ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я пришел вовсе не из-за вас, — хищно улыбнулся он. — Я хотел увидеть совсем другого человека.

— Кого вы имеете в виду? — Она проследила за его взглядом и увидела Дженни, разговаривающую с каким-то мужчиной. Все ее тело обдало ледяным холодом, когда она вновь заглянула в жесткие, непрощающие глаза Кайла.

— Дженни? Вы пришли, чтобы увидеть Дженни?

— Почему бы и нет? У меня с вашей милой маленькой кузиной очень много общего. Вы разве не заметили? Мы оба предпочитаем обходиться без фальши и не примешивать к нашим отношениям неуместных эмоций.

— Вы же с ней едва знакомы!

— Это можно исправить, — небрежно ответил он. — Дженни говорит, что пробудет в Лондоне еще три недели. Вполне достаточно для моих планов, я намерен как можно ближе познакомиться с ней за это время… — Он окинул оценивающим взглядом стройную фигуру Дженни. — Она похожа на вас. Вы были правы. Правда, Дженни намного красивее вас, но тем не менее сходство налицо. Это придаст нашим развлечениям особую пикантность.

— Что это значит?

— Что я собираюсь попробовать то, в чем мне было отказано на Ямайке.

Софи оцепенела от шока, уяснив наконец смысл его слов.

— Я не верю вам, — прошептала она. — Вы не посмеете — Почему же я не посмею?

— Это невозможно, Кайл! Закрутить роман с Дженни? Как это не идет вам!

— Не вам судить, что мне идет, а что нет, — усмехнувшись, сказал он. — Я не могу задеть вашу гордость и честь по той простой причине, что у вас их нет. Поэтому я буду действовать иными средствами. — Он слегка склонил голову и посмотрел на нее безмятежным взором. — Когда Элен сказала мне, что у вас гостит кузина, я тут же вспомнил, что вы однажды рассказывали мне — о вашей ревности к Дженни. По-моему, хоть здесь вы не солгали. Я прав? В конце концов, Дженни намного привлекательнее вac и к тому же намного более женственна.

— Кайл, — в ужасе воскликнула Софи. — Ради всего святого!

— Да, я вижу, что был прав, — сухо усмехнулся он. — Ревность — это одна из немногих доступных вам эмоций. Как у большинства актрис, ваша ахиллесова пята — это самолюбие.

От невыносимой боли Софи стало плохо.

— Как вам могла прийти в голову эта садистская мысль? — прошептала она.

— Я называю это правосудием, — ответил он.

— Но я помешаю этому. Я расскажу Дженни. Я-я расскажу ей, что произошло на Ямайке!

— Ну что ж, валяйте. Расскажите ей о вашем неприглядном поведении. Уверен, это будет весьма поучительная история.

— Дженни никогда не пойдет на подлость по отношению ко мне!

— Вы уверены? — Его явно забавляла ее наивность. — А я вовсе нет. Я думаю, Дженни доставляет особое удовольствие отбивать у вас мужчин. Она ведь не раз делала это, разве не так?

— О Господи, — прошептала она, — и зачем только я вам все это рассказала?

— Стоит лишь один раз взглянуть на Дженни, чтобы понять, насколько она отличается от вас. Понять, что в отличие от вас она способна давать радость мужчинам, так же как и получать радость от них. — (Софи смотрела на его холодное лицо, чувствуя, как внутри у нее все заледенело.) — Не стесняйтесь, расскажите об этом Дженни, — мягко журчал его голос. — Расскажите ей, как вы обошлись со мной на Ямайке. А потом можете сказать, что я намерен завязать с ней роман. И вы увидите, какова будет ее реакция. Ей это будет так же приятно, как и мне. Я же постараюсь получить от этого максимум удовольствия. — Насмешливо улыбаясь, он протянул руку и погладил ее нежные, слегка приоткрытые губы. — Вашему самолюбию предстоит получить изрядную взбучку, моя милая Софи. Как вам понравится, если ваша более юная, более сексапильная кузина заполучит человека, которого вы предали? Может быть, когда вы представите Дженни в моих объятиях, то пожалеете о той злой шутке, которую сыграли со мной в Очо-Риос!

— Прошу вас, — прошептала она со слезами на глазах. — Прошу вас, не делайте этого.

— Я вполне понимаю, почему она с такой легкостью отбивала у вас поклонников. Между вами такая же разница, как между золотом и свинцом. Она золото, а вы, Софи, — свинец. Холодный, серый, невыразительный. Дженни не просто более привлекательна. Она более сексуально восприимчива. А вы нет. — Последние слова он произнес с едким презрением. — Совершенно очевидно, что вы неспособны на нормальные отношения с каким бы то ни было мужчиной. Вот почему вам понадобились все эти хитроумные уловки на Ямайке, не так ли? Реальности вы предпочитаете вымысел. Чего вы так боитесь? Что однажды кто-нибудь узнает, какое вы на самом деле бесцветное, замороженное существо?

Софи с ужасом смотрела на Кайла, не в силах вымолвить ни слова. Сверкнув напоследок безжалостной улыбкой, он повернулся и направился к Дженни. Подойдя к ней, он взял ее за руку и что-то прошептал на ухо.

Франко Лучани, увидев, что Софи осталась одна, поспешил к ней. Его большие, выразительные глаза впились в ее лицо.

— Вам нехорошо, Софи? — спросил он, с любопытством глядя на нее. — Вы очень бледны.

— Все в порядке, — как в тумане ответила она, пытаясь прийти в себя. — Наверное, шампанское ударило мне в голову.

Франко понимающе кивнул.

— Может быть, вернемся к нашему разговору? Мне чрезвычайно интересно услышать ваше мнение о характере Марджори. Как вы видите вашу роль?

Софи попыталась стряхнуть с себя оцепенение, чтобы дать ему вразумительный ответ. Она говорила какие-то пустые слова, не понимая их смысла из-за терзающей ее боли.

Что же ей делать?

Ничего, сказала она себе. Просто набраться мужества и смириться с тем, что любимый человек будет крутить любовь с ее кузиной.

Кайл был прав. Нелепо было предполагать, что она, холодная, совершенно неискушенная девственница, может составить конкуренцию Дженни. Несмотря на разницу в два года, Дженни была несравнимо более опытной в делах любви, чем ее кузина. Внезапно ей стало так плохо, как будто ее ударили в солнечное сплетение.

Но, видимо, часть ее сознания работала совершенно независимо от обуревавших ее мыслей: несмотря на то что она не имела ни малейшего представления, о чем говорит, Франко Лучани энергично кивал головой.

— Очень глубокое замечание. Вы попали прямо в точку. Это очень существенная черта характера Марджори. Эта женщина — жертва пагубной привычки, которая сильнее ее. Ей повезло. Она находит любовь, но любовь уже не может ее спасти. Она подобна мотыльку, который стремится к смертельно опасному для него огню, и этот огонь пожирает его…

— Простите, что помешала. — Это была Дженни. Ее синие глаза на оживленном лице горели как два сапфира. Она мило улыбнулась Франко и отвела Софи в сторону. — Кайл хочет, чтобы я пошла с ним в ночной клуб.

— Сейчас? — с болью спросила Софи.

— В конце концов, это твоя вечеринка, — усмехнулась Дженни. — Я здесь абсолютно никого не знаю. Кайл скучает так же, как и я. Если честно, то я бы с большим удовольствием пошла потанцевать с ним. Ты против?

Софи сделала над собой усилие, чтобы взять себя в руки.

— Нет, — чуть слышно сказала она. — Разумеется, я не против.

Дженни наклонилась к ней.

— Потрясный мужик, — весело прошептала она. — В жизни не видела таких красавцев. И по всему видать, что свободен. Просто не могу поверить своему счастью. Почему ты не сказала мне о нем?

— Я… я не знаю.

— Что у вас с ним? — с жадным любопытством спросила она. — Между вами что-то было? Я хочу сказать, может, мне лучше не мешаться в это дело? Мне бы не хотелось отнимать у тебя еще одного поклонника.

— Между нами ничего нет, — ответила Софи. Казалось, ее сковал ледяной паралич.

— Замечательно! — с озорным блеском в глазах воскликнула Дженни. — У меня хорошие предчувствия насчет сегодняшнего вечера. Я видела, как он смотрел на меня. Так что можешь меня сегодня не ждать.

— Дженни, — умоляюще посмотрела на нее Софи. — Пожалуйста, не надо…

— Не надо чего? — с вызовом улыбнулась та.

— Просто… просто будь осмотрительней.

— И не подумаю, — усмехнулась Дженни. — Кайл не тот человек, с которым нужно соблюдать осторожность. В том-то и дело, что ты, моя дорогая, никогда не разбиралась в мужчинах. Ну ладно. Желаю приятно провести время с твоим итальянцем. Он тоже довольно симпатичный. Пока!

59
{"b":"174459","o":1}