ЛитМир - Электронная Библиотека

Он издал приличный теме вздох.

― Мы с твоим отцом долго дружили.

Егор вежливо промолчал. Он прекрасно помнил, что в бытность отца начальником Игоря Юрьевича, их отношения не выходили за рамки деловых. Но после смерти отца этот рубеж как-то потускнел, начал стираться, а теперь вот выясняется, что отношения были дружеские.

Интересно, что же будет дальше? Очевидно, выяснится, что Игорь Юрьевич дарил родителя Егора своей искренней симпатией.

Гость, как показалось Егору, уловил его крамольные мысли. Беспокойно задвигался в кресле и сменил тему:

― Как мать поживает?

― Хорошо, спасибо.

― Пишет?

― Нет, ― ответил Егор с улыбкой. ― Мать терпеть не может писем. Звонит.

― И как у нее дела?

― Хорошо.

― По дому не скучает?

Егор неопределенно пожал плечами.

Три года назад мать вышла замуж за российского атташе по культурным вопросам, работающего в Австрии. Жили они с мужем в Вене и, насколько Егор знал, этот город матери нравился.

― В Москву не собирается?

― Может быть, ― ответил Егор.

Гость оживился.

― Когда?

― В обозримом будущем.

― А-а-а…

Игорь Юрьевич скис.

― Жаль, что не знаешь точно. Я бы с удовольствием с ней поговорил. Мы же старые друзья, должны держаться друг за друга. Сам видишь, какая сложная сейчас жизнь. Нужно дорожить хорошими отношениями.

Егор снова промолчал.

Он прекрасно понимал, отчего собеседник так настойчиво подталкивает его к мысли о близости их семей. Но в ловушку не попался.

― У вас ко мне какое-то дело? ― спросил Егор.

Гость немного поерзал в кресле.

― Ну, в общем, можно и так сказать…

― Относительно нашей конкурсной заявки? ― продолжал притворяться Егор.

Игорь Юрьевич бросил на него короткий проницательный взгляд исподлобья.

― Ну, в каком-то смысле…

― Слушаю вас.

Гость наконец нашел удобную позицию и замер. Его маленькие глазки уверенно буравили Егора, отыскивали в нем уязвимые места.

«Из него бы вышел прекрасный фехтовальщик, ― вдруг подумал Егор. ― А что? Сохраняет хладнокровие в любых ситуациях, мгновенно подмечает незащищенные места противника… Да, дуэлянт из него мог получиться первоклассный. Родись он двумя веками раньше».

― Заявка у тебя сильная, ― сказал гость благожелательно.

Егор слегка поклонился, прекрасно понимая, что это не конец, а только начало.

― Серьезных заявок две, ― продолжал Игорь Юрьевич. ― У тебя и у Романа. Но…

Он помедлил.

― Помимо деловых параметров, существую еще параметры… как бы сказать…

Он замялся.

― Личные, ― подсказал Егор.

― Внешние, ― ушел гость от лобовой атаки. ― Я имею в виду личность руководителя фирмы. Кто такой Роман? Мальчик из низов, выбившийся наверх собственными силами… Это замечательно! ― успокоил он Егора, сделавшего движение. ― Это очень хорошо! Но!..

Гость снова замолчал, подбирая слова.

― Есть одно неприятное обстоятельство. Чиновники народ консервативный, и разведенный молодой человек, ведущий разнузданный образ жизни, внушает им не слишком большое доверие.

― Роман ведет разнузданный образ жизни? ― удивился Егор.

― А ты не знал? ― в свою очередь удивился гость. ― У него появилась любовница, какая-то смазливая экзальтированная дамочка, которая прыгает с парашютом, занимается дайвингом, гоняет на мотоцикле… В общем, приметная барышня. Такую не спрячешь.

― Насколько я знаю, Ромка свободный человек.

― Разведенный! ― подчеркнул Игорь Юрьевич.

― Да, но жена ушла от него по собственной воле…

Глаза гостя хищно блеснули, и Егор понял, что он попался.

― Вот именно! ― мягко, по-кошачьи начал подбираться гость для прыжка. ― Амина ушла от него сама. И это обстоятельство, как ни прискорбно, бросает тень уже не на Романа, а на тебя.

Егор молчал. Он понял, что угодил в ловушку, и не хотел увязать в ней еще больше. Поэтому не раскрывал рта.

― Ушла-то она из-за тебя!

Егор молчал.

― Ушла давно, полгода назад, а воз и ныне там!

Егор молчал.

― Нет, я все понимаю, ― проявил лояльность Игорь Юрьевич. ― Вы молодые, горячие головы, встретились, полюбили… Дошло до того, что жена ушла от мужа… Но, согласись, у этой истории должен быть определенный конец!

Егор молчал. Гость начал сердиться:

― Раз уж ты увел жену у собственного друга, будь добр, не компрометируй ее окончательно!

― Это вам Амина сказала? ― спросил Егор, впервые за последние пять минут разомкнув губы.

― Амина, не Амина, какая разница? Я же отец! Вижу, что происходит!

― Она вам сказала, что я ухаживал за ней тогда, когда она была Ромкиной женой? ― настаивал Егор.

Игорь Юрьевич рассердился окончательно:

― А что? Это и так непонятно? Просто так женщина от мужа не уходит!

― Значит, это ваши собственные выводы, ― не обращая внимания на повышенный тон собеседника, подвел черту Егор. Вздохнул с облегчением и сказал: ― Тогда все не так плохо. Я уж думал, что…

― Что?!

Игорь Юрьевич наклонился к нему. Глаза гостя сузились и неприятно поблескивали:

― Расскажи мне, пожалуйста, о чем ты думал? Может, все обстоит не так плохо, как мне кажется? Может, я чего-то не знаю? Может, вы с Аминой уже обо всем договорились?

― Мы договорились, ― ответил Егор.

Гость откинулся на спинку кресла и озадаченно заморгал.

― Договорились? ― переспросил он недоверчиво. ― Когда?

― Буквально несколько дней назад.

― А-а-а!

В голосе гостя послышались облегчение и удовольствие. Егор внутренне напрягся.

― Ну, слава богу! ― продолжал Егор Юрьевич, не чуя худого. ― А то мне уж казалось, что ты… того… Манкировать собираешься…

― Мы с Аминой договорились расстаться, ― спокойно договорил Егор. Впрочем, спокойствие было напускным.

Воцарилось тяжелое молчание, и продолжалось оно так долго, что Егор успел вспотеть.

― Вот как! ― сказал гость деревянным голосом. И откашлялся. Подождал продолжения, но Егор молчал, поэтому инициативу пришлось брать в свои руки.

― Так решила Амина?

― Так решил я, ― ответил Егор.

Гость кивнул. Его губы превратились в тонкую узенькую полоску, бледную от напряжения.

― И чем вызвано твое… необдуманное решение?

Егор на секунду прикусил губу.

― Я не люблю вашу дочь, ― ответил он просто.

― Не любишь…

Пауза. Воздух в комнате сгустился от предгрозового напряжения.

― Но об этом, как я полагаю, нужно было думать раньше… До того, как ты вынудил жену уйти от мужа…

― Игорь Юрьевич, ― оборвал Егор. ― Я не случайно спросил вас, кто вам это сказал. Дело в том, что я никогда не вынуждал Амину уходить от Ромки. Я вам больше скажу…

Он поколебался, но только одно мгновение.

― Скажу вам потому, что никому другому сказать этого не могу… Я никогда не ухаживал за Аминой. Ни тогда, когда она была замужем, ни после того, как она ушла от Ромки. Меня ее решение, мягко говоря, удивило. Еще больше удивило то, что она решила поставить меня в известность о своих семейных планах. Мы не были такими близкими друзьями. Я видел в ней жену моего школьного приятеля и только.

― Вот как! ― сказал Игорь Юрьевич. Его лицо как-то странно обвисло и потеряло четкий контур.

― Именно так, ― твердо ответил Егор. ― Вы можете спросить у Амины.

― Непременно, ― пообещал гость. ― Ты говори, говори, раз начал…

Егор продолжал:

― После развода мы несколько месяцев встречались. Но ничего серьезного между нами не было.

― Ты имеешь в виду…

― Да, ― оборвал Егор. ― Именно это я имею в виду. Я понял, что Амина не та женщина, которую я хочу видеть на месте своей жены. Поэтому ничего лишнего себе не позволил.

Гость посмотрел на него исподлобья.

― Не та женщина, ― повторил он задумчиво. И почтительно осведомился: ― И чем же, скажи пожалуйста, тебя не утраивает моя дочь? Почему это она недостойна высокого звания твоей супруги?

― Она достойна большего, ― ответил Егор. ― Дело не в ней. Дело во мне.

26
{"b":"174414","o":1}