние несколько дней появились путешествующие? Их много, у них локсы с повозками, и они направляются к северу.

– Нет, мы с Харди были слишком заняты в постели, – рассмеялась Чара. – Но это могут быть только люди из Носса! Выходит, до них наконец дошло, и они отправились в шахту, благодарение Фа.

– Какое-то время они продержатся, – заметил Иона. – А дальше как, без еды?

Мы горячо обсуждали эту тему, когда послышался очень высокий жалобный звук. Он приблизился к окну и стих. Елена радостно воскликнула:

– Мистер Мак-Нейл приехал!

Огромный землянин вошел тяжело и устало, дождевая вода стекала струйками с его блестящего пальто. Коротко кивнув, он направился прямо к буфету и налил себе стакан бренди. После этого мистер Мак-Нейл сбросил пальто на пол, опустился в свое любимое кресло и мрачно уставился на нас.

– Я зря потерял время, только и всего. День за днем я говорил с одними идиотами! – Спохватившись, он поспешно добавил: – Впрочем, не думаю, что земляне в подобных обстоятельствах вели бы себя намного лучше. Ладно, так или иначе, но большинство предводителей мне просто не поверили. А те, которые поверили, не захотели ничего предпринимать. Они сказали, что уже слишком поздно для путешествий, что вот-вот наступит стужа. Я напомнил им, что это не обычная стужа, и знаете, что я получил в ответ? Да-да, сказали они, мы все слышали и все запомнили. Словно это какое-то третьестепенное дело! Если бы я не знал вашу культуру, то мог бы подумать, что мозги стилков были специально промыты, чтобы они игнорировали очевидные факты.

– Или запрограммированы, – задумчиво произнес Иона. Оглядываясь назад, я понимаю, что нам следовало почаще вовлекать Иону в наши дискуссии. Он оказался единственным стилком, прожившим долгие годы бок о бок с землянами, и был способен, пускай и бессознательно, находить неожиданные параллели между нашими культурами.

– Я потерял не только последние дни, – признался мистер Мак-Нейл, вскипая внезапным гневом не хуже Станса. – Я потерял свое будущее! Что я тут делаю, если ничем не могу помочь? Сейчас я был бы уже на полпути к Земле… Боже правый, какого же дурака я свалял!

Я не мог вымолвить ни слова, чувствуя себя безмерно виноватым в непроходимой тупости собственного народа.

Но Чара порывисто подошла к мистеру Мак-Нейлу и схватила его огромную руку своими крошечными ладошками.

– Мы вовсе не считаем вас дураком, мистер Мак-Нейл! Мы думаем, что вы очень хороший и отважный человек, и наши потомки будут помнить вас всегда.

Он с удивлением посмотрел на свою руку, затем взглянул в лицо Чары, и что-то в нем неуловимо переменилось. Потом глубокие складки у его губ разгладились и тусклые глаза прояснились, словно мистер Мак-Нейл был каким-то образом исцелен.

– Спасибо, – поблагодарил он коротко. – Что пользы плакать над разлитым молоком? – У мистера Мак-Нейла была привычка изумлять нас земными идиомами. – В общем, все сводится к тому, что никто не проявляет интереса к шахте. Ну хорошо, мы признаем, что шахта не решает продовольственной проблемы. На станции Девон есть гидропоника, но она дает лишь немного свежих овощей. На всех все равно не хватит. – Он рассеянно запустил пальцы в шевелюру. – Не знаю, на что я надеялся! Наверное, на то, что Центральный сектор согласится вывезти вас отсюда, если все соберутся в одном месте. Или, по крайней мере, пришлет вам достаточно провизии. Но они не станут этого делать, разумеется. Земляне ушли навсегда, и дьявол с ними со всеми. – Складки на его лице опять углубились.

58
{"b":"174353","o":1}