ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тацуо улыбнулся:

— Ты уже считаешь этого человека преступником?

— Ну, я допускаю, что он может быть преступником, — сказал Тамура.

Тацуо не возражал против такого допущения. Ему казалось очевидным, что это бармен Ямамото, он же мошенник Хоригути.

— А позже поездов нет? — спросил Тацуо, и Тамура снова уткнулся в расписание.

— Потом только два местных экспресса.

— Хм. Вот как. Значит, ему обязательно надо было успеть на этот обычный поезд в двадцать два десять.

— Почему же было необходимо успеть именно на этот поезд?

— Слушай, а как называются эти семь станций?

— Та-ак. Тикуса, Оосонэ, Касугаи, Кодзодзи, Тадзими, Тосоцу, Мидзунами, — прочитал Тамура.

— Но ведь до ближних к Нагоя станций можно доехать и на автобусе. Практически только поездом надо добираться до станций, начиная с третьей.

— Да ну? Вот это здорово. Значит, остаётся пять станций. Уже легче. Ну давай начнём с того, что проверим эти пять станций.

— Ты хочешь поехать туда и проверить на месте? — Тацуо впился глазами в полное решимости лицо Тамура.

— Хочу поехать. Попрошу начальника отдела. В Нагоя тоже есть корпункт нашей газеты, они должны мне помочь. — Глаза Тамура засверкали.

Тацуо изучал названия этих пяти станций.

Касугаи. Кодзодзи. Тадзими. Тосоцу. Мидзунами.

Тацуо захотелось проехать по этой линии. Маленькие провинциальные станции. Ему казалось, что, если он отправится туда, какая-то ниточка попадёт ему в руки.

Но такой решимости, как у Тамура, у него не было. Тацуо начал колебаться.

Тем же вечером, в восемь часов, пассажирскому дежурному по станции Токио позвонили со станции Гифу.

— Алло, алло. Говорит помощник начальника станции Гифу. Я по поводу больного, который должен прибыть тридцать девятым экспрессом «Западное море» из Токио. Нам сообщили об этом с вашей станции.

— Так, так. Спасибо за беспокойство. Ну что, прибыл благополучно?

— Да вот в чём дело. Мы ждали его, но больной с поезда не сошёл. Двое наших служащих выходили встречать на платформу.

— Как не сошёл?

— А вот так. Все, кто сошёл, были весьма здоровые и бодрые. — В голосе помощника начальника станции Гифу чувствовалось недовольство.

— Вот странно. Они ведь сказали, что выйдут в Гифу. Подождите, пожалуйста. Как же это сказать… Значит, там… А не сошла с поезда группа людей с нарукавными повязками «Синъэнкай»? Двадцать три человека.

— С нарукавными повязками не сошло ни одного пассажира.

— Как? Ни одного не сошло? Странно. Они сказали, что группой поедут до Гифу. Все с нарукавными повязками. Эта группа и несла больного на носилках.

— А они точно отправились тридцать девятым экспрессом?

— Это несомненно.

— В таком случае на нашей станции эти пассажиры не выходили. Вот и всё, что мы можем вам сообщить.

— Вот как. Ну, спасибо за труд. Выясним подробности у главного кондуктора.

Дежурный по станции закончил разговор в большом недоумении. Эти пассажиры столько шумели о том, что выходят в Гифу, и вот надо же, видимо, решили ехать до другой станции. Конечно, на здоровье, пусть выходят, где хотят. Но ведь он специально сообщил в Гифу, и там готовились их встречать. Надо выяснить, что же всё-таки произошло на самом деле.

Экспресс в двадцать два часа прибыл на станцию Осака. Здесь кондуктор должен был смениться.

В двадцать два сорок дежурный по станции Токио позвонил в Осака и позвал к телефону сменившегося кондуктора.

— Алло, алло. Я говорю с кондуктором тридцать девятого экспресса?

— Да, верно.

— Вы знаете про больного, который ехал из Токио до Гифу?

— Знаю. Его ещё разместили на двух сидячих местах. Я присматривал за ним от Токио.

— Он сошёл в Гифу?

— Это самое… — кондуктор немного запнулся, — когда мы отправились со станции Овари-Итиномия, я пошёл посмотреть, и оказалось, что его уже не было.

— Как? Уже не было?

— Ну да. Там уже сидели другие пассажиры.

— Значит, вы не знаете, где они сошли?

— Зазевался и не обратил внимания. — По голосу кондуктора чувствовалось, как он обескуражен. — Немного отвлёкся на другие дела. Но я был спокоен, ведь при больном ехали сопровождающие.

— Эта группа была с нарукавными повязками?

— Когда они сели в Токио, то да. Но когда проехали Одавара, я пошёл проверять билеты и увидел, что все они повязки сняли.

— Значит, вы не знаете, где они сошли?

— До Хамамацу и больной, и группа точно были на месте. Знаю, потому что заходил в их вагон. А что было дальше…

Короче, дело было весьма неясное.

— Странная история, — проворчал дежурный по станции и рассказал о том, что случилось, сидевшим у него в кабинете сослуживцам.

Кстати, рассказ этот случайно услышал сыщик, которого прислали на станцию в связи с расследованием дела о похищении адвоката Сэнума.

ГЛАЗАМИ СЛЕДСТВИЯ

1

Услышав, как дежурный сказал: «Странная история», вошедший сыщик неожиданно обернулся к нему.

— Что-то случилось? — За очками в тяжёлой роговой оправе блеснули глаза.

Дежурный засмеялся и сказал:

— В группе туристов из провинции оказался больной. Надо было отправить его в Гифу на носилках. Мы проявили заботу, связались со станцией Гифу. А сейчас оттуда позвонили и выяснилось, что этот больной на станции не сошёл.

— Не сошёл? То есть в каком смысле не сошёл? — Сыщик достал сигаретку и закурил. Сигареты он из экономии курил коротенькие, разрезая их пополам.

— Короче говоря, они сошли где-то по пути. Эта группа туристов была с нарукавными повязками. Никто из них не вышел в Гифу. Дело началось с того, что их представитель явился к нам и попросил о содействии. Мы сделали всё, что могли, даже попросили подготовиться к встрече на станции назначения.

— Хм. Как же так? Что же это за группа?

— Их возглавляет священник из храма. У них там что-то вроде общества взаимопомощи. Они собрали деньги и приехали в Токио осматривать достопримечательности.

— А-а, такое часто бывает в деревнях. Я сам родом из провинции Сага на Кюсю, у нас это тоже принято. Крестьяне, скажем, в течение полугода или года копят деньги и потом тратят их на такого рода развлечения.

Словоохотливый сыщик ударился в воспоминания. Своими рассказами он явно отвлёк от темы и других. Расспросы прекратились. Всё это привело в итоге к тому, что штаб расследования потерял напрасно два дня.

Следствие пришло к выводу, что существует связь между убийством в Синдзюку и похищением адвоката Сэнума. Расследование обоих случаев вели параллельно.

Что касается преступника, то пока было известно только, что, скорее всего, речь идёт о человеке по имени Ямамото, бармене из «Красной луны». Поначалу в штабе были настроены оптимистически и считали, что, раз известно имя, остальное будет сделать нетрудно. Но оказалось, найти его не так-то просто! Хозяйка «Красной луны» Умэи Дзюнко сказала, что взяла Ямамото по рекомендации Оно Сигэтаро. Оно был этакий повеса, занимался посреднической деятельностью: устраивал на работу в бары Синдзюку и Гиндзы официанток и барменов.

Тридцатидвухлетний бывший учитель танцев, Оно был бледнолиц и изящно сложён. Чувствовалось, что он ведёт беспорядочный образ жизни. На вопросы дежурного следователя он отвечал так:

— Познакомился я с Ямамото-кун с год назад. Он сказал, что родом из префектуры Яманаси, но хорошенько я этого не знаю. Познакомились мы в баре на Гиндзе, куда оба зашли выпить. Он сказал, что одно время работал барменом и сейчас хотел бы устроиться на работу. А меня уже просили в «Красной луне» подыскать им кого-нибудь. О его образе жизни я совсем ничего не знаю. Что ни говори, общались мы только в баре за выпивкой. Настоящее ли его имя — Ямамото, я не знаю.

Как и официантки, бармены подолгу не сидят на одном месте и кочуют из заведения в заведение. А в том, что хозяйка «Красной луны» не знала хорошенько ни где живёт Ямамото, ни как живёт, не было ничего странного.

28
{"b":"174869","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Душа в наследство
Семейная тайна
Технологии Четвертой промышленной революции
Шаг над пропастью
Клад тверских бунтарей
Слепое Озеро
Психиатрия для самоваров и чайников
Дюна: Дом Коррино
Древние города