ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Развиваем мышление, сообразительность, интеллект. Книга-тренажер
Черновик
Переговоры с монстрами. Как договориться с сильными мира сего
Фирма
Тропинка к Млечному пути
Тайная жена
Лавр
Тирра. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!
Вместе быстрее
A
A

— Догнать! — заорал Маттео. — Десять тысяч золотых тому, кто принесет его голову!

Со всех сторон уже бежали гвардейцы, размахивая мечами, однако пускать оружие в ход никто из них не спешил: ситуация сложилась слишком странная и неоднозначная, а потому никто толком не знал, что произошло и как следует реагировать. С одной стороны — кто-то покушался на воина короля, а с другой — гвардейца приказал убить сам Главный Советник. Воин кричал что-то об измене, но не назвал ни единого имени, а это тоже не могло не повлиять на действия гвардии Дагмара. Бежать за преследуемым или хватать того, кто отдал приказ об убийстве? Маттео мгновенно оценил обстановку и понял причину колебаний гвардейцев, а потому открыл рот, чтобы окончательно дезориентировать их, но…

Бом-м!

Откуда-то сверху раздался оглушительный удар главного колокола. Звук был столь громок, что люди невольно зажимали уши, чтобы не слышать вибрирующего звона.

Маттео расхохотался. Все заготовленные слова разом пропали, поскольку стали не нужны. Скрывшийся гвардеец уже не мог ему помешать — он просто не успел бы добраться до короля и предупредить того об опасности, поскольку удар колокола был сигналом. Маттео загодя приказал доверенным людям пробраться на дворцовую колокольню и, если ничего не случится, заставить главный колокол зазвонить ровно в полдень, подавая сигнал к захвату дворца.

Все еще ничего не понимающие гвардейцы быстро оказались обезоружены нахлынувшими неведомо откуда чужаками в одеждах чиновников, слуг и даже не слишком знатных дворян. В планы Маттео не входила бессмысленная и жестокая резня, а потому он приказал по возможности избегать стычек с гвардейцами и убивать лишь тех, кто откажется сдать оружие. Советник совсем не желал зарекомендовать себя жестоким правителем — так можно было утратить доверие народа, который к новому королю, скорее всего, отнесется настороженно, несмотря на все недостатки прежнего.

Сдались, разумеется, не все, а только те, у кого хватило ума не сопротивляться, когда к горлу им приставили остро отточенные клинки. Но застать врасплох всех, конечно, не удалось, да Маттео и не рассчитывал на подобную удачу, прекрасно понимая, что без крови не обойдется. Со всех сторон слышался звон клинков, чьи-то выкрики и отчаянная ругань, но сложившие оружие гвардейцы и те, кто присматривал за ними, даже и не пытались воспользоваться суматохой и полезть в драку. Гвардейцы понимали, что не успеют сделать и шага, как окажутся проткнутыми добрым десятком мечей, а воины Маттео также не собирались бросаться на помощь своим сотоварищам, поскольку стоило им ослабить бдительность, как воины короля попытались бы напасть на повстанцев.

Мало-помалу стычки прекращались. Королевские гвардейцы были добрыми рубаками, и потому совладать с ними оказалось трудно. На каждого погибшего воина Дагмара приходилось по двое солдат Советника, однако Маттео заранее позаботился, чтобы не оказаться в меньшинстве. К тому же именно сейчас его люди должны были открыть входы в замок и впустить еще несколько сотен заговорщиков, чтобы те окончательно подавили сопротивление гвардии.

Маттео, постояв некоторое время посреди коридора и оценив обстановку, удовлетворился результатом и, отдав несколько приказов, заспешил туда, где сейчас должен был находиться король Дагмар. При удачном стечении обстоятельств властелин Мэсфальда мог быть уже захвачен в плен, однако Маттео сильно сомневался, что все окажется так просто. При короле неотлучно присутствовали почти два десятка гвардейцев. Кроме того, поблизости от королевских покоев день и ночь находились еще полсотни гвардейцев, готовых в любой момент прийти на защиту Дагмара, если тому понадобится их помощь, и Маттео не думал, что этих воинов удастся застать врасплох.

Главный Советник торопился, старательно обходя стороной те залы, комнаты и коридоры, где все еще кипело сражение. Далеко не везде солдаты Советника брали верх над гвардией короля, однако общая картина складывалась отнюдь не в пользу последней. Если ничто не помешает, то через четверть часа дворец наводнят вошедшие через распахнутые ворота воины и окончательно переломят ход схватки в сторону победы Маттео.

Советнику понадобилось достаточно времени, чтобы добраться до той части дворца, где должен был находиться король. Виной тому были запруженные народом галереи и коридоры, где происходили кровавые схватки. Несколько раз Советнику приходилось использовать свой магический меч, чтобы помочь одолеть несговорчивых гвардейцев. Те не ожидали от Маттео предательства и потому подпускали его достаточно близко, чтобы тот получил шанс напасть. Однако после того как один из воинов короля чуть не полоснул Советника клинком по горлу, Маттео не отваживался больше ввязываться в драку. Настоящее оружие так и осталось в ножнах на поясе, в нем Маттео не чувствовал надобности.

Галерея, несколько залов, два перекрестка на которых схлестнулись три десятка человек… Кто побеждает, пока не понять.

Еще несколько залов… Маттео наконец различил где-то впереди приближающийся с каждым шагом лязг стали, изредка прерываемый короткими выкриками, сумбурными приказами и воплями раненых и умирающих. Судя по звукам, бой впереди развернулся нешуточный, да и утихать он пока не собирался. Маттео не желал подставляться под случайный удар, а потому он удвоил осторожность и принялся пробираться к месту боя, используя для этого все, что могло послужить прикрытием. Когда Советник уже почти добрался до последней двери, разделявшей его и схлестнувшихся воинов, Маттео наконец догнали несколько солдат с луками и арбалетами. Советник напрягся было, но тут же расслабился — эти воины были на его стороне. Трое тотчас же окружили его, образовав нечто вроде живого щита, и Маттео, теперь уже безбоязненно, шагнул через порог, переступив через край одной из сорванных створок. На глаза попался погнутый и раскуроченный засов, — очевидно, гвардейцев застать врасплох не удалось и они успели запереть дверь. Это им, правда, помогло не надолго, но все же дало возможность укрепить позиции.

Маттео знал, что впереди должна быть широкая лестница — одна из восьми, ведущих на полуэтаж, с которого можно было попасть к покоям короля или его комнате в Западной башне. Советник не знал, как обстоят дела на остальных семи лестницах, но здесь все складывалось для воинов Маттео не слишком радужно. Гвардейцы пока довольно успешно отражали натиск противника, несмотря на то, что их было всего полтора десятка. Еще десять воинов короля, уже поверженные, распластались на ступенях вместе с мертвыми солдатами Маттео. Пара почти затоптанных гвардейцев пыталась выбраться из-под ног сражающихся, но Советник видел, что это у них не получится: слишком отчаянная была схватка и слишком сильно были они изранены.

Позиция гвардейцев была на редкость удобна, даже несмотря на то, что им приходилось защищать широкую лестницу, на которой, не мешая друг другу, могли разместиться шестеро воинов. Со временем гвардейцев должны были оттеснить от ступеней, заставив подняться на самый верх, где им пришлось бы туго. Уже сейчас они находились на верхней трети лестницы и очень медленно, но отступали, поднимаясь все выше. У половины гвардейцев были даже щиты, что давало им дополнительное преимущество, однако теперь, когда подошли лучники, исход боя стал ясен для всех. Стрелки не боялись задеть своих: лестница была не слишком пологой и потому воины короля представляли собой отличные мишени.

— Эй, вы! — рявкнул Маттео, обращаясь к гвардейцам. — Предлагаю вам сдать оружие и в этом случае гарантирую жизнь. Времени на размышления я не даю, так что решайте прямо сейчас.

— Мы не ведем переговоров с предателями! — выкрикнул седоусый воин, отражающий выпады сразу трех приверженцев Маттео. — Ты еще поплатишься, Советник!

Маттео нахмурился. Он знал этого гвардейца: тот был одним из лучших воинов короля, а потому Советнику очень не хотелось убивать его, но другого выхода не было. Гвардейцы, руководимые им, ни за что не сдались бы, а если бы удалось захватить их в плен, то ни он, ни его подчиненные ни за что не смирились бы с поражением.

45
{"b":"1752","o":1}