ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

“Уверяю тебя, все было не так уж страшно; Он ударил меня три раза, но ты же знаешь, что ему самому было гораздо больнее. Он чуть не вывернул себе суставы на пальцах, поэтому перестал драться и со злости пошел выпить. А как ты провел день?”

“Я сегодня постоянно курсировал между Лейном и Рейдом и при этом время от времени посматривал, что делается в их пусковых ангарах. Мы почти уверены, что они сейчас принимают какие-то важные решения, поэтому должны знать каждый шаг Лейна — особенно в последующие несколько дней. Я думал, ты сидишь в своей комнате в полной безопасности, а тут…”

Наблюдатель прервал связь, как только увидел, что к группе ребят приближается Ли Дэвид. Он первым заметил его появление благодаря своей способности видеть в темноте. Услышав чьи-то шаги, ребята нырнули было в тень деревьев, но, узнав своего лидера, с облегчением зашушукались и пошли навстречу. Ли сразу приступил к делу:

— Бад, ты остаешься здесь. Когда придет наш свидетель, мистер Артур Лаурье, скажи ему, куда мы направились. Сэк, Бад?

— Ты хочешь сказать, что я не пойду вместе с вами? Но мне хотелось бы увидеть, что вы будете делать… — В голосе мальчика звучало неподдельное разочарование.

— По нашим правилам, — назидательно сказал Ли, — дети не должны присутствовать, когда их родителей “наставляют на путь истинный”. Понял?

— Сэк, — послушно ответил Бад.

— Пошли, джэбберы! — Вытянувшись в цепочку, ребята направились по боковой дорожке вдоль улицы. Не было произнесено ни единого слова. Все глуше становились звуки удаляющихся шагов.

Оставшись один, Бад протелепатировал отцу:

“Почему ты не пошел за ними — ты потом рассказал бы мне все, что видел?”

“Только не сейчас — Отец был серьезно обеспокоен. — Пойми, самый важный для нас участок именно здесь. Моя единственная задача, связанная с тобой, — это защитить тебя, если случится что-нибудь непредвиденное, до тех пор, пока не будет отменена твоя разведывательная миссия на этой планете. Но, помимо этого, моя основная задача — постоянное наблюдение за Лейном, который, по-видимому, является для нас ключевой фигурой. Мы должны знать о каждом его шаге, поэтому, прошу тебя, оставайся здесь, пока я перенесусь к дому Лейнов и понаблюдаю за теми, кто выходит из “подземки”. Обычно лифт доставляет людей на поверхность каждые пятнадцать минут, но иногда подключаются два—три грузовых подъемника, чтобы пассажиры не скапливались. Я должен убедиться, приехал ли Лейн домой или еще задерживается на работе. На это потребуется около трех минут и плюс минута на возможную задержку лифта. В общем через пять минут я уже буду над баром и посмотрю, чем кончится дело”.

“Пожалуйста, поторопись, отец, — попросил сын, — ведь мне придется жить с этим человеком под одной крышей еще несколько дней…”

“Да, ты прав. Сделаю все, что могу, сын”.

Поскольку в своем невидимом состоянии Наблюдатель был всего-навсего спроецированным энергетическим символом, то он со скоростью мысли преодолел расстояние до дома Лейнов и оставался там, как и планировал, не больше пяти минут. Лейн так и не появился, и Наблюдатель перенесся к бару, куда всего за минуту до него пришли ребята во главе с Ли. Он увидел, как от группы отделились двое и вошли в помещение бара. Наблюдатель узнал знакомые фигуры Майка Саттера и Большого Альберта. Он почувствовал внутреннее волнение оставшихся ребят еще до того, как услышал чей-то вопрос:

— А мистер Джагер, надеюсь, не набросится на Майка? — Видимо, это тревожило и всех остальных.

Пройдя через полутемный вестибюль, Майк оказался в затрапезном пивном зале, где в синем от дыма воздухе гремела музыка электронного синтезатора. Майк подошел поближе к столу, за которым расположился Джагер со своим собутыльником, и стал ждать, когда утихнет музыка. Как только наступила пауза, Майк заговорил:

— Мистер Джагер! — Его юношеский голос прозвучал вполне мужественно и даже внушительно, что привело к неожиданному результату. Растерявшийся Джагер вскочил из-за стола, решив, что его окликает какой-то начальник. Стул опрокинулся, и он очутился на полу. Но и его распростертое тело выражало почтительное внимание к словам “важного лица”:

— Да, сэр. В чем дело, сэр? — Сумев, наконец, овладеть собой, он понял, что это не кто иной, как сопливый мальчишка Майк! От стыда и ярости Джагер не мог пошевелиться и, вздрагивая от бессильной злобы, слушал, как Майк продолжает говорить:

— Мистер Джагер, группа “Красная Кошка” ждет вас на улице и настоятельно требует, чтобы вы вышли к нам. Мы хотим поговорить о вашем сыне, Баде.

Эти слова подстегнули Джагера: в его налившихся кровью глазках сверкнуло подобие мысли. Но в этом человеке было слишком уж много бессмысленной злобы и униженности, и это не позволяло надеяться даже на малюсенький жест доброй воли с его стороны. Некоторое время он не давал гневу вырваться наружу, но потом… Прикинув, как избежать позора и издевок собутыльников, он вернул себе и стулу вертикальное положение, сел, откинувшись на спинку, и взревел, как бешеный бык:

— Это ты, сопляк, ко мне обращаешься? — Его голос перекрыл работающий на всю мощь синтезатор. Не дожидаясь ответа, Джагер набросился на Майка.

Будь в зале светлее, Джагер сумел бы вовремя разглядеть, что его противник — отнюдь не “сопляк”, а крепкий юноша, зорко следящий за каждым его движением. Но Лен Джагер, к тому же уже изрядно нагрузившийся, вообще был не из тех, кто способен трезво оценивать и просчитывать свои действия. И за какие-то минуты он испытал второе поражение: Майк ловко увернулся, и Лен, потеряв равновесие, плашмя хлопнулся на пол. Хлопнулся с такой силой, что если бы он был сосудом с водой, то залило бы весь зал. Так почти и было — он булькал от слепого гнева. Смех в баре мгновенно смолк. Жестоко уязвленный Джагер, пошатываясь, встал на ноги и, зарычав, опять пошел на Майка. Юноша выманивал его в вестибюль и, увидев, что вконец обезумевший Джагер следует за ним, как бык за тореадором, жестом велел Альберту открыть дверь на улицу. Джагер полностью утратил представление о времени и — главное — пространстве: перед ним что-то смутно мелькало, он бестолково кидался из стороны в сторону, размахивая кулаками и, поскользнувшись, вновь грохнулся на пол. Даже для такого привычного к пьяным дракам человека это было слишком. Несколько раз Джагер безуспешно пытался встать, но, видимо, совсем обессилел. Прижавшись щекой к грязному полу, он затих на боку.

Вокруг уже собирались любопытные. Джэбберы, готовившиеся к “высокому” разговору с родителем, растерянно переглядывались. Майк торопливо рассказал Ли, как все случилось, и немного обескураженно спросил:

— Может, лучше вызвать “скорую помощь”?

В этот момент подошел мистер Лаурье с Бадом и сразу позвонил на станцию. Спейспорт был не обычный город, а большой космический порт с огромным хозяйством по энергетическому и техническому обслуживанию всех космических программ, поэтому все городские службы по экстренной помощи работали четко и. безотказно. “Скорая” приехала за четыре минуты.

Джагер начал понемногу шевелиться, когда врачи положили его на носилки и повезли в больницу. Лаурье в это время опрашивал присутствующих при драке в баре. Похоже, никто из них не придал серьезного значения этому, и они с ухмылкой описывали подробности, сопровождая хохотом наиболее острые моменты.

Собрав всю необходимую информацию, мистер Лаурье распустил ребят по домам и, взяв только Ли и Майка, направился в одно из отделений Центра организованных детских групп, где и был составлен письменный отчет о случившемся. Вывод, сделанный куратором, гласил: “Обвинение “Красной Кошки” в умышленном нанесении побоев Джагеру следует считать необоснованным, так как внезапное нападение последнего на Майка Саттера имело определенную цель нанести тому удар и прочие повреждения…”

На составление подобного обстоятельного документа ушло немало времени, поэтому лишь в половине второго ночи мистер Лаурье смог занять свою половину супружеской постели. Когда он уже выключил свет, жена сонно зашевелилась и спросила:

20
{"b":"174392","o":1}