ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
A
A

Ни для кого уже не было тайной, что грязная статейка в колонке сплетен о скандале в одном из пресловутых ночных клубов Уэст‑Энда, в котором оказался замешан Люк, явилась причиной последнего, самого опасного сердечного приступа его отца. Клео заметила, как во взгляде Джуда мелькнуло осуждение. Люк был наделен недюжинным умом, но не умел обуздывать свои эмоции, и его отец был не единственным человеком, считавшим, что пора бы ему задуматься о возложенной на него ответственности. Для руководства преуспевающим банком мало одного ума и желания рисковать деньгами.

К счастью, Джуд оставил эту тему и перешел к распоряжениям:

— Переговорите с главным поваром. Я хочу, чтобы меню было безупречным. Никаких изысков, только самое лучшее. И принесите не позднее чем через полчаса все, что сумеете раздобыть по Первому объединению. Позаботьтесь, чтобы меня не беспокоили. Да… и… Клео!

Она была уже в дверях, зажав под мышкой аккуратно сложенную папку и блокнот и не без удовольствия отмечая, что он все‑таки побаивается американцев.

— Клео, пообедаем вместе? В половине второго.

Сердце у нее сорвалось и снова взлетело, потому что при упоминании о предстоящем сегодня обеде ей чуть не сделалось дурно. Однако — на губах приятная улыбка, в голосе вежливое сожаление:

— Извините, мистер Мескал, но у меня уже назначена встреча на это время. Я бы отменила ее, но, увы, это невозможно.

Был ли он разочарован? Во всяком случае, виду он не подал. Разочарована была она. Поскольку, будь она в этот день свободна, это бы означало, что ей не надо встречаться с Робертом Фентоном.

Этого человека ей меньше всего хотелось видеть, но в его вчерашнем приглашении, больше похожем на приказ, таилась глухая угроза, о сути которой ей не хотелось думать заранее. Пусть сам раскроет свои карты. Она не понимала, зачем понадобилась ему, но, зная его слишком хорошо, не могла не опасаться. Расстались они врагами, так зачем он настаивал на встрече с ней?

Клео подписала текущие письма, оставленные Дон на ее столе, собрала по внутреннему телефону сведения о Первом объединении. Когда она поднималась на лифте в зал для официальных приемов, все ее мысли были заняты упущенной возможностью пообедать с Джудом, а распоряжения для главного повара отошли на второй план.

Они с Джудом часто обедали вместе, иногда он приглашал ее ужинать в свой дом в Белгравии и эти встречи всегда были приятны Клео. Джуд приводил свой мозг в Нейтральное состояние, позволяя ему спокойно переварить ту или иную проблему, требовавшую быстрого и безошибочного решения — неточности не допускались. Она присматривалась к нему, пытаясь получше узнать, это занимало ее все сильнее и сильнее. Она всегда считала, что знать, чем живет босс, весьма полезно. Эти приятные эпизоды дарили ей редкое и неповторимое проникновение в его мир, в странную логику его юмора, в самую природу этого человека. И Клео заметила, что теперь она не только ценила его ум, но и испытывала симпатии к его человеческим качествам.

В последнее время — хотя она уверяла себя, что в этом не было ничего личного, — Клео задавалась вопросом, почему в свои тридцать шесть лет он никогда не был женат и, как удалось выведать с помощью осторожных расспросов, даже близок не бывал к женитьбе. Но, как бы осторожны расспросы ни были, Джуд всегда опускал стальной занавес перед ее любопытным носом, стоило ему почувствовать малейшую опасность выдать больше, чем входило в его намерения.

Клео толкнула дверь и вошла в ослепительно чистую кухню. На душе ее было тяжело: она прекрасно понимала, что обед с Робертом Фентоном не предвещал ничего хорошего.

Роберт назначил встречу в роскошном дорогом ресторане. Они сидели друг против друга за уединенным столиком, покрытым льняной бежевой скатертью, и Клео с удивлением спрашивала себя, что она могла в нем находить.

В свои двадцать семь лет, тремя годами старше ее, он был скорее смазлив, чем хорош собой. Каштановые волосы, пожалуй, длинноваты, но великолепно подстрижены, одет добротно, но слишком вычурно. По сравнению с Джудом Мескалом он был всего лишь тенью мужчины, ему не хватало силы и осанки Джуда. Клео удивилась этому неожиданно явившемуся сравнению и с неудовольствием вспомнила, как два года назад Люк представил ей Роберта на вечеринке; ей тогда показалось, что он что‑то вынюхивает.

Заканчивался ее выпускной год, и ей было не до свиданий. Но редкие свободные часы она проводила с Робертом и отдыхала, слушая его непринужденную болтовню.

Когда экзамены остались позади и взоры Клео устремились к банку «Мескал‑Слейд» в ожидании первой же возможности получить там место, она стала чаще видеться с Робертом. Но легкая влюбленность погасла, когда, пробудившись после долгих лет самоотверженной учебы, она начала понимать, что Роберт Фентон не тот человек, каким казался ей все это время. Впечатление, которое он пытался произвести, было слишком далеко от его истинной сути. У Клео открылись глаза, и она наконец поняла, что глубоко презирает его.

Они не говорили друг другу ни слова; и только когда заказ был сделан, Роберт устремил на нее коварный взгляд карих глаз и произнес:

— А ты все хорошеешь, любовь моя, работа тебе явно на пользу. Пожалуй, и мне стоит попробовать. Когда‑нибудь.

Клео не удостоила его ответом; ее коробила его фамильярная лесть и больше не забавляла способность срывать цветы удовольствий, не имея для этого сколь‑нибудь очевидных средств. Она уже не была той наивной, неискушенной в чувствах студенткой, которой некогда поднять нос от книг и поинтересоваться, что за люди ее окружают.

— Что же это за «крайняя необходимость встретиться»? — напрямик спросила Клео, цитируя сказанное им вчера по телефону: в отличие от его тона, ее голос был холоден, почти безразличен.

Он откинулся на спинку стула, не сводя с Клео ленивого взгляда:

— А ты не стала любезнее с тех пор, как мы виделись последний раз. Когда это было? Месяцев десять назад?

Она пропустила намек мимо ушей. Действительно, последний раз они встречались около десяти месяцев назад, и ей не нужна была любезность, чтобы дать ему отставку. Немногим больше двух месяцев работала она личным помощником Джуда и до сих пор не могла поверить своей удаче, когда узнала из сплетен, что прежний личный помощник оставляет должность, чтобы родить давно желаемого ею и мужем ребенка. Выбор Клео из солидного списка претендующих на вакантное место зажег в ней гордость от достигнутого, и радостное чувство, заполнившее ее, потопило горечь открытия, как вероломен оказался Роберт Фентон. Тогда она уже не любила его; ее злила собственная непроницательность.

Клео отпила сухого мартини, улыбкой поблагодарила официанта, опустившего перед ней заказанные ею копченые креветки, и нетерпеливо повела бровью на фентона. У нее не было настроения шутить.

— Что, не терпится перейти к делу? — прочел он ее мысли. — Мне нужны деньги, любовь моя. Много, много денег. А ты позаботишься о том, чтобы их для меня раздобыть.

Ей следовало догадаться! Она уже давно поняла, что его всегда интересовали только ее деньги. Богатые часто становятся жертвами чужой алчности — это тетя Грейс не уставала ей повторять.

— И пальцем не пошевельну! Если тебе нечего больше сказать, я ухожу, — сухо и снисходительно улыбнулась она, полагая, что беспокоиться не о чем. Не желая тратить лишней минуты на эту назойливую вошь, Клео потянулась за сумочкой. Но Фентон перехватил ее руку и сильно, до боли, сдавил запястье. Чтобы освободиться, ей пришлось бы поднять шум, а она ненавидела публичные сцены. Клео снова села, в гневе кусая губы.

— Вот это мудро!

Голос Фентона звучал вкрадчиво; он медленно отпустил ее руку.

— Кушай креветки, киска. Они восхитительны. Это займет некоторое время. Речь идет о твоем дяде Джоне, этом столпе респектабельного общества. Хотя он, кажется, слаб здоровьем.

Он резко отодвинул бокал виски с содовой и щелчком подозвал официанта. У Клео упало сердце; но, несмотря на охватившую ее тревогу, она сдержала дрожь в голосе и прервала его разговор с официантом.

42
{"b":"174458","o":1}