ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Слышно было, как загремели по деревянным ступеням его шаги.

Сразу у лестницы, как поднимешься, стояла раздвижная перегородка — фусума. «Берет» решительно постучался. Дешёвенькая фусума затряслась.

— Послушай-ка!

Ответа не было. Он снова постучал.

— Слушаю вас, — раздался женский голос.

— А ну-ка, открой!

— Пожалуйста.

Рывком он раздвинул фусума. Стоя возле японской постели — футон — из ткани с цветочным рисунком, девушка застёгивала юбку. Его не было видно.

— А где мужчина?! — заорал «Берет».

— Ушёл, — сказала женщина, подняв глаза.

«Берет» осмотрел комнату. Площадь её составляла не больше трёх татами, так что достаточно было одного беглого взгляда. Полкомнаты занимала постель. Маленький столик и над ним — полка для традиционных японских кукол. На стене развешаны фотографии киноактёров. Тумбочка с бельём. За окном виднеется красная неоновая вывеска соседнего заведения.

— Когда ушёл?

— Только что.

«Берет» сбежал с лестницы. Выскочил к главному входу, осмотрелся. Среди прохожих похожей фигуры не было видно. «Берет» хотел было пойти в одну сторону, но вдруг остановился.

Он что-то вспомнил. В той комнате есть стенной шкаф. «Берет» медленно повернул обратно и, пригнувшись, вошёл в простенок. Когда он снова влезал в боковую дверцу и поднимался по лестнице, уличный певец в кабачке под аккомпанемент гитары завёл быструю мелодию мамбо. Гости захлопали в ладоши и принялись подпевать.

«Берет» неожиданно отодвинул фусума. На постели всё так же никого не было. «Берет» вошёл в комнату.

Краем глаза он заметил, как метнулось что-то белое. «Берет» попытался отступить, но было уже поздно. Он схватил его. «Берет» почувствовал, как в бок упёрлось что-то твёрдое.

— Ну подожди! — гневно закричал «Берет».

Внизу продолжали увлечённо петь и отстукивать ритм.

Он не говорил ни слова. Да в этом и не было надобности. За него говорил приставленный к телу собеседника пистолет. Выстрел прозвучал глухо.

Парень в берете свалился на постель. Он пристально посмотрел на своего спутника. Поверженный, тот ещё пытался подняться. Руки и ноги шевелились, как лапки у насекомого.

Пение под гитару продолжалось. Аплодисменты кончились, кто-то стал говорить.

Он уселся верхом на поверженного мужчину. Тот глядел на него снизу полными страха глазами.

— Скотина! Ты ведь шпик! В лошадях ты ничего не понимаешь! Только болтаешь попусту. Дерьмо!

Обливаясь потом, он прижал рукой лицо парня в берете и дулом пистолета попытался открыть ему рот. Тот не давал сделать это, сжав губы и стиснув зубы.

Будто орудуя специальным инструментом, он стал выламывать «Берету» зубы. Протолкнув язык, всунул дуло в рот. Теперь пистолет торчал у «Берета» изо рта. На этот раз выстрел прозвучал громче. Кровь изо рта прыснула так, как бывает, когда треснет плод граната

Звук гитары оборвался. Он сбежал с лестницы. Сбив с ног девушку, которая шла посмотреть, что за шум наверху, он, пригнувшись, выбежал в переулок и припустил со всех ног.

Сразу вслед за этим поднялась суматоха.

ПОХИЩЕНИЕ

1

Где-то вдалеке послышался голос. «Хакидзаки-сан, Хакидзаки-сан!» — чётко доносились слова. Хакидзаки Тацуо открыл глаза.

Хозяйка пансиона[12] стояла рядом с его постелью на коленях. Она была в хафи[13], накинутом поверх ночного халата. Плечи её освещала электрическая лампочка, которую на ночь обычно выключали. Тацуо стал просыпаться.

— Хакидзаки-сан, Хакидзаки-са-ан!

Из-за спины хозяйки выглядывал Тамура Манкити.

— А, это ты? — Тацуо посмотрел на ручные часы, которые лежали у изголовья. Было начало четвёртого утра.

— Крепко ты спишь!

Полноватый Тамура пристроился у постели. Лицо у него было красное, так что Тацуо подумал, уж не пьян ли он. Но оказалось, что это не так. Лоб у Тамура был в поту. Он сопел носом, как бывало всегда в минуты возбуждения.

— Само собой, я сплю. Зачем в такое время врываться в чужой дом!

Увидев, что Тацуо встаёт, хозяйка стала спускаться вниз.

— Ну что у тебя на этот раз?

— Произошло нечто чрезвычайное. Вот смотри-ка сюда. Сразу проснёшься.

Тамура достал из кармана сложенную вчетверо газету, сам развернул её и ткнул в нужное место указательным пальцем.

— Это утренний выпуск, который только печатается. Ещё пахнет типографской краской. Да вот здесь, здесь!

Тацуо стал вглядываться. Над статьёй в четыре столбца бросался в глаза заголовок, набранный крупными иероглифами:

УБИЙСТВО ИЗ ПИСТОЛЕТА В НОЧНОМ СИНДЗЮКУ.

СЫЩИК — СОТРУДНИК АДВОКАТСКОЙ КОНТОРЫ

Двадцать пятого апреля вечером, в одиннадцать часов пятьдесят минут, госпожа Удо Тамаэ, сорока одного года, владелица кабачка «Тамаэ», что расположен в Синдзюку на такой-то улице, обнаружила, что из поднявшихся на второй этаж заведения посетителей один убит из пистолета, а другой — видимо, преступник — бежал. Поначалу эти двое — один в голубом костюме, лет около тридцати, а другой — примерно сорокалетний, в берете — вместе выпивали. Затем более молодой позвал на второй этаж поразвлечься официантку Т., восемнадцати лет, а мужчина в берете остался ждать. Минут через тридцать он тоже поднялся на второй этаж и позвал из-за фусума своего молодого собутыльника. По рассказу официантки Т., молодой признался, что спутник надоел ему, и спрятался в шкаф, а девушку попросил сказать, что он уже ушёл.

Услышав об этом, мужчина в берете поначалу вышел на улицу. Молодой поблагодарил Т., дал ей тысячу иен и предложил спускаться вниз. Т. пошла вниз, а тем временем наверх снова поднялся тот, который был в берете. Раздались выстрелы. Т. пошла посмотреть, что случилось, но у двери на лестницу её сбил с ног сбежавший со второго этажа молодой парень, который умчался в переулок. Поднявшись на второй этаж, девушка обнаружила, что мужчина в берете лежит застреленный на постели. Из «Тамаэ» последовал звонок по телефону 110 в полицию. На место происшествия выехал следователь Ягути из первого следственного отдела, которым руководит Сатомура. Труп представлял собой чудовищное зрелище: один выстрел был сделан в живот, другой — в рот. Жертву удалось опознать — благодаря визитной карточке, найденной у него в кармане: «Тамару Тосиити, служащий адвокатской конторы Сэнума. Район Минато, квартал Адзабу». Оба мужчины, как говорят, появились в «Тамаэ» впервые. Полицией создан штаб по розыску преступника при отделении в Ёдогава. Адвокат Сэнума в настоящее время находится в путешествии и отсутствует в Токио. По словам ночного дежурного из его конторы, сыщик Тамару поступил к ним на работу пять лет назад. Что касается официантки Т., то сведения относительно неё выясняются. Похоже, она занимается проституцией. Орудием убийства, по-видимому, был пистолет кольт. Сегодня в результате вскрытия из тела будут извлечены пули, на основании анализа которых будет вынесено более точное суждение.

— Эта статья поступила в два часа ночи, когда работа над утренним выпуском уже совсем заканчивалась. Я просто поразился, когда получил её от нашего корреспондента, дежурившего при полицейском управлении. Адвокат Сэнума — это ведь юридический консультант твоей фирмы, не так ли?

Тацуо не смог даже сразу ответить — голос пропал. Сон как рукой сняло. Он старался как-то собраться с мыслями.

— Действительно адвокат Сэнума? — повторил Тамура.

— Да.

— Мужчина в берете! Тацуо встречался с ним в баре «Красная луна», видел его в зале ожидания на станции Токио. Вот оно что! Тогда «Берет» и впрямь говорил о чём-то с адвокатом Сэнума.

— Я подумал, что это может иметь какое-то отношение к делу о мошенничестве, связанному с вашей фирмой. Думаю, имеет непосредственное отношение. Это моё предчувствие. У тебя есть соображения на этот счёт?

вернуться

12

В Японии молодые одинокие люди снимают комнату в частном доме и пользуются по договорённости рядом бытовых услуг.

вернуться

13

Хафи — нарядная накидка в японском стиле.

19
{"b":"174869","o":1}