ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дело Кадкова вели несколько следователей, и потому, кто из них Ерожин, Эдик не помнил.

Пришлось подежурить возле квартиры. Но Эдик быстро понял, что мент осторожен, и следить за ним не безопасно. Сыщик успел отправить жену к родителям и жил один. Эдик дождался, когда тот уехал, и выломал дверь., Найти столько баксов в маленькой квартирке мента Кадков не ожидал.

Удача опьянила Эдика, и он вдохновенно выдумал, как разделаться с Соней. Своим замыслом Кадков весьма гордился. Еще в юности он часто подпаивал на отцовские деньги местных артистов и публику эту изучил. Логично рассудив, что столичный киногерой не должен сильно отличаться от новгородских коллег, Эдик легко подловил Шемягина. Он подвез Егора на студию и имел достаточно времени, чтобы разделаться с Соней. Бывшая мачеха сразу открыла дверь. Она кого-то ждала.

Эдик с удовольствием отметил, что Соня постарела, сильно подурнела. Женщина узнала Эдика не сразу. Кадков вел себя изысканно. Он не кричал, не грозил Соне, а говорил с ней ласковым и вкрадчивым голосом, даже называл мамой. От этого голоса вдова папочки сделалась белая как мел и выложила Эдику все, что его интересовало. Под конец он попросил женщину показать, в какой позе нашли мертвого Михаила Алексеевича. Когда Соня улеглась на тахту, демонстрируя эту позу собственным телом, Эдик ее пристрелил. Работая в перчатках, Кадков был уверен, что и выстрел в Соню, и второй выстрел в голову артиста припишут Шемягину. Но он не учел одного маленького обстоятельства. Эдику не пришло в голову, что пистолет Ходжаева зарегистрирован. Если бы не это, самоубийство артиста выглядело бы абсолютно реальным.

Кадков спокойно разъезжал на белом «Мерседесе» Ходжаева и пользовался его документами. Он позволял себе и выпить за рулем, усвоив, что, имея баксы в кармане, инспекторов можно не бояться. Эдик разменял сто долларов на мелкие купюры и, когда его останавливали, совал ментам десятки без сожаления.

Ерожина Эдик убивать не хотел. «Пусть живет и знает, что его сынок отдыхает на нарах». Только тогда, когда он увидел подполковника возле квартиры отравленной Зойки, решился стрелять. Слишком близко к нему подобрался московский мент. После неудачного выстрела Эдик и удрал в Питер к Вале, но первым делом он отправился в деревню Кресты к няньке. Привез Никитиной корзину гостинцев, бил себя в грудь, объясняя, что он раскаивается в своем поступке. А Валю он полюбил и хочет жениться. Сказал, что даже сменил фамилию и имя, чтобы его не понукали прошлым.

Женщина не сразу, но поверила. На Дарью Ивановну сильное впечатление произвел новый имидж воспитанника, его шикарная одежда и запах дорогого одеколона. Да и белый «Мерседес» свое дело сделал. Эдик наплел, что пошел в бизнес и теперь много зарабатывает, Женившись на внучке Никитиной, он оплатит ее высшее образование и вообще создаст девушке райскую жизнь. Дарья Ивановна развесила уши и выдала адрес дочки и Вали. – Девушку Кадков ждал в «Мерседесе» возле школы с букетом роз. Валя вышла с рюкзачком за спиной в дешевеньком плащике и, простившись с подружками, зашагала домой.

Кадков немного проехал за ней, потом обогнал и остановился. Выскочив из машины, он схватил Валю за руку и впихнул на заднее сиденье. Валя не успела вскрикнуть, как оказалась вся в розах. Эдик заявил – если она его не выслушает, он пустит себе пулю в лоб. И достал пистолет. Валя открыла рот и затихла.

Эдик говорил долго. Клялся ей в любви, рассказал о том, что ему довелось пережить в тюрьме, куда он попал по навету. Уверял, что полюбил ее с первого взгляда – там, на чердаке, у няни.

– Я полночи сидел и смотрел на тебя, а потом не выдержал. Десять лет без женщины молодому мужчине прожить нелегко.

Заметив на глазах Вали слезы сострадания, Эдик попросил не покидать его сразу.

– Ты можешь сейчас уйти, но я останусь одиноким и несчастным, – проникновенно прошептал Кадков.

Валя не ушла. Кадков пересадил ее на переднее сиденье, и они поехали по магазинам.

Через два часа внучка Никитиной превратилась из бедной школьницы в топ-модель. Вечер они закончили в ресторане.

Эдик снимал квартиру на Невском. Из этой квартиры Валя позвонила домой и сказала, что вышла замуж и ночевать не придет. Первой ночью Эдик предстал перед ней не диким зверем, а нежным и ласковым любовником. Он почти час раздевал Валю, рассказывая ей о ее красоте, целовал, потом повел к зеркалу. Девушка стеснялась, но для нее все было так ново, красиво и интересно, что к утру она влюбилась в Эдика по уши и даже стала робко отвечать на его страсть. На следующий день Эдик купил на Валино имя квартиру на Васильевском острове. Но ночевали они вновь у него на Невском. Девушка, потрясенная щедростью своего друга, уже не могла ему отказать ни в чем. А Эдик умело и быстро развращал свою юную племянницу. Днем Валя повидалась с мамой и, показав ей документы на квартиру, лишила ту возможности возмущаться поведением дочки.

Эдик жаловался, что его бизнес очень опасен и он, чтобы сохранить свою жизнь, должен скрываться от конкурентов. В городе, где бизнесменов убивают каждый день, такие байки выглядели вполне правдоподобно. Поэтому Вера дочке поверила и согласилась познакомиться с ее женихом, когда тот посчитает нужным. Казалось, Кадков предусмотрел все. Кому придет в голову искать его в Питере по адресу Вали Никитиной? Кадков не мог понять, как вычислил его московский мент. Но, став хладнокровным убийцей и преступником, Эдик все же сохранил привычки шалопая и соблазнился часами депутата Звягинцева. Имея страсть с юности к дорогим часам, он напялил себе на руку «Ориент» депутата. Жадность побудила Кадкова прихватить Зойкину шубу и подарить ее Вале. Да и направляясь к актрисе Проскуриной за брошкой чеченца, кроме желания насолить московскому следователю, Эдик руководствовался обыкновенной человеческой жадностью.

Но этого Кадков о себе осознать не мог. Он лежал в темной палате с решетками на окнах и пытался найти звено, которое оборвалось.

«Если они сумеют раскрутить все эпизоды, мне крышка, – вдруг понял убийца, – но я и им устрою сладкую жизнь. Теперь мне известно от Соньки все. Знаю, как она с ментом засадила меня за решетку. Я расскажу такие подробности, от которых им не отмазаться. Ни ей, ни менту, ни ее папашке-генералу. Жаль, что я не успел пощипать Сашку Кленову. Предок немало денежек в нее всадил».

Эдик улыбнулся в темноте, представив, как журналисты, падкие на скандалы, станут прыгать от радости, получив от него сенсационные подробности. Он увидел словно наяву цветастые заголовки газет со своими фотографиями.

Неясные тихие звуки прервали мстительные мысли Кадкова. Как открылась дверь, он не услышал, ощутил лишь движение воздуха от приблизившегося человека. Потом понял, что кто-то склонился к его лицу.

– Сейчас я тебя, гада, придушу. Но сначала ты расскажешь, куда дел вещи из тайничка отцовской гостиной и валюту Ходжаева. Где доллары из московской квартиры? – раздался зловещий шепот.

Губы незнакомца приблизились, выдыхая слабый запах дорогого коньяка. Эдик онемел.

Леденящий ужас сковал все существо убийцы. Он не знал, что бывает так страшно. Внизу живота вдруг заныло и сделалось мокро. Ему хотелось все выложить, лишь бы исчез этот невидимый человек. Эдик силился открыть рот, но спазмы сжали горло, дышать стало нечем.

Страшный невидимка что-то еще шептал, но Эдик уже не слышал. Сердце Кадкова остановилось. Оно остановилось от страха.

Утром желтолицый тюремный врач констатировал смерть преступника. «Пожалуй, я рано распорядился снять капельницу», – подумал он и пошел мыть руки.

4

К большому сожалению любителей драматургии Казимира Щербатого, в новгородском театре пьесу о честной и невинной проститутке два месяца не показывали. Исполнительница заглавной роли уехала в Москву, и ввести на эту роль другую актрису быстро не удалось.

Все случилось довольно странно. Нателла Проскурина к зиме сильно изменилась. Определить с первого взгляда перемены в актрисе было трудно, но все, кто знал примадонну, отмечали, что она стала задумчива и малообщительна. На удивление подруг и знакомых, Нателла не подпускала к себе близко ни одного поклонника. Такое поведение хорошенькой незамужней актерки вызывало пересуды в труппе.

8
{"b":"1754","o":1}