ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но стоило ему оглядеться, как его постигло разочарование, особенно обидное после всего, что пришлось пережить. Он очутился на маленьком островке, отделенном от основного лесного массива трясиной шириной почти в сто футов. Островок был около тридцати футов длиной и двадцати пяти — шириной. Его растительность составляли пять деревьев, самое высокое из которых было около тридцати футов. Больше здесь не росло ничего.

Разочарование сменилось надеждой. У него в рюкзаке был маленький топорик, а общая высота деревьев, если их сложить вместе, составляла более ста футов. Вполне достаточно. Но радость быстро померкла, едва он представил, как будет рубить деревья, очищать их от сучьев, крепить между собой и, наконец, располагать там, где нужно. Эта была непростая и трудоемкая задача.

Джеймисон сел на землю, впервые обратив внимание на тупую боль во всем теле, особенно в плечах, и изнуряющую жару. Солнце — белый шар с размытыми туманным небом краями — стояло в зените. Это означало, что на этой медленно вращающейся планете до темноты оставалось еще около двенадцати часов. Он вздохнул, сообразив, что лучше воспользоваться относительной безопасностью островка, чтобы немного передохнуть. Хорошо помня недавнее нападение гигантской птицы, он тщательно выбрал место и устроился под густым навесом веток одного из деревьев. Растянувшись на влажной земле, он прикрылся листьями.

Здесь было не так жарко, хотя солнце кое-где и пробивалось сквозь листву. Ярко-белое небо слепило глаза, и он прикрыл их. Наверное, он задремал. Когда он открыл глаза и поискал взглядом солнце, оно оказалось гораздо ближе к горизонту. Значит, прошло не меньше двух—трех часов. Потянувшись, Джеймисон понял, что сон пошел ему на пользу. Он чувствовал себя отдохнувшим, да и боль утихла. Вдруг он замер от неожиданности. Увиденное так поразило его, что он на мгновение потерял дар речи. Через трясину, разделявшую его островок и большую землю, был проложен мост из деревьев, каждое из которых было больше и прочнее тех, что росли рядом. Когда Джеймисон вновь обрел способность соображать, ему стало ясно, кто мог проделать такую колоссальную работу так быстро. Хотя его догадка оказалась верной, у него все же екнуло сердце от первобытного страха, когда он увидел синий ящероподобный силуэт извала и встретился взглядом с тремя глазами серо-стального цвета. В голове у него зазвучало:

“Тебе нечего бояться, Тревор Джеймисон. Поразмыслив над твоими словами еще раз, я пришел к выводу, что они не лишены определенного смысла. Я решил пока тебе помочь и…”

Хриплый смех Джеймисона прервал извала:

— На самом деле ты столкнулся с чем-то, что оказалось тебе не по зубам. Поскольку ты разыгрываешь альтруизм, мне, видимо, стоит подождать и выяснить, что произошло.

Он взял рюкзак и направился к мосту:

— Как бы то ни было, у нас впереди долгий путь.

2

Гигантская змея тяжело выползла из джунглей в десяти футах от моста и тридцати от извала, уже перебравшегося на большую землю.

Джеймисон, находившийся примерно на середине моста, сначала заметил движение высокой фиолетовой травы с острыми концами багряного цвета и замер на месте, едва из травы показалась широкая безобразная голова и первые двадцать футов желтоватого блестящего тела толщиной не менее ярда. Какое-то время голова змеи была повернута в сторону Джеймисона, и ему показалось, что ее маленькие поросячьи глазки сверлят его холодным безучастным взглядом.

Джеймисон похолодел от ужаса и в то же время разозлился на свое невезение, столкнувшее его со смертельной опасностью, когда он так беспомощен. Парализованный взглядом горящих глаз змеи, Джеймисон не мог пошевельнуться; все его тело застыло в огромном напряжении. Но это спасло его. Безобразная голова повернулась в сторону и сосредоточила свое внимание на новом объекте — извале, несомненно заинтересовавшем ее больше Джеймисона. Джеймисон слегка расслабился. Обращаясь к извалу, он с издевкой произнес:

— Я полагал, что извалы, читая мысли, могут чувствовать приближение хищных животных.

Извал не ответил. Чудовищная змея выползла на поляну: ее плоская рогатая голова, тускло отсвечивая, плавно покачивалась над извивающемся кольцами телом. Сознавая, что он не в силах противостоять этому чудовищу, извал потихоньку пятился назад.

Немного успокоившись, Джеймисон опять обратился к извалу:

— Тебе может показаться интересным, что мне, как ведущему ученому Межзвездной военной комиссии, поступил недавно доклад об Эристане-II. По мнению нашей исследовательской экспедиции, целесообразность использования этой планеты в качестве военной базы весьма сомнительна. Это обусловлено двумя причинами: наличием на этой планете самых плотоядных растений во Вселенной и вот этих малюток. Здесь миллионы и тех и других. Каждая змея на протяжении своей жизни дает потомство, исчисляемое сотнями. Общее количество змей ограничено только запасами пищи, которой является практически весь остальной животный мир. Именно поэтому их невозможно уничтожить. Их размеры достигают ста пятидесяти футов в длину, а вес — около восьми тонн. В отличие от других хищников планеты эти змеи охотятся днем.

Продолжавший пятиться извал, которого отделяло от змеи уже пятьдесят футов, на этот раз отозвался:

“Появление змеи действительно удивило меня: ее привело простое любопытство, вызванное необычными звуками. У змеи не было желания убивать. Но в данном случае это не важно. Важно то, что она здесь и что она опасна. Она не уверена, что может со мной справиться, но взвешивает свои шансы на победу. Естественно, этот процесс мышления носит самый примитивный характер. Несмотря на ее очевидный интерес ко мне, опасность в основном грозит тебе и никому другому”.

Джеймисону было не до шуток.

— Не обольщайся насчет своей безопасности. Тело этой подруги — сплошные мышцы, и, если она бросится, она пролетит первые триста—четыреста футов как стальная пружина.

“Я могу пробежать четыреста футов быстрее, чем ты сосчитаешь до десяти”, — самонадеянно ответил извал.

— В эти джунгли? Двадцать футов вглубь — и почва там вязкая, как мат. Вернее, как несколько матов, положенных один на другой. Кроме того, хоть я и уверен, что ты сможешь протащить свое огромное тело сквозь заросли, но сомневаюсь, что тебе удастся сделать это быстрее змеи, тело которой приспособлено именно для этого. Конечно, в таких зарослях она может потерять столь мелкую добычу как я, но что касается тебя…

“А почему, — перебил извал, — я должен как глупец бежать в джунгли, если я запросто могу свернуть в сторону?”

— Потому, — холодно ответил Джеймисон, — что тогда ты сам заманишь себя в ловушку. Если я правильно помню, как выглядел этот участок земли с воздуха, джунгли постепенно подходят к самой воде. Я бы не стал рассчитывать на то, что змея этим не воспользуется.

После очевидного замешательства извал спросил: “А почему бы тебе не пустить в ход свое оружие и не спалить ее?”

— И переключить на себя ее внимание, не успев добраться до мозга в ее покрытой броней голове? Эти змеи живут здесь всю жизнь и передвигаются в трясине так же свободно, как и по земле. Извини, я не могу пойти на такой риск.

Последовавшее молчание было напряженным и выдавало нерешительность. Однако долго медлить было нельзя, и извал это понимал. Наконец он неохотно спросил:

“Что ты предлагаешь? Только быстро!”

Джеймисона покоробило, что опять, в который раз, извал обращался к нему за помощью, зная, что тот не откажет, и ничего не обещая взамен. Но времени торговаться не было. Его мысли были четкими инструкциями:

— Мы должны действовать сообща. Прежде чем нападать, змея начнет раскачивать головой. Этим движением почти все известные во Вселенной рептилии пытаются загипнотизировать свою жертву. Фактически это отчасти и самогипноз, позволяющий змее сосредоточить все свое внимание на намеченной жертве. Через несколько секунд после того, как она начнет раскачиваться, я выстрелю в область глаз, и ее зрение будет повреждено. Ты тут же прыгнешь ей на спину — тут же! Ее мозг расположен сразу позади рога. Возьми ее там в клещи, прокуси, если удастся, а я буду отвлекать внимание выстрелами в туловище. Началось!

3
{"b":"174391","o":1}