ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бог счастливого случая
Государева избранница
24 часа
Мужчина – это вообще кто? Прочесть каждой женщине
Незабываемая, или Я буду лучше, чем она
Жена по почтовому каталогу
Любовь и брокколи: В поисках детского аппетита
Любовь по-драконьи
Про деньги, которые не у всех есть
A
A

— Если даже половина из того, что ты тут наговорил, — правда, я возьму его не задумываясь, — сказал Трайша, когда Окаван замолчал. — А не верить тебе у меня оснований нет.

Вазгер чуть скривил губы в довольной ухмылке, а командор тем временем, на миг задумавшись, снова заговорил:

— Кстати, Окаван упомянул о воинском знаке… позволишь взглянуть?

Вазгер понимал, что официально он еще не нанят, но фактически вопрос давно решен, и теперь следует подчиняться. Запустив руку под куртку, Вазгер второй раз за сегодняшнее утро вытащил знак и, не снимая шнурка с шеи, протянул его Трайше. Тот, приблизившись, даже не взглянул на лицевую сторону медальона, одинаковую у любого воинского знака, а сразу же перевернул на тыльную сторону. В коридоре было достаточно света, чтобы прочесть нанесенную на серебро надпись. Пробежав глазами слова, начертанные на медальоне, Трайша удивленно взглянул в лицо Вазгера:

— Пожаловано Дагмаром Освободителем? Ты, видимо, действительно хорошо служил нашему королю. Почему не сказал сразу?

— Разве это имеет значение? — ответил Вазгер, мельком взглянув на выпучившего глаза Окавана. — Хороший воин — он сам по себе, ему не нужны рекомендации высокопоставленных лиц. За него говорит меч.

— Верно, — задумчиво произнес командор, выпуская из пальцев медальон, который наемник тотчас спрятал за пазухой. — Ладно, там разберемся.

Облегченно вздохнув, Вазгер незаметно подмигнул Окавану, уже пришедшему в себя и скрытно грозящему наемнику кулаком.

— Вы берете меня? — громко и раздельно спросил Вазгер, впившись взглядом в глаза командора Трайши. Наемнику хотелось услышать однозначный ответ.

— Да, — кивнул Трайша. — Если согласишься, могу поставить десятником в один из резервно-засадных полков…

Вазгер покривился: он не привык отсиживаться в резерве в разгар битвы, и только потом понял, что это ему будет только на руку.

— В полку будет сотня воинов примерно твоего уровня, — как ни в чем не бывало продолжал командор. — Большинство похуже, конечно, но все же опыт у них немалый, сработаетесь.

— Не сомневаюсь. — Наемник довольно улыбнулся. Ему продолжало везти. Получить под свое командование десяток ветеранов — это не самое плохое назначение. Если бы Трайша отправил его к границе, все было бы значительно хуже: Вазгеру нельзя удаляться из города.

— Даю тебе сутки, чтоб ты освоился, — добавил командор. — Внизу на первом этаже найдешь писаря, он тебе состряпает приказ о назначении и даст записку, по которой ты получишь аванс. Если хочешь, можешь туда же включить плату за Острокрыла, тебе выдадут, не сомневайся.

— Могу я идти? — осведомился Вазгер. Трайша кивнул:

— Запоминай и писарю скажи: полк Тинг-Маруна, десятник-наставник. Дальше он сам поймет, там только одно свободное место.

Наемник снова приложил кулак к груди и поклонился, а затем, развернувшись на каблуках, быстро зашагал к лестнице.

— Желаю остаться живым, — произнес вслед Окаван, провожая Вазгера задумчивым взглядом. Что-то не так было с этим наемником, но что именно — он пока не смог понять.

Вазгер, уже ступив на лестницу, обернулся и встретился глазами с командиром отряда. Несколько секунд они стояли молча, глядя друг на друга, а затем наемник, склонив голову, прошептал:

— Тебе тоже, Окаван. Тебе тоже…

Пожелание командира отряда не согрело его, как бывало раньше, когда кто-то говорил ему эти слова. Возможно, на этот раз Вазгер просто не верил, что все закончится хорошо. Уж слишком сложная, даже почти невыполнимая задача стояла перед ним.

Глава 4

НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА

Наемник прекрасно понимал, что все это тоже своего рода проверка. Командор дал ему минимум информации, чтобы проследить, как Вазгер сможет сориентироваться в сложившейся ситуации. Зная имя тысячника, не так-то легко отыскать его среди остальных. Однако Вазгера это ничуть не заботило, поскольку опыта у него хватало. Перво-наперво он, задав встречному воину всего пару вопросов, быстро выведал у того, где можно получить причитающиеся деньги, и уже спустя полчаса на шее у Вазгера едва слышно позвякивал пухлый замшевый кошель, полный золота. Большую половину денег составляла плата за уничтожение Острокрыла, но все же и аванс оказался не так уж мал. Теперь Вазгер вполне мог потратиться на приличную одежду и новую кольчугу, а также на боевой топор и щит, поскольку из оружия после ухода из Золотых шлемов у наемника остались лишь меч да нож.

Вазгер не стал сразу искать расположение полка. Для начала он наведался в кварталы ремесленников и торговцев. Петляя по узким улочкам и переулкам, Вазгер старательно гнал от себя воспоминания, которые преследовали его с того самого момента, как они с Окаваном въехали в город. Мэсфальд действовал на наемника не то чтобы угнетающе, но Вазгер все же чувствовал себя здесь как-то не по себе.

Наемник наконец отыскал небольшую лавку, где смог выбрать вполне приличную одежду: кожаные штаны, стеганую куртку, которая при нынешней погоде оказалась как нельзя кстати, да еще пару рубашек и подштанников. В соседней лавке Вазгер отыскал новенькие мягкие, но, тем не менее, прочные сапоги. Переодевшись, наемник без сожаления распрощался со своим прежним облачением, швырнув его кучке нищих, которые не отставали от него с тех самых пор, как он появился в этом квартале. За спиной сразу же завязалась драка: оборванцы, громко вопя и размахивая кулаками, пытались поделить доставшееся им богатство.

Без толку посетив еще несколько лавок, Вазгер, наконец, нашел то, что искал. Торговец попался толковый, и при его ненавязчивом и деятельном участии наемник приобрел толстую кожаную куртку, местами прикрытую небольшими, лежащими внахлест стальными щитками. Пристроив куртку в заплечную сумку вместе со сменой белья, Вазгер принялся разыскивать лавки торговцев кольчугами. Большинство таких лавок сейчас были закрыты, поскольку их хозяева выполняли королевский указ и ковали кольчуги исключительно для войска, а не на продажу.

Первый же подходящий магазинчик Вазгер обошел стороной, поскольку продающиеся там кольчуги оставляли желать лучшего. Во втором наемник задержался ненадолго, но также ничего стоящего не присмотрел. Еще несколько лавок оказались закрыты, и Вазгер уже подумывал вернуться, но неожиданно на самом краю квартала ремесленников он обнаружил еще одну, совсем небольшую, лавчонку. Судя по всему, раньше она знавала и лучшие времена. Краска на маленькой вывеске над дверью облупилась, и название можно было прочесть с большим трудом. Однако когда Вазгеру удалось разобрать надпись, он, не задумываясь, шагнул на порог. Кузнеца Шинго он помнил очень хорошо. Для простого воина, каким он когда-то был, покупка кольчуги у Шинго была очень дорогим удовольствием, но Вазгер не желал иметь дела ни с кем другим. Сейчас, наверное, сам Шинго отошел от дел, но у него был способный сынишка.

Вазгер толкнул незапертую дверь и ступил за порог. Колокольчик негромко звякнул, и через минуту сквозь заднюю дверь в помещение вышел невысокий кряжистый мужчина в кожаном фартуке. Повязанный на голове платок прикрывал коротко остриженные волосы. Сильные мускулистые руки были заложены за спину. Вазгер улыбнулся: он узнал сына Шинго сразу, тот был очень схож с отцом.

— Что желаешь? — просто спросил Линг.

— Отец-то как, жив еще? — вместо ответа спросил наемник.

Линг удивленно вскинул брови и внимательно посмотрел на Вазгера. Он не узнал вошедшего в лавку воина. Неизвестно, о чем он подумал за то короткое время, пока решал, что ответить Вазгеру, только задняя дверь снова отворилась, и в лавку вошел еще один человек.

— Шинго, черт тебя подери… — только и вымолвил Вазгер, увидев крепкого старика в суконных штанах и рубахе с расстегнутым воротом, прижимающего к груди тяжелый сверток, содержимое которого едва слышно позвякивало. Кузнец, казалось, почти не изменился, разве что волосы стали белыми, а лицо покрылось глубокими морщинами. Какое-то время кузнец и наемник вглядывались друг в друга, а затем Шинго медленно отложил сверток на стоящий у стены большой стол и подошел к воину вплотную.

26
{"b":"1752","o":1}