ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Странно, как он оказался на перевале Кисо и почему погиб, сорвавшись с обрыва. Может, пострадавший — кто-то другой? — пробормотал в задумчивости руководитель следствия.

Но если всё окажется действительно так и погибший именно тот адвокат, это может послужить ключом к раскрытию всего дела. Вот почему руководитель следствия решил отправить на место своего заместителя Идэ. С ним поехал ещё один сыщик.

Вместе с братом покойного адвоката они отправились на следующее утро восьмичасовым экспрессом со станции Синдзюку. В половине второго экспресс прибыл на станцию Сиодзири, а около трёх часов — на станцию Кисо-Фукусима. Там их и встречал представитель местного отделения полиции.

Труп уже перевезли в муниципальную больницу. Через город Фукусима протекает река Кисо, и больница расположена рядом с мостом через неё.

Полицейские и брат покойного адвоката зашли в палату, где лежал труп. Взглянув на лицо, младший брат, побледнев, вскрикнул:

— Это он!

Следователь Идэ уточнил на всякий случай:

— Ошибки быть не может?

Брат адвоката подтвердил сказанное и добавил, что Сэнума за это время сильно исхудал.

Токийский следователь выслушал от пожилого местного коллеги подробный отчёт о месте происшествия. Ему показали нарисованную сыщиком схему и крупномасштабную карту местности.

Следователь из Фукусима полагал, что потерпевший, застигнутый бурей, не мог спуститься с гор и был вынужден блуждать по ним, пока, оступившись, не свалился с обрыва.

У Идэ возникло сомнение: как адвокат, похищенный и увезённый из Токио экспрессом «Западное море», оказался через много дней после этого в Центральных Японских Альпах и зачем ему надо было в одиночестве скитаться по горам?

— Принадлежат ли господину Сэнума эти рубашка и брюки, а также обувь, рюкзак и котелок? — спросил Идэ брата покойного.

— Нет, не принадлежат. У него не было таких вещей. Я их не помню, — ответил брат.

Но эти предметы не были новыми. Не похоже, что адвокат купил их по пути. Это были старые вещи, которые, видимо, не раз надевали и использовали другие люди. Словом, всё, что было при адвокате в момент смерти, он одолжил или купил у других.

У Идэ возникла догадка, что похитители отвели адвоката в горы и сбросили его с обрыва. Это было вполне возможно.

— Будьте добры, сделайте вскрытие и определите причину смерти, — попросил следователь.

«Эх, если бы это было в Токио! — подумал он — Найдётся ли в этой глухомани врач, сведущий в вопросах судебной медицины, подобный тем специалистам, которые работают в клинике полицейского управления в Токио?» Идэ начал испытывать вполне понятные опасения.

Главный врач, видный мужчина с седоватой шевелюрой, уверенной рукой начал вскрытие, не прекращая по ходу дела диктовать его результаты. Через некоторое время он сказал стоявшему рядом Идэ:

— Похоже, у него в желудке давно пусто.

Он вытащил печень, желудок, сердце, лёгкие и стал характеризовать их состояние.

— Сэнсэй! Хорошенько исследуйте мозг, — сказал Идэ, и хирург в марлевой повязке согласно кивнул.

После внимательного осмотра он сделал заключение:

— Подкожного кровотечения не было. Следов удара не обнаружено.

— Сэнсэй, что это значит? — спросил Идэ.

— Если человек ударяется затылком, обычно возникает подкожное кровотечение. В этом случае оно не обнаружено. Кроме того, поскольку мозг — это мягкая ткань, то при ударе следы его проявляются на противоположной стороне. Здесь этого тоже нет.

— А эти особенности проявляются при сотрясении мозга?

— Да.

— Что же означает их отсутствие?

— Ну, сотрясение мозга бывает и без этих признаков. Обычно сотрясение мозга при вскрытии определить не удаётся. Но вот что означает отсутствие подкожного кровоизлияния?.. При сильном ударе оно должно быть обязательно… Послушай, а какова температура тела? — спросил он ассистента.

Ассистент ответил, и врач слегка кивнул:

— Это симптом смерти от переохлаждения.

— Смерть от переохлаждения? — поразился следователь.

— Температура тела очень низкая. Видите ли, цвет крови различен в левой и правой части организма. В левой он красный, а в правой — черноватый. Это похоже на симптом смерти от переохлаждения.

Следователь вспомнил, что накануне того дня, когда труп был обнаружен, разразился тайфун. Всю ночь на высоте полутора тысяч метров хлестал дождь. Что ж, всё это похоже на правду. Надо будет проверить на метеорологической станции, до какой отметки понизилась тогда температура в окрестностях места происшествия.

— Значит, он умер от переохлаждения? Это не сотрясение мозга? — спросил следователь.

— Утверждать, что это смерть от переохлаждения, пока нельзя. Но похоже на то, — сказал врач, разрезая желудок. — Совершенно пустой желудок. Значит, он был в крайней степени утомления.

Теперь врач взялся за кишечник. В нём тоже ничего не было. Раскрыв нижний раздел толстого кишечника, врач снова удивился, взял пинцет и вытащил оттуда что-то похожее на маленькое чёрное зёрнышко. Их там оказалось бессчётное количество.

— Что это такое? — поинтересовался следователь.

То, что поменьше, — это дикая земляника, а побольше — зёрна акебии, — ответил врач. Немного подумав, он пришёл к выводу: — Идэ-сан, я думаю, этот человек умер от голода. Следователь от удивления вытаращил глаза.

2

Смерть от голода… Этот вариант был для следователя Идэ полной неожиданностью. Он думал, что Сэнума разбился насмерть, упав с обрыва. Ведь у него действительно на затылке рана глубиной пять миллиметров и длиной два сантиметра.

— Голодная смерть. Сэнсэй, не могли бы вы подробнее объяснить, что это значит? — попросил Идэ врача.

«Ведь обстоятельства смерти от ушиба и смерти от голода бывают совершенно разные. А может быть, дело просто в недостатке компетенции у этого провинциального доктора?» — подумал Идэ.

— Во-первых, в желудке ничего нет. И кишечник тоже пуст. В нижней части кишечника тоже лишь какие-то жалкие остатки пищи. Уже одно это указывает на голодную смерть. А вот и доказательства. — И врач показал помещённые в пробирку дикую землянику и зёрна акебии. — Эти зёрнышки так и не были переварены. Понятно, что человек проглотил их на крайней стадии голода. Возможно, он пытался есть и корни деревьев, и лягушек.

— А сколько может прожить человек без пищи?

— Одни люди — больше двадцати дней, а другие умирают после двух-трёх дней голодовки. Всё зависит от обстоятельств.

— Расскажите, почему умирают так скоро? — спросил следователь.

Вопрос прозвучал как-то наивно, и врач улыбнулся одними глазами.

— Скоро умирают в тех случаях, когда человек получает психическую травму. Скажем, от страха, или от беспокойства, или от растерянности.

— В самом деле! — Следователь представил себе, как адвокат Сэнума в одиночестве блуждал по горам.

— Затем, если, скажем, стоит холодная погода, то смерть от голода наступает быстрее. Так что в нашем случае человек, я полагаю, умер очень быстро. Вот почему я сначала подумал, что он скончался от переохлаждения. Температура тела была слишком низкой. Для него пребывание в бурю высоко в горах в течение целой ночи именно так и должно было закончиться.

В это время подошёл сыщик, который связывался с метеорологической станцией, и сообщил, что в ту ночь, когда пронёсся тайфун, температура воздуха в окрестностях Кисо на высоте свыше тысячи метров была около семи градусов.

— Вот оно что! Когда температура опускается так низко, да к тому же идёт проливной дождь… вот всё так и обернулось, — сказал врач, услышав об этом.

Нельзя было поверить, что у Сэнума ничего с собой не было. Он, конечно, нёс консервы, но всё подчистую съел, а пустые банки выкинул. Выходит, он всё-таки умер от голода.

— Сэнсэй! А с момента смерти прошло около тридцати часов? Так ведь сказал врач, осматривавший труп на месте происшествия.

— Да. Часов тридцать, если считать от времени вчерашнего осмотра трупа, — подтвердил главный врач.

43
{"b":"174869","o":1}