ЛитМир - Электронная Библиотека

Тима, листая страницы: —  Ой, а это что такое? —  Так и я о том же толкую!

—  Прочитай, чего там под фотографией написано, а то я очки забыл­.

Арнольд, пробежа заметку глазами:

—  Там говорится о том, что это инопланетянин, справляющий нужду у землянина на балконе!

Тима:

—  Блин, тогда это точно не он, а я признаюсь, уже успел испу­ гаться!

Арнольд:

—  А все-таки похож как! Вот, оболтус, не мог, что ли скафандр перед этим снять!

Тима:

—  Верно глаголешь, Арни! Коли бы не это, я бы не сомневался!

11 апреля 2007 г.

ИНОГДА ДАЖЕ КАЗАТЬСЯ ЧЕЛОВЕКОМ — НЕПОЗВОЛИТЕЛЬНАЯ РОСКОШЬ

Мужикино. Чердак на даче. Тима читает вслух телеграмму, вы-нутую Севой из почтового ящика.

Текст:

«Просим оказать содействие в проверке по типу Инкогнито об-щества любителей домашних животных под названьем «Золотая

159

рыбка». Доставку к месту действий гарантирую. Председатель общества охраны животных руками их самих же

Нураддин Разбитноев».

Сева:

—  О, выходит, наш французишка высоко взлетел! Тима:

—  Блин, а про оплату забыл накалякать, задница! Сева:

—  Так это мы что, согласны, что ли?

—  А чего нам терять, погода, сам видишь, стоит теперь гад-ская. А бабки за сделанную нами работу мы с него завсегда выбить сможем­.

Ведь не впервой же!

—  Это верно. Ну, чо, собираться что ли будем?!

— Да погоди ты, не горячись. Там же ясно написано — инкогнито! —  Да, я понимаю, братан, что это слово значит. Бакалавр права

все-таки!

—  Ага, как же! Кто как не я для тебя дипломчик этот доставал! —  Ладно, замнем. Вечно настроение испортишь!

—  Чего напяливать-то будем? —  Даже не знаю!

—  Давай тогда, как в прошлый раз, когда цирк передвижной при-езжал?!

Снова кем-нибудь нарядимся! Сева:

—  Согласен, но на этот раз уже чистыми лилипутами будем, а не всякими там Смегороу!

Тима:

—  Да и ты не лучше, кто же твоего Пятницу-то знает! Если бы это был тот, что у самого Робинзона служил, а так фигня какая-то в образе самого непутевого из гномов.

Когда шестисотый мерс подкатил кзагородной резиденции братьев Котовских, издома выпорхнули два каких-то шикарно одетых малыша и попытались проникнуть внутрь салона автомобиля. Но не тут-то было. Водитель на всякий случай заблокировал двери и только пос-ле того, как ему было неоспоримо доказано, то эти детишки и есть сами будущие проверяющие, он, наконец, смилостивился и впустил их внутрь.

—  А где сам Нураддин? — спросил старший из братьев у угрю-мого шофера.

160

—  Он остался на банкете, что учинил в честь своего избрания. Сева:

—  От дает, а нас почему не пригласил? Тима:

— Мелкий, кончай скулить. Мы ведь уже с тобой на работе, поэто-му некогда нам понимашь ли шастать по всяким там церемониям, что устраивают из чванства некоторые неблагодарные животные.

—  Верно, верно, Тимон. Так его! Куда едем-то, дяденька? Водитель, пожилой карликовый шпиц:

—  В Питер, на Тамбовскую 68, там у них в этот раз сборище! Уже на месте.

Сева Тиме, собирающемуся покидать автомобиль:

— Слушай, может не надо, боязно чего-то?! Вон скоко людей при-шло на нас поглазеть!

Тима:

—  Надо, Сева, надо. Иначе плакали наши денежки, ты же Нурика знаешь, он и за доллар удавится. Да не дрейфь ты так, я же рядом. Если что, сразу вали все на меня!

Сева:

—  Так бы и сказал сразу, а то — надо, мол, Сева. Как будто я сам этого не знаю! Пошли что ли?

Тима: —  Аха!

Вылезают из авто , перед этим попросив шпица без них ни за что не уезжать, и идут в само здание.

Братья пристраиваются на последнем ряду и начинают вниматель-но наблюдать за происходящим.

Тима:

—  Блин, да здесь, кажись, самая что ни на есть выставка-продажа!

Сева:

— Так это, кажись, противозаконно?! Вон, смотри, белого персюка продали за тысячу баксов, а ему красная цена от силы сотен семь!

Тима:

—  И заметь, даже без его на то согласия!

—  Скажешь тоже! С чего это ты решил, что он против?

—  Ну у тебя и зрение! Он же вон, какую лужу напустил со ­страху!

Сева, доставая бинокль:

—  Щас проверим. Бля, точно, так оно и есть! Да это же позор! —  Аха, поистине бесчеловечное обращение с животными!

161

Сева:

—  Не забудь записать в доносный блокнотик! Тима:

— Обязательно, слушай, не нравится мне это. Давай-ка лучше сго-няем в буфет да и тяпнем там по одной, пока эти изверги окончательно нас не расстроили!

—  Это дело, а потом, когда вернемся обратно, такого пона­ пишем!

— Угу, даже чего и не было, чтобы знали подлые. Как пугать мень-ших братьев!

В буфете.

Тима и Сева сидят в самом темном уголке, чтобы поменьше бро-саться в глаза и лакомятся пивком с рыбкой, а заодно и запивают его водочкой.

Тима:

—  Блин, кажись, проняло на совесть. Не развезло бы! Сева:

—  Чо-то мне малость нехорошо стало, зря, видать, ёрш сваргани-ли?! Пойдем, что ли в сортир поправить здоровье?

Тима:

—  Думаю, уже пора, по три кружки все же выдули. В сортире. Тима, сделав дело:

—  Ну, как, полегчало?

Сева, пытаясь снова напялить на себя маску то ли лилипута, то ли мальчика:

—  Похоже, что так. Тима:

—  Да не спеши ты с ней, я тоже свою лучше сниму. Давай посмо-лим сначала, а потом уже дальше работать будем.

Курят травку и, конечно же, от этого окосевают еще больше. Не-ожиданно открывается дверь и в туалет входит уборщица. Заметив котов, делает круглые глаза, затем сочно матерясь, хватает обоих обол-тусов за шкирки и, не смотря на их отчаянное сопротивление, волочит к председателю выставки-продажи.

Уборщица:

—  Рафик Иванович, вот двоих из ваших нашла, курили в туалете, а еще в костюмчиках.

Председатель — Дина Львовна:

—  Это, кажись, пришлые. Наши подшефные на такое не способ-ны! Сейчас пойду у Ады Никифоровны спрошу, может, она знает? А вы, ребята, посидите пока тут под замком.

162

Председатель и уборщица уходят, не забыв перед этим, как и обе-щали, запереть братьев в клетку.

Тима:

—  Во попали-то! Сева:

—  Эх, была не была! Человеком буду прикидываться! Надевает опять маску.

—  Ну-ну, еще и возмещения морального ущерба потребуй! —  А чего. Вдруг проскочит!

—  Как же! Давай лучше думать, как сбежать, пока председатель обратно не вернулся.

Сева, изучив запорную систему клетки: —  Ха, да я ее одной левой!

Тима:

—  Черт, кажись отмычку в туалете посеял! Сева возится с замком:

—  Вот и готово! Тима:

—  Ну, ты молодец! Ловко шпиндель перекусил!

—  А как же иначе? Или я зря что ли победитовые коронки на клы-ки лишь позавчера поставил?!

Тима:

—  Фуфырь с меня. А теперь ноги в руки и в окно! Сматываться будем! Небось, шофер нас уже заждался?!

—  Блокнот только не забудь, а то Нурик недоволен будет. Тима:

—  Шутишь или как? Мы же все равно теперь все по иному на-пишем?!

—  Не понял?

—  Идиот! Или ты хочешь, чтобы он догадался о том, как мы здесь прохлаждались?!

Снова в Мужикино, смотрят исподтишка телевизор, пока старшие родственники ковырются в огороде, а заодно беседуют.

Тима:

—  Не, французишка все-таки жлоб! Всего двести баков за такой грамотный донос отвалил!

Сева:

— Даже хуже, вообще попа немытая! Сам-то, как это дело в газете раскрутил. Всех, кого только сумел, в произволе обвинил, нафиг.

Тима:

—  Переключи-ка на новости. Вдруг хоть чем-то порадуют.

163

Сева:

—  О да, это же председатель Золотой рыбки, а чо в наручни­ ках-то?!

Тима:

—  Читай титры, морда безграмотная! Сева, видно, все-таки сумев одолеть текст:

—  Ха-ха, так ему и надо, будет знать, как обижать животных! Тима:

—  Ничего себе, сам Нурик интервью дает! Сева:

—  Где?!

Тима:

— А вон в сторонке из-под коленки хозяина на микрофон тявкает! Оба, довольные увиденным, радостно хихикают.

31
{"b":"174469","o":1}