ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
  • Подземная война
    Кредит по-русски. Как уменьшить выплаты и не попасть в финансовый коллапс
    Юрис Подниекс. Тайна гибели документалиста, который снял развал СССР
    Наука логики. С комментариями и объяснениями
    Нежные слова
    Хранители Древних Знаний. Тайна переписки Даррунга
    Sapiens. Краткая история человечества
    Бумажный лебедь
    Инспектор Черный Кот
  • Невидимые женщины. Почему мы живем в мире, удобном только для мужчин. Неравноправие, основанное на данных
    Хелл. Обещанная усем любофф
    Ледяное сердце
    Юридическая грамотность для всех
    Вызов принят!
    Гардероб наизнанку. Как индустрия моды уничтожает планету и для чего нужно вывернуть свой шкаф
    Польша. Полная история
    Женщина в голубом
    Хранительница дракона
  • Расширить сознание легально. Не пора ли сбросить овечью шкуру?
    Знакомим детей с человеческим организмом. Сказки, рассказы, игры, стихи, загадки для детей 6–9 лет
    28 мгновений весны 1945-го
    Другая смерть
    Сердце Дракона. Книга 9
    Мактуб. Книга 1. Ядовитый любовник
    Разбуженные герои
    Невероятные происшествия в женской камере № 3
    Ермак. Поход
  • Ворон и чайка
    Если я буду нужен
    Случай из практики. Караванная тропа
    Мамочка, не кричи! Воспитание без крика и маминых истерик
    Оркестр меньшинств
    Энциклопедия лечения зрения без лекарств
    Ретроград-2
    Вторая жизнь Уве
    Академия Магических Талантов. Тайна янтарного дракона
  • Пикник у Висячей скалы
    Дана Мэллори и дом оживших теней
    Запретное место
    Золушка за тридцать
    Алфи, или Счастливого Рождества
    Эдуард Стрельцов – гений русского футбола
    Зеркальные числа
    Летающий цирк
    Дзен московского олигарха
  • Преступление в десять карат
    MBA в картинках. Два года бизнес-школы в одной книге
    Пока ложь не разлучит нас
    Счастливый вечер
    Высшие. Искушение наставника
    Близнецы в школе Сент-Клэр
    Завтрак с Эйнштейном. Экзотическая физика повседневных предметов
    Мой лёд, твоё пламя
    Тайный Санта

Спрыгиваю буквально в объятия Коли – он здоровенный парнище, за сто восемдесят. Сантиметров. И стать – не как у меня. Однако "хейнкелям" наша стоянка, похоже, не интересна, ну ни капельки. Идут по ниточке, определённо на боевом курсе, но в стороне. Невысоко. На полутора где-то. Вторая четвёрка аккурат подоспела, так и вьётся вокруг да около. Хорошие ребята. И то… Кто не умел, всех повыбило уже. Остались, кто могёт, ну, или особо талантливые – кто по ходу научился. Головной "хейнкель" горит. Но строй держит. Нет, кто скажет, что те немцы поголовно трусы да дураки были – плюньте тому в рожу. Бомбы с полутора тысяч недолго летят – рвануло неслабо. Здорово в стороне, однако, и от нас, и от ВПП. Но – море огня. А Коля вроде как не очень этим расстроен. Ах, вот оно что. Там, оказывается, всю негодную технику расставили. Собственно, фюзеляжи одни. Ту пару "пешек", конечно, что я в самом начале заприметил. Когда впервые прилетел. Сюда. И много ещё чего. Всего и всякого. Замаскировали – но так, чтоб не вовсе незаметно было. Бочек – с отработавшим маслом большей частью – понаставили. Для больше дыма и огня. Зато основная ударная сила – двадцать с чем-то, число меняется постоянно, вот и сейчас из четырёх пара садится, "чаек" – на противоположной стороне. Лётного поля. И замаскированы – не в пример. Технари, кстати, за это время всё, что в принципе можно было. Восстановили. Молотки.

Двигаем с Жидовым на КП. Тот молчит. Похоже, свыкся-смирился. Со всоеобразной манерой ведения боя. Мною. Так, немного покосил глазом. Грустно так. Потом поматерился чуток – но вроде как про себя. Молиться надо. А не материться. После такого. Что выжили. Сам бы молился – да жаль, не верующий.

На КП – он в сторонке теперь, от строений-то, щель с телефонами, вот и весь комфорт, плюс цырик у знамени – нелетающая братия с замполитом во главе. Обком закрыт – все ушли на фронт. Действительно, Сиротин не выдержал и повёл четвёрку. Ту, что нас сменила. Типа, выздоровел уже. Нам приказал в боеготовности. Быть. Ждать. Замысел, оказывается, такой – чтоб немцы аэродром типа разбили, а на самом деле чтоб он навроде аэродрома подскока работал. Втихую. Ну там, заход на посадку только за тридевять земель и подольше на бреющем, взлёт аналогично. Радиосвязь изжить, как класс. Во избежание. Перехвата и демаскировки. Благо телефония работает. С Пинской флотилией наладили, а со штабом фронта какая-то линия со старых времён сохранилась. Кабельная, что ли. Глубокого залегания. Не то ВЧ. По-моему, в это время была уже.[218] Поинструктировали ещё чтоб тихо сидели и не высовывались, особенно когда стратег на высоте проходит. И ещё чтоб если сирена – все по щелям. Значит, ВНОС гостей заприметил. На подходе. Ракетами чтоб сигнальными – тож ни-ни. Нас тут нет.

Потом бойцы какие-то лётчика немецкого привели. А может, стрелка. Унтер. Оказывается, батальон тот, сводный, не весь ушёл. Часть осталась, вроде дополнительной охраны. Не до нас с Жидовым стало, похоже, ну, штабным – да и ладно. Не очень-то и хотелось.

Вернувшись на стоянку, наблюдаю поучительное зрелище. А именно извлечение мейджера Сиротина из кокпита. Вчетвером, только что без талей обошлись. С полиспастами и прочей грузоподъёмной хренью. Без малого полная такелажная операция. Его, оказывается, в ягодичную мышцу угораздило. Ну, пару дней ещё тому как. Не так чтобы сильно, однако болезненно. То-то, смотрю, он всё на ногах да на ногах. Переминается. Но всё ж не утерпел. И отлетал – вполне. Полтора "хейнкеля" завалил. В смысле, всего трёх, но в паре. Из пяти, не считая повреждённых. Разной степени тяжести. Неплохо. Плюс "мессер". Прикрытия. Когда даже, к примеру, тот же "фридрих", при всех его несомненных, оказывается вынужден в бой вступать, его преимущества несколько нивелируется. Это, liebe Herren, не свободная вам охота, отнюдь…

Коля, возбуждённо поблёскивая орлиным взором, сообщает скорбный диагноз нашего ероплана. Вердикт – высушить и выбросить. В смысле, на запчасти. Не, движок на сей раз почти даже и не вовсе изнасилованный. Центроплан, фюзеляж, растяжки, плоскости – просто удивительно, как за один полёт можно с ними сделать такое. Объясняю. Как хитрым изворотом от "мессеров" ускользал, как потом в вертикаль шёл не по-людски, с точки зрения сбережения матчасти, а потом ещё приложило меня – непонятно чем. Дважды причём. Показалось, взрывной волной, что ли? Может, "юнкерс" подорвался. На бомбах. Своих же…

Коля, однако, сообщает удивительные вещи. "Юнкерс" тот, ну, первый ведущий, реально взорвался. Причём до того нешутейно, что не чаяли и меня увидеть больше. И тут же второй, тот, что правый ведомый. С ним непонятно – то ли сдетонировал, строй-то плотный был, толи в него ведущий "мессер" впендюрился. Ну, тот, что второй пары. Уж очень мощно передний их грохнул. Волной. Левый же ведомый "юнкерс" свалился на крыло – и до земли.

Пока Жидовскую машину обслуживали – надо же, почти целенький вышел – повёл Коля с новой птичкой знакомиться. Номер уже проставлен. Оружейник, который художник – чёрт, узнать надо, как зовут – жабку дорисовывает. По правому борту. Нормальная машинка. Движок, однако, М-62, и внизу вместо БС пара ШКАСов. "Опускаюсь я, патриции, дую горькую с плебеями".

Через десяток где-то минут некоторая ясность. Обозначилась. Раздался взрыв. Потом ещё. Затем пробежал цирь с воплями "чёртовы яйца". Вот оно что, оказывается. Была у немца и такая хрень. Мелкие бомбы специально для аэродромов. Небольшие – по паре кило каждая – буквально россыпью засеивали, тот же "юнкерс", ну, восемьдесят восьмой, их до тысячи брал. Взрыватель хитрый – тройного действия. То есть, мог работать как ударный, мог по таймеру, и ещё, с задержкой, при изменении местоположения. Фактически предтеча систем дистанционного минирования. Кассетная причём даже. Немцы вообще в ту войну много чего понапридумывали. Начнёшь перечислять – просто диву даёшся. А наши всё равно лучше оказались. Так уж получилось.

Фрицы потом сами от их применения отказались. Слишком заковыристый взрыватель нередко детонировал на земле, в полёте, или сразу после сброса. Или так, как в этот раз. Одной очередью сразу пару. Слава богу хоть не сразу сдетонировало. Видимо, какая-то хитрая хрень с замедлителем. Взрывателя какой-то из бомб. Чудом не спёкся в этот раз…[219]

Плюс ещё тот, что сам свалился. Если тяжело груженная машина на крыло завалилась, без виража, от взрывной волны, или по ошибке пилотирования, её не так-то просто вывести. Тем более на полутора хилых тысячах. А может и повредило что… Поди спроси теперь.

Обед принесли в судках – прямо на стоянки. Высоко-высоко прополз стратег-разведчик, оставляя истаивающую макаронину инверсионного следа. Пусть видит, как у нас тут плохо и нет никого. Всё, типа, горит, а что не горит – дымит. Густо и по-чёрному. Бойцы ещё расстарались, умудрились дополнительные воронки нарисовать. — По моим эскизам, — гордо изрёк оружейник-недохудожник, оказавшийся Ромой. Романом, то есть. Разумно. С высоты не очень-то разберёшь. Даже с тысячи, а уж с восьми… А и то правда, надоели эти налёты. Пора бы и чем ни есть продуктивным заняться. Потери, кстати, минимальные. Сбитые наши все попрыгали, и даже приземлились без потерь. Трудоспособности. Неподалёку – что существенно – от собственного аэродрома. Кроме того рыжего парня, ведомого Харитоновского. Это он тогда с "церштёрером"… в лоб повстречался… Вечная слава и память.

Запас матчасти, однако, тоже имется некоторый. Теперь пара машин всего осталась бесхозной, зато все – на крыле. Двадцать три пайлота. По нонешним скудным временам не в каждой дивизии столько наберётся. Повоевавшей, разумеется. Причём салаг нет. Все уже с опытом. Пусть и разным.

Около трёх завыла сирена, мы – по щелям, что солдатики из БАО рядом со стоянками понарыли да замаскировали, как водится. Снова "церштёреры". Восьмёркой. Типа контролька. Отбомбились по авиакладбищам, где наши пару кадавров вновь успели уже в некое подобие исправной техники превратить, потом штурмовкой прошлись. Полосу не трогали – видно, какие-то планы насчёт неё. По ним – ни зенитки, ничего. Молчат, как майские рыбы об лёд. Хотя где-то по батарее имеется, и таких, и таких. В смысле, и 85-мм,[220] и 37-мм.[221] Плюс счетверёнки. Шульмейстеровы ещё запасы. Нахомяченное.

66
{"b":"174374","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
  • Протокол. Чистосердечное признание гражданки Р.
    В клетке. Вирус. Напролом
    Добро пожаловать в Ард! На осколках прошлого
    Девятый Дом
    Девочка на шаре
    Инсайдер 2
    Эгоистичная митохондрия. Как сохранить здоровье и отодвинуть старость
    Титаник
    Доктор, все идет из детства? Психология воспитания и терпения
  • Роковое обещание
    Тотальный детокс. Как научиться устранять причины недугов, чтобы не бороться с их последствиями?
    Горькие шанежки<br />(Рассказы)
    45 татуировок продавана. Правила для тех, кто продает и управляет продажами
    В паутине иллюзий
    Хранитель кладов
    Lagom. Секрет шведского благополучия
    Книга церемоний. Шаманская мудрость для пробуждения сакрального в повседневности
    В клетке. Вирус. Напролом
  • Восемь идеальных убийств
    Добро пожаловать в Ард! На осколках прошлого
    Гадский гаджет
    Место под солнцем
    Отель «Перекрестки Миров»
    Когда вся ночь опустится на нет
    Наука о сексе. Универсальные правила. Часть 1
    Времена оттепели прошли
    Тушеная свинина
  • Увидимся в темноте
    Инквизитор
    Нескучная классика. Еще не всё
    Проданная
    Бумажный мальчик
    Дневник «Эпик Фейл». Мы снова встретились!
    Машина страха
    Госпиталь брошенных детей
    Это же любовь! Книга, которая помогает семьям
  • Джедайские техники. Как воспитать свою обезьяну, опустошить инбокс и сберечь мыслетопливо
    Инквизитор. Часть 6. Длань Господня
    Любовь к себе. 50 способов повысить самооценку
    Звонок для учителя, или Лес рук
    Хрупкое равновесие. Книга 3. Статус-кво
    Все свободны. История о том, как в 1996 году в России закончились выборы
    Крайон. Лунный календарь 2021. Что и когда надо делать, чтобы жить счастливо
    Фиктивный Муж
    Оркестр меньшинств
  • Безмолвный пациент
    Обманщик, обманщица
    55 историй любви в заметках филолога. Кто вдохновлял известных писателей
    Мальчик с одним именем
    Незваные гости в городе Идеал
    Искупление
    Следующая пандемия. Инсайдерский рассказ о борьбе с самой страшной угрозой человечеству
    Первый закон. Трилогия
    О колдунах, женщинах и злобной мебели