ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

К орудиям он добрался спустя всего несколько минут. Руководящий работой сотник узнал наемника и кивнул, почти сразу позабыв о нем, вновь с головой уйдя в работу. Вазгер следил за приготовлениями с нескрываемым любопытством. Довольно внушительных размеров камни, лежащие тут же, особенно привлекли его внимание, поскольку, откуда они взялись, наемник не смог бы определить: поблизости Вазгер никогда не встречал подобных валунов. Впрочем, расторопность золониан заслуживала уважения — они довольно быстро сориентировались в ситуации и сумели раздобыть подходящие снаряды для баллист. Куда чаще метательные машины приходилось загружать средних размеров каменными обломками, если их собирались использовать против живой силы противника. Реже обломки обматывали паклей, которую поджигали перед самым выстрелом. Но на этот раз камни должны быть как можно тяжелее, чтобы удар их имел достаточную силу. Впрочем, для баллист золониан метнуть такой валун в цель проблемы не составляло: машины были сработаны на совесть. Вазгер не видел, чтобы за время подготовки был произведен хотя бы один-единственный пристрелочный выстрел — по всей видимости, обслуга баллист вполне полагалась на собственный опыт. И, как очень скоро выяснилось, отнюдь не напрасно.

В очередной раз взвыл рог, продолжая отсчет оставшихся минут. Со всех сторон слышались тревожные крики, смешанные с руганью приказы, чьи-то доклады о готовности. В любой момент баллисты готовы были начать обстрел городской стены: закладка последнего камня в чашу только что завершилась, и все, кроме тех, кто руководил стрельбой, поспешили отойти в сторону — бывали случаи, когда случайно лопнувшие, не выдержавшие натяжения канаты калечили и даже убивали стоящих слишком близко воинов.

Вазгер постарался отрешиться от всего, сосредоточившись лишь на баллистах да еще на ожидании сигнала. И вот далекий рог провыл еще трижды, над войском золониан пролетел какой-то тревожный гул, а в следующий миг первый камень сорвался с ринувшейся вперед и вверх чаши. Вазгеру показалось, что летел он почти беззвучно, а вот грохот от удара о стену превзошел все ожидания. Казалось, кто-то раздавил у самого уха невероятно сухой орех, так что наемник даже поморщился.

Полет второго камня Вазгеру удалось рассмотреть гораздо лучше, хотя этому едва не помешала выпущенная со стены стрела, вонзившаяся в снег совсем рядом с сапогом наемника, заставив того торопливо спрятаться за толстую раму баллисты. Валун летел лениво переворачиваясь в воздухе, будто брошенный огромной рукой. По плавной дуге он обманчиво медленно приближался к стене, и за миг до столкновения Вазгер понял, что камень угодит почти в то самое место, куда ударил его собрат. А потом до наемника докатился звук удара, Вазгер различил летящее во все стороны каменное крошево и поспешно покидающих стену воинов, уже понявших, что оставаться у бойниц равносильно самоубийству. Удары обоих камней были весьма чувствительны и изрядно поколебали стену, но выглядела она все столь же неприступной и монолитной, как и раньше. Однако Вазгера это не тревожило: он и не надеялся, что всего лишь пара камней способна обрушить укрепления Мэсфальда, пусть даже их крепость и подточена трещинами. Обслуживающие баллисты воины также реально смотрели на вещи, а потому, не тратя даром времени, вновь принялись заряжать свои машины, не дожидаясь, пока третья метнет свой снаряд. Впрочем, произошло это почти тотчас же, и новый удар обрушился на городскую стену. Врезавшийся в нее камень оставил после себя изрядный щербатый след. Вазгеру показалось, что стена чуть наклонилась и деформировалась у основания, но, так ли это на самом деле, он с уверенностью сказать не мог.

С двух ближайших башен орудия продолжали осыпать стрелами засевшие там лучники, но золониане предпочитали не отвечать, хотя время от времени стрелы защитников Мэсфальда находили своих жертв.

Заряжаемые баллисты натужно скрипели. В их конструкцию пришлось внести некоторые изменения, чтобы камни летели почти прямо и вперед, а не по высокой дуге, как это происходило обычно. Это мастерам золониан с успехом удалось, но вместе с достоинствами баллисты приобрели и несколько существенных недостатков. В частности, излишнее натяжение канатов, скрепляющих подвижные и неподвижные части машин, создавало угрозу их разрыва в самый неподходящий момент. Вазгер видел, чем может сулить такая поломка, а однажды и сам чуть не оказался погребен под рухнувшей на землю чашей с камнями, лишь чудом избежав гибели. Опасность понимали и воины Сундарама, обслуживающие баллисты, а потому все время тревожно косились на свои орудия, готовые в любой миг сорваться с места и отпрыгнуть в сторону.

Когда первая баллиста была снова заряжена, раздался предупреждающий крик, и чаша с камнем, натужно взревев, ринулась вперед и вверх. Тяжелая рама машины чуть подпрыгнула, но осталась на месте, а вот валун ударил в стену на добрый десяток шагов в стороне от прежних и чуть выше. Все узлы баллист были чересчур напряжены, канаты вытягивались — пусть и почти незаметно — ослабляя крепления, что не могло не сказаться на точности попаданий. Впрочем, это уже ничего не решало, поскольку очередной камень, ударивший в стену, сильно поколебал ее. По стене разбежались уже видимые глазом огромные трещины, а сама она изрядно покосилась, изогнувшись причудливой волной, но все еще продолжала стоять. Со всех сторон слышались победные выкрики золониан, которые не могли сдержать торжества при виде того, как городская стена медленно, но верно поддается напору.

Еще один валун, угодивший в стену выше своих предшественников, вышиб из кладки несколько камней, образовав тем самым солидный провал. Стена над дырой с треском просела, выгнувшись еще больше и начав ужасающе медленно клониться наружу. Казалось, это уже не остановить, стена вот-вот рухнет окончательно, но та, словно смеясь над усилиями людей, вновь замерла, став похожей на какую-то совершенно безумного вида каменную волну. Защитники города продолжали осыпать золониан стрелами, но это по-прежнему было единственное, чем они отвечали на натиск воинов Сундарама. Воинам Маттео оставалось лишь терпеливо ждать, пока стена не рухнет окончательно и нападающие не попытаются через пролом ворваться в город. Только тут они могли достойно встретить атакующих золониан.

Совершенно неожиданно со стороны стены послышался едва различимый среди общего шума хлопок, и в небе появилась темная точка, которая быстро росла. В следующий миг стало отчетливо видно, что это бочонок высотой в пару локтей, объятый едва заметными, срываемыми воздухом языками желтоватого пламени. Не долетев до баллист доброй сотни шагов, он врезался в заросший берег реки и с тихим треском раскололся. Пламя взмыло вверх огромным цветком, но тут же немного опало, зато довольно быстро растеклось по снегу — по-видимому, в бочонке было масло или какое-то другое горючее вещество. Но, так или иначе, стало предельно ясно, что защитники города догнали к внутренней стороне стены баллисту и теперь пытались таким образом противостоять обстрелу. Вазгер мысленно похвалил их за расторопность и находчивость, но предприняли это обороняющиеся слишком поздно. Падение бочонка на берегу яснее слов говорило, что пристрелять орудие они никак не успеют — стена рухнет быстрее, а уж там от баллисты не будет никакого прока. К тому же, если память не изменяла Вазгеру, за этим отрезком стены располагалось множество тесно стоящих домов, отделенных друг от друга лишь небольшими проулками, так что найти подходящее место и подкатить туда баллисту было очень непросто.

Засмотревшись на пламя, наемник несколько оторвался от реальности. В себя Вазгер пришел от резко обострившегося чувства опасности и тревожного выкрика. Произошло то, что рано или поздно должно было случиться: при очередном заряжении средней баллисты канаты не выдержали напряжения, лопнув одновременно сразу в двух местах. Раздался оглушительный треск и скрип, утратившая крепость рама орудия начала заваливаться набок, мгновенно получившие свободу канаты стегнули по снегу. Чаша с камнем рухнула вниз, потеряв прежнюю опору. Едва стоявший совсем рядом Вазгер успел отскочить, как на то место, где он только что находился, с шумом упало бревно — кусок разваливающейся на глазах рамы. Но не всем повезло. Раздавшийся в тот же миг полный безграничного ужаса вопль возвестил о том, что без жертв не обошлось.

99
{"b":"1752","o":1}