ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Услышав это имя, воин озадаченно крякнул. Наемнику удалось сбить золонианина с толку, и теперь тот не знал, как относиться к Вазгеру. Наконец воин решил, что лучше будет зря не конфликтовать с незнакомым стариком, требующим встречи с Олмасом.

— Где ж тебя только носило, а? — покачал головой золонианин. — Олмасу уж почти год как десятитысячника пожаловали.

Подобные вести Вазгера интересовали мало, и он лишь сухо кивнул, будто бы признавая слова воина как нечто само собой разумеющееся. Сотник, тысячник, десятитысячник — сейчас для наемника это не имело значения. Главное — побыстрее попасться на глаза командованию и любыми правдами и неправдами оказаться в рядах золониан. Но в то же время он прекрасно отдавал себе отчет в том, что добиться этого будет ох как непросто! Главным образом мешал возраст. Проживая в охотничьем домике у Гайдериса, Вазгер полностью успел оправиться от полученных ран, но поселившуюся во взгляде пугающую пустоту, смешанную с решимостью, и морщины, еще сильнее прежнего избороздившие осунувшееся лицо, скрыть было нельзя.

— Иди прямо. — Воин решил не связываться с наемником, столь безапелляционно требующим встречи с Олмасом. — Там увидишь коричневую палатку с гербом Золона на боку и красно-желтым стягом перед входом — это она и есть.

Кивком поблагодарив золонианина, Вазгер широким шагом двинулся к указанному месту, не обращая внимания на провожающие его взгляды. На наемника смотрел не только заговоривший с ним воин, но и некоторые другие, однако постепенно интерес к старику угас: мало ли что могло понадобиться ему в лагере золониан?

У палатки Олмаса, которую наемник нашел почти сразу, была выставлена охрана. Пара скучающих воинов лениво глазела по сторонам, временами перебрасываясь несколькими словами с проходящими мимо. Не таясь, Вазгер подошел прямо к ним, но был остановлен вытянутой рукой одного из воинов.

— Тебе чего? — совершенно безразлично поинтересовался золонианин, словно задавать этот вопрос ему приходилось по нескольку раз на дню. И в то же время Вазгер отлично видел, что пропускать его воин не собирается.

— Мне нужно поговорить с десятитысячником Олмасом, — терпеливо, но твердо ответил наемник, не делая попыток пройти дальше, прекрасно понимая, что от этого может быть только хуже.

— Иди отсюда, старик, — незлобливо произнес воин. — Олмас тебя не примет, у него есть дела поважнее. Если ты насчет остановившихся у тебя на постой, то отправляйся…

Золонианин, обрадованный возможностью почесать языком, начал дотошно объяснять Вазгеру, куда ему следует обратиться и что сказать. Похоже, воин принимал наемника за жителя одной из близлежащих деревенек, в которых были расквартированы некоторые части. И вот что странно, оба охранника до сих пор не обращали внимания на то, что на бедре у Вазгера висит меч — наемник его не прятал, равно как и торчащий из-за спины лук: боевой, не охотничий.

— Да ты, дед, никак воевать собрался! — Второй воин наконец решил наверстать упущенное, недобрым взглядом впившись в оружие. Чувства золонианина Вазгер хорошо понимал: наемник и сам по молодости так же относился к простолюдинам, бряцающим оружием, но позже изменил свое мнение — жизнь научила принимать и не такое.

— Ты кто, старик? — нахмурившись и оборвав на полуслове свои предыдущие излияния, произнес охранник, загородивший Вазгеру дорогу.

— Мне нужно увидеться с Олмасом, — не отвечая на поставленный в лоб вопрос, упрямо вымолвил наемник, не желая уходить не солоно хлебавши. Он начал думать, что попытка добиться встречи сорвалась, но все еще продолжал надеяться — и, как выяснилось, не зря. Разозленные упрямством старика, воины собирались хорошенько встряхнуть зануду, но тут полог, закрывающий вход в палатку, откинулся, и показалось недовольное лицо, почти полностью укрытое роскошной, заплетенной в три тугих косы бородой.

— Что здесь происходит, кому это я вдруг столь спешно понадобился? — громко произнес мужчина, выходя наружу и даже не смотря на вытянувшихся воинов, один из которых все еще пожирал Вазгера недовольным и подозрительным взглядом. Олмас был на целую голову выше наемника и куда шире в плечах. Своей массивностью он наверняка наводил трепет на более низкорослую молодежь, но Вазгера пронять было трудно. Наметанный глаз наемника почти сразу заметил чуть перекошенное левое плечо и плохо сгибающуюся в колене ногу — эти следы остались Олмасу в память о молодости, когда он еще только учился владеть оружием: подобные раны не для опытных воинов. Однако, несмотря на травмы, десятитысячник все еще был опасным противником: об этом говорили едва заметные глазу мелочи, но наемник различил их без труда. Олмас, похоже, также понял, что перед ним далеко не простой старик, но лишь немного нахмурился, ничем не выдав своей заинтересованности.

— Мне нужно вступить в ваше войско, — без обиняков вымолвил Вазгер.

— Нужно? — От Олмаса не укрылось это, казалось бы, малозначительное слово, и золонианин нахмурился еще больше. — Как это следует понимать, старик?

— Я сказал именно то, что сказал, — не повышая голоса, ответил Вазгер. — Надеюсь, ты все поймешь, когда выслушаешь меня.

Золонианин коротко кивнул, сделав вид, что не заметил ноток непочтительности в голосе наемника.

— Мое имя — Вазгер. Тебе это о чем-нибудь говорит?

— В Империи множество людей носят одинаковые имена, — осторожно сказал Олмас, однако в глазах его зажглись искорки понимания. Но что именно решил для себя золонианин, пока оставалось тайной.

— Конечно, — согласился наемник. — Но уверен, что ваши шпионы из Мэсфальда докладывали о казни и изгнании, происшедших сразу после дворцового переворота. Не говори, что об этом тебе ничего не известно.

Впервые на лице Олмаса появилось самое настоящее удивление, но оно почти тотчас же сменилось недоверием и настороженностью. Чуть отстранившись, золонианин окинул Вазгера взглядом с ног до головы, словно пытаясь проникнуть сквозь телесную оболочку. Наемник бесстрастно выждал, пока Олмас вновь посмотрит ему в глаза, а затем впервые криво усмехнулся. Вазгер знал, сколь жутко выглядят его растянутые в улыбке, покрытые шрамами губы, но Олмас спокойно вынес это зрелище.

— Тебе трудно поверить, — ответил золонианин, покусывая губы. — Я знал лишь одного человека, которому посчастливилось выжить после изгнания. Знал лично… Но если ты и вправду тот самый заслуженный воин, то меня не удивляет твое решение податься к нам. Хотя на твоем месте я бы остался в стороне от всего этого. Да, ты обижен на свой родной город. Может быть, в тебе даже кипит затаенный гнев, но, поверь, срывать свою злость так, как хочешь сделать ты — это не выход. Мне известно, что обвинение, по которому тебя подняли на эшафот — ложь. Те, кто заслуживает воинские знаки, не умеют предавать.

— Умеют, Олмас. Еще как умеют, — сверкнув глазами, бросил Вазгер, не сдержавшись. — Но ты прав, я не предавал Мэсфальд и не сделал бы это за все деньги Империи. Тогда не сделал бы…

— И что же изменилось? — В голосе Олмаса зазвенел металл.

— У меня свои есть причины, хотя, видят боги, если бы я знал другой выход, то не задумываясь поступил бы иначе. Я не собираюсь опускаться до дешевой мести, как, возможно, сначала подумал ты, пусть даже у меня есть дружок, с которым стоит свести счеты. И еще я хочу, чтобы ты знал: я здесь только потому, что это единственный способ попасть в скором времени за городские стены. Вы же собираетесь взять Мэсфальд, не так ли?

— Возможно, — чуть склонил голову Олмас.

— Не тревожьтесь, сил для этого у вашей армии хватит, — добавил Вазгер и, помолчав немного, продолжил, но так тихо, что Олмас лишь с большим трудом расслышал его:

— Да, Империя действительно катится прямиком в Огненное Царство, если уж люди начали захватывать людские города. Воистину я рад, что скоро умру.

Олмас вскинул брови:

— К чему ты клонишь, Вазгер? Что тебе нужно на самом деле?

— Попасть в город. Прикажи выдать мне отличительный знак золонианской армии и укажи, с кем я смогу харчеваться. Платы за наем на службу я не возьму, поскольку считаю постыдным требовать золото за предательство. А еще мне хотелось бы получить новый меч. Настоящий, а не массовой ковки. За это я помогу вам найти в обороне уязвимое место.

93
{"b":"1752","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Опыт «социального экстремиста»
История моего брата
Искусство убивать. Расследует миссис Кристи
Женщина справа
Психиатрия для самоваров и чайников
Государева избранница
Полночный соблазн
Ты должна была знать