ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

среда 27 октября (1926)

Приложение V*

Коллективные сочинения и сочинения «на случай»

«Мы с тобой по аллеям гуляем…»*

А. Введенский, Л. Липавский, В. Алексеев

Л. Мы с тобой по аллеям гуляем,
повторяя привычную ложь.
В. Все равно ты как я неживая.
Л. Ты, наверное, скоро умрешь.
A. И приду я к тебе на кладбище.
Л. Будет воздух прозрачен и чист.
B. Улыбнется пальцем нищий,
небеса замахают ногой,
и в четыре тогда стемнеет.
Л. И как виселицы фонари.
В. Чужие костры не согреют.
Л. Свеча так страшно горит.
И вижу я смерть стучащую.
В. Зашатаюсь и упаду
Л. Может быть рукой дрожащею
борьбу я с ней поведу.
Пламя свечи качается,
дверь начинает скрипеть.
A. Смерть, как отшельник, склоняется,
Волос ниспадает прядь.
B. Я такой индивидуально грустный.
A. Провижу конец мира,
приход Самозванца чувствую.
B. И мертво звучит моя лира.

<1920–1921?>

«Странно: у кошки сначала пять…»*

Странно: у кошки сначала пять, потом четыре, потом три, а может быть две ноги.

<1925>

«цыплят по осени считают…»*

цыплят по осени считают
они из города Читы
за колокольчик их тащи
в (з)алупке бабушки и щи

<11 августа 1925>

«Валя, Валя, Валентина…»*

<В. Е. Гольдиной>

Валя, Валя, Валентина,
ты хотя без палантина,
без жемчужных диадем,
ты прекрасна между тем,
ты красива и юна,
словно ива и луна.

<1930-е>

«Я погибаю от разврата…»*

<Е. С. Фохт>

Я погибаю от разврата —
всему виной проклятый уж.
Я третьим Гриммов стал собратом
и, право, Гриммов я не хуж.
Пусть я развратник, пусть злодей,
но, если хочешь, мной владей.

<1936>

«Помните Елена…»*

<Е. В. Сафоновой>

Помните Елена,
что все в жизни тленно,
и взявший у Вас в долг
все-таки человек, а не волк.
Примите вместо долга пока
эту книжку от Вашего должника.

2 июня 1937 г.

«Я, прекрасная Елена…»*

<Е. В. Сафоновой>

Я, прекрасная Елена,
встал бы на одно колено
и поднес бы Вам букет
иль конфет большой пакет.
Нищ, увы, я для букетов,
беден также для пакетов,
оттого-то так неярок
и бесцветен мой подарок.
Я и оба брата Гримм
эту книгу Вам дарим.

<1937?>

Приложение VI*

«Моя мама вся в часах» и «Радикс»

Стихотворение Моя мама вся в часах, судя по «Оглавлению Шуркиной тетради» (см. №№ 79–94), где оно расположено между двумя известными нам сочинениями — ОСТРИЖЕН скопом Ростислав (№ 135), датированным 13 февраля 1926 г., и Мининым и Пожарским (№ 2), писавшимся с мая по июль и законченным 11 июля того же года, — было написано, скорее всего, весною 1926 г. Произведение это, однако, дало название театральной постановке, осуществлявшейся осенью 1926 г. на театре «Радикс» при Институте художественной культуры (ГИНХУКе) при содействии Казимира Малевича. Далее приводятся имеющиеся свидетельства об этой постановке и о театре «Радикс».

1. В дополнение к своим опубликованным воспоминаниям[18] И. В. Бахтерев сообщил нам следующее:

— Поскольку предполагалось осуществить постановку в «Радиксе» в сжатые сроки, решено было воспользоваться уже существующими текстами, смонтировав пьесу из произведении Введенского и Хармса, название пьеса получила по заглавию одного из стихотворений Введенского. Пьесы, собственно, в строгом смысле слова, не было, поскольку уже существовавшие произведения не были объединены сквозным действием, это был скорее монтаж, делавшийся на ходу.

Репетировать начали, собираясь по домам и не имея еще никаких шансов на постановку, и уже в процессе репетиционной работы обратились в Иихук и Казимиру Малевичу, с которым знаком был Введенский, до того уже сотрудничавший в Инхуке с Игорем Терентьевым и Матюшиным (сам Введенский, однако, в переговорах с Малевичем не участвовал). Малевич приветствовал начинание, и репетиционная работа, готовая было прекратиться, стала интенсивно продолжаться в Белом зале Инхука. В Инхуке, однако, не было дров, и с наступлением холодов участникам спектакля пришлось разойтись, постановка не состоялась…

…Традиции «Радикса», частично перешедшие в постановку «Елизаветы Бам», еще годом позже были возобновлены в спектакле «Зимняя прогулка», состоявшемся зимой 1929 года. История его такова. За месяц до переезда Дома печати в Мариинский дворец директор его Н. П. Баскаков, поощрявший левое искусство (впоследствии он был обвинен в троцкизме и арестовал), предложил подготовить в переезду спектакль. Текст был написан Хармсом и Бахтеревым за две недели. Роль пресловутого рыжебородого человека, перенесенную в «Зимнюю прогулку» вместе с рядом постановочных моментов из «Моей мамы…», здесь исполнял сам Дойвбер Левин. Спектакль прошел с успехом.

2. В интервью, взятых нами весной и летом 1978 года у постановщика пьесы «Моя мама вся в часах» Г. И. Кацмана, он вспоминает:

29
{"b":"175219","o":1}