ЛитМир - Электронная Библиотека

[193] Если офицер говорит "да" – значит, "да"; если "нет" – значит, "нет"; если "может быть" – значит, это не офицер. Если дипломат говорит "да" – значит, "может быть", если "может быть" – значит, "нет", если "нет" – значит, это не дипломат. Если девушка говорит "может быть" – значит, "да", если "нет" – значит, "может быть", если "да" – значит, это не девушка.

[194] В своих воспоминаниях Никита Хрущев приводит интересный эпизод: "Кто-то из командующих докладывал Сталину, жалуясь на кого-то из подчиненных. В ответ на жалобу вождь всех времен и народов ответил: "А вы ему морду набили? Морду ему набить, морду!"

[195] Самозарядная винтовка Токарева образцов 1938 и 1940 годов (СВТ-38, СВТ-40), а также 7,62-мм автоматический карабин системы Токарева АВТ-40 (огонь очередями) — модификации советской самозарядной винтовки, разработанной Ф. В. Токаревым. К началу войны произведено свыше 1 млн, в течение войны производство постепенно сворачивалось с прекращением в 1945 г. Довольно удачная. Наряду с другими трофейными образцами принята на вооружение Вермахта. Попавшая в руки финнам СВТ-40 стала основой для винтовки ТаРаКо (в серию, впрочем, не пошедшей). Основные недостатки – сложность в поизводстве и высокая себестоимость (выше, чем ручного пулемёта ДП, и на порядок выше, чем мосинской винтовки обр. 1891/30 г.). Требовала также некоторой квалификации при эксплуатации и качественного обслуживания, вследствие чего иногда считалась капризной и склонной к отказам.

[196] На самом деле т. н. "тройки НКВД" действовали – на республиканском, краевом и областном уровнях – в 1937-38 гг. Например, областная тройка была представлена секретарём областного комитета ВКП(б), начальником областного управления НКВД и прокурором области. Являясь внесудебным органом уголовного преследования, тройка могла выносить приговоры заочно, исключительно по метериалам, представленным органами НКВД, или даже без них – списком, переданным по телеграфу. Из документов – иногда один лишь приговор (совершенно секретно – хранить вечно), но чаще ещё и постановление об аресте, единый протокол обыска и ареста, один или два протокола допроса арестованного, обвинительное заключение. Следом в форме таблички из трёх ячеек на пол-листа идёт решение "тройки". Решение обжалованию не подлежало. Сведения о вынесении тройками оправдательных приговоров отсутствуют. Судя по всему, возможен был лишь перевод из I категории (расстрел) во II (лагеря). Заключительным документом в деле, как правило, являлся акт о приведении приговора в исполнение. Тройки отменены решением Политбюро ЦК ВКП(б) № П65/116 от 17.11.1938 г. По приговорам троек казнено 390 тыс. человек, ещё 380 тыс. — в лагеря.

[197] На самом деле, согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г. "Об утверждении Положения о военных трибуналах в местностях, объявленных на военном положении, и в районах военных действий" и "Положению о военных трибуналах", всё должно было происходить несколько иначе. Так, не менее чем за 24 часа обвиняемому должна была быть предоставлена копия обвинительного заключения, всему действу придавался вид реально судебного заседания – пусть и без адвоката, расстрельные приговоры полагалось исполнять не ранее чем через 72 часа после направления телеграфом уведомления об их вынесении "Председателю Военной коллегии Верховного суда Союза ССР и Главному военному прокурору Красной Армии и Главному прокурору Военно-Морского Флота Союза ССР по принадлежности". На расстреле должны были присутствовать комендант Особого отдела и прокурор, которые составляли акт о приведении приговора в исполнение. Хотя, по достоверным свидетельствам, многими из такого рода формальностей пренебрегали даже в 42 году, когда машина была запущена и набрала ход, что же говорить о 41-м. Случаев самосуда также отмечалось немало в течение всей войны. Не говоря уж о том, что в исключительных случаях командир элементарно обязан был (как, впрочем, и сейчас) использовать, при необходимости, и физическую силу, и оружие.

[198] Полагаю, с тех ещё времён повёлся распространённый впоследствии в СА обычай не только "достойно встречать" приезжих военачальников (банкетом и подарками), но и услужливо подкладывать под них "временных подруг". Причём это вовсе не считалось взяткой – так, правило хорошего тона. В крупных штабах всегда держали для этой цели нескольких пригожих дам, с виду приличных, но не удручающе тяжкого поведения. У некоторых "инспекторов", приезжавших часто, имелись даже свои "любимицы" из их числа. Во всяком случае, в 70-80-е годы прошлого века это было именно так. Случалось, впрочем, и жён подкладывали под начальников, и сами жёны подкладывались – но это скорее как исключение, причём достаточно редкое.

[199] Многие апологеты Маршала Победы со слюнями изо рта пытаются доказать, что он-де, был непьющий, и женщинами почти не интересовался. Однако в 1929 году, командуя кавалерийским полком в Минске, Георгий Жуков получил выговор по партийной линии с формулировкой"… за пьянство и неразборчивость в связях с женщинами…". В те – достаточно терпимые ещё – времена для этого надо было реально что-то сотворить. Однако личная жизнь на то есть личная жизнь, чтоб в неё не лезть, особенно в таких случаях. Поэтому от прочих подробностей такого рода воздержусь.

[200] "Воспоминания и размышления" – мемуары Г. К. Жукова, написанные им самим и впервые изданные в 1969 г. В 1974 г., уже после смерти автора (18.06.1974), изданы во второй раз, с существенными изменениями. Считались каноническим трудом на данную тему. В сущности же, как сказали бы сейчас, скорее автобиографическая АИФ с ГГ – Мартисью. Плюс подверглись существенной идеологической обработке со стороны сусловских воробышков (идеологического отдела ЦК КПСС).

[201] Как вспоминали Булганин и Василевский, узнав, что Жуков объявляет себя ещё и сталинградским героем, Сталин прищёл в ярость. Поэтому в приказе (Министра вооружённых сил Союза ССР, то есть Сталина, и за его подписью № 009 от 09.06.1946 г.) о снятии Жукова с ряда постов, среди прочего, особо указано: "Было установлено, далее, что к плану ликвидации сталинградской группы немецких войск и проведению этого плана, которые приписывает себе маршал Жуков, он не имел отношения: как известно, план ликвидации немецких войск был выработан и сама ликвидация была начата зимой 1942 г., когда маршал Жуков находился на другом фронте, вдали от Сталинграда. Было установлено, дальше, что маршал Жуков не имел также отношения к плану ликвидации крымской группы немецких войск, равно как и проведению этого плана, хотя он и приписывает их себе в разговорах с подчиненными. Было установлено, далее, что ликвидация корсунь-шевченковской группы немецких войск была спланирована и проведена не маршалом Жуковым, как он заявлял об этом, а маршалом Коневым, а Киев был освобожден не ударом с юга, с букринского плацдарма, как предлагал маршал Жуков, а ударом с севера, ибо Ставка считала букринский плацдарм непригодным для такой большой операции." Тем не менее, в "Измышлениях" Жуков опять наше всё, включая и Сталинград, и Корсунь, и Крым, и рым, и попову грушу. Воистину, как говаривала моя бабушка, царствие ей небесное, иному "хоть ссы в глаза – всё божья роса".

[202] 22 июня 1941 года Пинск оказался в своеобразной "тени" советско-германского фронта, потому что части, блокированные в Брестской крепости, оказали ожесточенное сопротивление 45-й пехотной дивизии противника, задержав её продвижение на Пинском направлении на семь-восемь дней. Но и без немцев, приняв в ночь на 28 июня 1941 года шум двигателей четырех советских танков, двигавшихся по шоссе Кобрин – Пинск, за немецкую танковую колонну, сухопутный гарнизон и партийное руководство Пинска (во главе с первым секретарем А. М. Минченко) покинули город, никого не поставив в известность.

117
{"b":"174374","o":1}