ЛитМир - Электронная Библиотека

26.02.3008 г.

Так кто же все-таки лучше?

Раннее июльское утро. Мраморная скамья рядом с памятником Барсу Сергеевичу Свеклину. На ней Сева Котовский, дрыхнет без задних ног. Нет, не пьяный, просто сильно умаялся, любуясь красотами бе-лой ночи. Вот и решил чуток вздремнуть. Из-за изваяния, крадучись появляется Тимка, он всегда ходит осторожно, потому что бывший

разведчик.

Тима (ухмыльнувшись): Так и есть, он снова здесь. Повадился, задница, подобным хитрым образом свою преданность благодетелю изъявлять. То-то он обрадуется подлый прихлебатель, когда я ему ны-

нешнюю новость сообщу. (Подходит к скамейке и что есть силы, пихает ногой Севку в бок.)

С ева (открывая один глаз): Привет, брат! Нельзя ли поосторож-ней (чешет ушибленное место). Говори чего надо, и вали отсюда на-фик! Пока, я окончательно не разозлился.

Ти ма: Братик, у нас большая радость, сам Барсик с визитом приехал!

С ева (открывая уже оба глаза): А не брешишь?

Тима: Сам видел, как он со свитой к меру заявился.

С ева: Плохо дело. Ладно, пошли готовиться что ли? Кстати, ко-торый сейчас час?

Тима: Ровно семь ноль четыре!

425

С ева: Ни фига себе. И не спится же ему. А еще пенсионер Все-имперского значения!

Уже в музее.

Тима: Блин, говорил же я тебе, что лучше было копии заказать. С ева: Аха, как же! И чего бы нам с тобой после этого досталось? Тима: Нет, Сивый, ты не прав, зачем гнаться за журавлем, когда

синица и так в руках.

С ева: Да, ну тебя! Лучше думай, как изворачиваться будем. Тима: Ну-ну, это тебе не Ясона за нос водить. Этот всё сам свои-

ми глазами видел!

С ева: Ну и что, раз положение безвыходное нипочём в содеянном не сознаюсь .

Тима: Что же все-таки делать? А была не была, по обстоятель-ствам чего-нибудь да сработаем.

С ева: Никак, кажись, шум какой-то посторонний с улицы? Тима (подбежав кокну): Точно, он это, легок на помине. Ну, брат,

теперь держись!

Сева в страхе начинает метаться по залу.

Тима: Да не мельтеши так, что-нибудь враз уронишь. С ева: Не мешай мне, я усиленно думаю.

Тима: Давай-давай, мыслитель хренов. (Идет к выходу встре-

чать почетного гостя.)

Тима, Сева и Барсик, любуясь достопримечательностями музея.

Б а р с и к: Хорошо тут у вас, ребятки, чувствуешь себя ну точь

в точь, как дома.

Тима: А все оттого, что мы выросли на ваших щедротах. С ева: Босс, так я же всю твою усадьбу наизусть знаю.

Барсик: Ладно, мелкий, хватит зубы заговаривать, пошли лучше в большой зал, ведь именно там самое интересное.

Тима: Вы, случаем, не о статуе Бусаила Мордухаевича говорите. Ба р сик: Да, нужен он мне бесчестный «человечишка»! Меня

больше его трон интересует. С ева: А на кой он вам?

Барсик: Хочу вместо него другой поставить, победнее. А этот к себе домой увезу. Буду на нем лучших друзей привечать.

Тима: Понятненько, хорошо идемте.

В центральном зале. Барсик, надев очки, внимательно присматрива-ется к трону.

426

Б а р с и к: Ребята, а не кажется ли вам, что это совсем дру-гая вещь?

С ева: Быть не может!

Барсик: Да нет, глядите, вот здесь же ясно написано, что это из-делие принадлежит какому-то Котофею Абрамовичу, а отнюдь не Бу-саилу Мордухаевичу.

Сева (тихо Тимке на ушко): Ну и сволочь же этот Котя, на кой ляд он его подписал.

Тима (исподтишка Севке эсэмэской): Выходит он настолько ста-рый, что уже ничего не помнит.

Барсик: Мальчики, чего притихли-то, ведь я именно к вам об-ращаюсь?

Тима: Так это, Барс Сергеевич, мозгуем почему так произошло. Барсик: Ну, что вам открылось?

С ева: Босс, можете не верить, но я именно сейчас все и вспом-нил. Видать возраст все же берет свое. Кресло это Буся сам когда-то купил, а после на него и приляпал свои инициалы.

Барсик: Ну, и где же они?

Тима: Да мы их стерли, полагали, что делаем правильно, а оно все вон как обернулось.

Барсик: Да я вас не виню за это. Просто, что-то мне эта вещь в конец разонравилась. Нет, мой трон определенно лучше, кстати вон он, на лужайке под окном стоит.

Тима и Сева подбегают к окну посмотреть. Оба одновременно вос-хищенными голосами.

Тима: Ух ты, красота какая!

С ева: Никакого сравненья с тем, что у нас стоит. Барсик: Значит точно менять не стоит.

Сева с Тимой (дуэтом): Конечно, нет.

Б а р с и к ( сразу видно, что он очень доволен): Так, а что тут у вас еще есть? Блин, а это что? Кажись кто-то скульптуру в дребезги разбил­!

С ева: Это я шеф, нечаянно ее на пол уронил.

Барсик: Да это кажись и есть та самая статуя, что Буська в честь своего величия заказал. Чо-то она мелковата, однако… (Смотрит в блокнотик, где у него данные о всех экспонатах.) Высота статуи должна быть ровно четыре метра. А в этой сколько?

Тима: Да разве теперь узнаешь, она же на куски распалась. Барсик: А снова собрать никак нельзя.

427

С е ва (для вида пробует поднять один из кусков): Ох, ну и

­тяжесть!

Барсик: А если людей пригласить?

Тима: Барс Сергеевич, я чего-то не додул. Вы что и в самом деле нам настолько не доверяете.

С ева: Вот-вот и дядя Ясон поначалу туда же. А потом как мы ему все объяснили, сразу на попятную пошел.

Барсик: И что вы ему сказали?

Тима: Что в его записи явная ошибка вкралась.

С ева: Ведь откуда они к вам попали, эти самые записи. Барсик: Ясное дело от самого Бусаила, я нашел их в его дирек-

торском кабинете.

Тима: А мы о чем толкуем? Нефтяной, да вы и сами знаете самый что ни на есть первостатейный враль на этом свете. Он, наверное, и самого Мюнхаузена за пояс заткнул бы, сойдись они в творческом поединке.

Б а р с и к : В общем-то вполне возможно, как же я еще раньше не додумался до этого.

С ева: Это ничего, шеф, уж лучше поздно, чем никогда. Тима: Точно-точно, Барс Сергеевич.

Барсик: Ладно, проехали. Стало быть выходит вы снова ни при-чем. Не нравится мне это. Я же сюда повоспитывать вас прибыл.

С ева: Ха, какая чушь, будто бы вы сами никогда чего-либо пло-хого не делали.

Барсик: На что это ты намекаешь, паршивец. Всем известно, что Барс Сергеевич Свеклин, животное самое что ни на есть поря-дочное.

С ева: Аха, а кто, поддавшись наветам Тигрика, нас сослал чуть ли не на Колыму?

Барсик: Так было же за что!

С ева: Согласен, меня да, а вот Тимку-то зачем?

Барсик: В самом деле, Тимка, а почему ты впал у меня в не-милость.

Тима: Так это, чтобы Севке было с кем скоротать вдали от род-ных пенатов время.

Барсик: Да, жесток я и впрямь бывал в прежние времена. Хо-рошо уговорили, все трое едем обратно ко мне в именье. Более того, будете жить теперь на третьем этаже.

С ева: Неужто в Ясоновых хоромах? Барсик: Что вы, лишь в его спортивном зале. Тима: Ясненько.

428

Б а р с и к: Так вы еще и недовольны? Впрочем я могу и пере­ думать.

С ева: Лично я согласен. Тима: Тогда и я тоже.

Б а р с и к: Вот и чудненько. Значит договорились. И все-таки что со статуей делать будем?

С ева: Босс, не беспокойтесь, я сам лично прослежу за уборкой. Барсик: Да я не об этом.

Тима: А о чем?

Барсик: Надо бы хоть копию вместо разбитой поставить.

С ева: Вот это мысль, шеф. Я между прочим уже и сам подумывал об этом.

Барсик: Тимон, займись перед отъездом.

Уже в именье пана Барсика. Все четверо родственников, то есть Тима, Сева, Ясон и Барсик, сидят на скамейке под окном спальни хозяи-на и чинно беседуют о делах житейских. Появляется запыхавшийся ­Нурадин.

Н у р а д и н: Барин, вам конверт из стрельнинского музея при­ слали.

Барсик: Спасибо, брат, давай его сюда. Управляющий с покло-ном передает ему пакет.

Б а р с и к (просматривая содержимое конверта): А это что за хрень. Никак фотография, заказанной Тимкой копии. Странно да она и вправду много больше, чем казалась в разбитом виде. На-ко, Тимон, изучи ее.

Тима, а заодно Ясон с Севкой, пристально разглядывают снимок.

88
{"b":"174469","o":1}