ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

9.1. И вот в 409 год от основания Города римляне под руководством консулов Манлия Торквата и Деция Муса 64пошли войной на восставших латинов. В ходе этой войны один консул был убит, другой совершил сыноубийство. 2. Ибо Манлий Торкват лишил жизни своего юного сына, победителя и убийцу Меция Тускуланца, знатного всадника, бросившего тогда вызов и насмехавшегося над врагом. 653. Другой же консул, когда увидел, что то крыло [войска], которым он командовал, сокрушается и расстраивается, в неистовом своем порыве ринулся в самую гущу врагов и принял смерть. 4. Манлий, хотя и стал победителем, во время триумфа из-за сыноубийства не был удостоен встречи знатной молодежи римлян, которая, [300] согласно закону, обычно происходит [при въезде триумфатора в город].

5. Год же спустя за совершение кровосмесительного преступления была осуждена весталка Минуция; она была лишена жизни на поле, которое теперь называется Скверным полем. 66

10.1. В то же время мне страшно передать то, что случилось по прошествии немногого времени: ибо в консульство Клавдия Марцелла и Валерия Флакка 67римские матроны загорелись неимоверным исступлением и страстью к преступлениям. 2. Был тот год весьма мерзостным и овеян пагубой чумы, и отовсюду кучами извергались скрытые до сих пор бедствия, и у всех от зараженного воздуха обнаружилось до такой степени наивное легковерие, что когда выступила некая служанка и открыла улики, многие матроны были принуждены выпить те снадобья, которые они сварили, а как только они их испили, то умерли. 3. Такое же множество было причастных к этим злодеяниям матрон, что, как передается, из них только лишь осуждено было триста семьдесят. 68

11.1. В 422 году от основания Города 69Александр, царь эпирцев, 70дядя по матери того самого Александра Великого, 71[301] переведя войска в Италию, когда готовил войну против римлян и предался войнам с сопредельными Риму городами, стремясь укрепить силы своего войска, а также получить для себя дополнительную поддержку и лишить таковой врагов, в Лукании 72был побежден и убит в крупном сражении самнитами, которые оказывали помощь луканцам. 73

2. Однако, поскольку я немало преуспел в перечислении римских несчастий, или, [если угодно], поскольку я вспомнил этого Александра, я, возвратившись на несколько лет назад, в немногих [словах] изложу, насколько смогу, великое о Филиппе, царе македонян, который имел женой Олимпиаду, сестру этого Александра Эпирского, от которой родил Александра Великого.

12. 1. С 400 года от основания Города Филипп, 74сын Аминты, 75отец Александра, достигший македонской власти, [302] удерживал ее в течение двадцати пяти лет, в ходе которых он возвел все эти груды горестей и горы злодеяний. 2. Сначала он, отданный братом Александром в качестве заложника фиванцам, в течение трех лет обучался у Эпаминонда, деятельнейшего полководца и высочайшего философа. 763. Когда же сам Александр был убит по злодеянию матери Эвридики, и хотя она уже, совершив прелюбодеяние и убив прежде другого сына и отняв у дочери мужа, после смерти супруга заключила брак с зятем, Филипп по принуждению народа принял власть, которая хранилась маленьким сыном убитого брата. 77[303] 4. Он, когда был измучен снаружи нападением возвысившихся врагов, дома же — страхом часто вспыхивающих заговоров, сначала затеял войну с афинянами; 785. после же того как они были побеждены, он направил оружие против иллирийцев, и, когда многие тысячи врагов были убиты, он захватил знаменитейший город Лариссу. 796. Оттуда он напал на Фессалию, движимый не столько страстью к победе, сколько стремлением обладать фессалийской конницей, силу которой он намеревался прибавить [304] к своему войску. 7. И вот, когда фессалийцы были застигнуты врасплох и покорены, он, соединив могущественнейшие турмы 80всадников и отряды пехотинцев, создал непобедимейшее войско.

8. Итак, когда были побеждены афиняне и покорены фессалийцы, Филипп принял в жены Олимпиаду, сестру Арубы, царя молоссцев. 81Этот Аруба, полагая, что благодаря родству с царем македонян расширится власть его, он, введенный этим в заблуждение, лишился (своего царства] и на положении частного лица состарился в изгнании. 82

9. Позже Филипп, когда он штурмовал город Мотону, в результате попадания стрелы потерял глаз; сам же город он вскоре одолел и захватил. 83

10. Затем он покорил войсками почти всю Грецию, упреждавшую его замыслы. Еще бы, города Греции, пока каждый из них стремился повелевать [другими], потеряли [305] власть все, и, пока они безо всякой меры устремлялись к взаимному истреблению, лишь оказавшись все [как один] подавленными и порабощенными, ощутили они, что погибли оттого, что каждый погиб в одиночку. 11. Филипп, словно бы со сторожевой башни наблюдая за безрассудным образом их жизни и, как искусный мастер обмана, постоянно оказывая помощь более слабым, поддерживая в войнах напряженность и огонь, подчинил себе как побежденных, так и победителей.

12. Этому Филиппу для обретения господства во всей Греции предоставило удобный случай неизмеримое владычество фиванцев, которые после того как на побежденных лакедемонян и фокидян, изнуренных убийствами и грабежами, на общем совете Греции наложили, ко всему прочему, такой большой штраф, какой те никаким образом не смогли бы уплатить, заставили их обратиться к оружию. 8413. И вот фокидяне под предводительством Филомела и при поддержке лакедемонян и афинян, начав битву и обратив неприятелей в бегство, захватили лагерь фиванцев. В следующем сражении среди безмерного убиения того и другого народа был убит Филомел; 85на его место фокидяне поставили полководцем Эномая. 86[306]

14. В свою очередь фиванцы и фессалийцы, совершив набор граждан, по собственной воле добивались себе руководителем Филиппа, царя Македонии, которого прежде, как врага, чуждались. Когда началась битва и когда фокидяне были разбиты почти наголову, победа перешла к Филиппу. 87

15. Однако афиняне, когда услышали об исходе войны, чтобы Филипп не прошел в Грецию, заняли Фермопильское ущелье точно так же, как прежде, когда стремительно надвигались персы. 88

16. В результате Филипп, когда увидел себя отрезанным от входа в Грецию, войну, приготовленную для врага, обратил против союзников: ибо города, полководцем которых не так давно сам являлся, которые были открыты для выражения благодарности и встречи, он подверг, словно неприятель, нападению и безжалостно опустошил их, 17. и, полностью уничтожив всякую видимость союзничества, жен и детей всех продал в рабство, храмы же все порушил и разграбил, и все же ни разу на протяжении двадцати пяти лет не был побежден, хотя бы разгневанными богами.

18. После этого он переправился в Каппадокию и там с таким же вероломством вел войну, истребил захваченных [307] с помощью хитрости соседних царей и всю Каппадокию поставил под власть Македонии. 89

19. Затем, после убийств, пожаров и грабежей, учиненных в союзных городах, убийства обратил он на братьев: их, рожденных отцом от мачехи, он задумал уничтожить, поскольку боялся сонаследников. 9020. Когда же он убил одного из них, двое других бежали в Олинф; 91вскоре Филипп, напав на него, подобно врагу, древнейший и необычайно процветающий город наполнив убийствами и кровью, очистил от богатств и людей, уведенных же силой братьев предал пытке и казни.

21. Потом, когда, возгордившись уничтожением союзников и убийством братьев, он решил, что ему позволено все, чего бы он себе не представил, захватил он золотоносные места в Фессалии и серебряные рудники во Фракии, 92[308] и, чтобы не осталось ничего, что не нарушало бы закон человеческий и божественный, он, захватив море и рассеяв повсюду флот, решил также предаться пиратству.

43
{"b":"174450","o":1}