ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поступил доклад и от полковника Плешакова. 9-я и 7-я роты встретили противника, чьи многочисленные группы в 15–20 человек вышли им во фланг и тыл. По мере продвижения десантников мятежники отходят, но оставляют в укрытиях группы по 3–5 человек на прежних рубежах, которые открывают огонь с тыла и создают видимость окружения. Наиболее сложная обстановка сложилась перед 9-ой ротой.

Из полученного доклада я понял, что появление противника было неожиданным для командиров батальона и рот, что вызвало у них некоторую растерянность.

В этой обстановке я приказал командиру 180-го мотострелкового полка выслать одну мотострелковую роту в пешем порядке по горам навстречу 9-ой роте, а 3-ему парашютно-десантному батальону 350-го парашютно-десантного полка, так же в пешем порядке, выдвигаться навстречу 7-ой роте. Кроме того, полковнику Плешакову было приказано направить разведывательную роту для оказания помощи 9-ой роте и повернуть 8-ю, не связанную боем, и увеличить наряд вертолетов.

Через некоторое время 2-ой мотострелковый батальон соединился с 9-ой и 8-ой ротами, а 3-й парашютно-десантный батальон с 7-ой ротой. Противник оставил занимаемые рубежи и отошел в ущелье Шегал.

69-й горно-пехотный полк вел огневой бой с противником, удерживая его в ущелье Печдара.

Я со своей группой переместился в кишлак Шинкорак, где меня встретили командир десантного батальона майор Кустрьо и полковник Плешаков, который и доложил о развитии событий.

После высадки на высоту 1590 десант начал выполнять задачу. Командир 9-ой роты капитан Ханин не сориентировался на местности и сразу же уклонился от своего направления и нарушил огневое взаимодействие с 8-ой ротой, что привело к разрозненным действиям каждой из рот.

Через некоторое время, обнаружив свою ошибку, капитан Ханин попытался ее исправить, но встретил выдвигавшиеся резервы противника и завязал с ними бой. 2-й взвод получил задачу выдвинуться на выгодный рубеж и прикрыть правый фланг роты.

В ходе выдвижения 2-ой взвод встретил обходную группу мятежников и принял бой.

Командир батальона и майор Кустрьо после неоднократных запросов связался с командиром 9-ой роты, который доложил ему о сложившейся обстановке.

Майор Кустрьо приказывает капитану Ханину — вслед за ударом двух звеньев вертолетов атаковать противника, уничтожить его и выйти на свое направление.

Командир 9-ой роты, в сложившейся обстановке, растерялся и при выходе на свое направление не поставил задачи на отход своему 2-ому взводу.

Воспользовавшись оплошностью командира роты, мятежники атаковали 2-ой взвод превосходящими силами и блокировали его. Связь с командиром роты была потеряна и взвод остался один.

В этом бою героический поступок совершил помощник командира взвода старший сержант Н. П. Чепик.

Во время перебежки при смене позиции Н. П. Чепик был ранен в обе ноги. Душманы бросились к нему, пытаясь захватить в плен. Несмотря на ранение и превозмогая боль, Николай продолжал отстреливаться, не подпуская к себе противника. Кончились патроны. Моджахеды приближались все ближе и ближе. Видя безысходность своего положения и не желая сдаваться в плен, старший сержант Н. П. Чепик гранатой подорвал себя и приблизившихся к нему мятежников.

За проявленный героизм в бою Николай Петрович Чепик был удостоен высокого звания Героя Советского Союза.

К сожалению, ни командир роты капитан Ханин, ни командир батальона майор Кустрьо не смогли разобраться в не сложной обстановке и оказать помощь 9-ой роте и 2-ому взводу. А такие возможности имелись. В резерве находилась разведывательная рота, а левее наступала 8-я парашютно-десантная рота, которая не встречала сопротивления противника.

Конечно, должность командира сама по себе не гарантирует офицера от ошибок — главное их увидеть и исправить. Для майора Кустрьо это был первый бой и не каждый командир выдерживает его в полной мере. Одни командиры в тяжелых условиях могут собраться и умело решать поставленные задачи. Другие нуждаются в помощи старшего начальника и им необходимо некоторое время, что бы приобрести необходимую уверенность в бою.

Зная по опыту Великой Отечественной войны, что если кого-то в бою постигла неудача, то сразу же ищут виновного этой неудачи, а не причины к ней приведшие. И конечно, такой виновник находится, но зачастую не тот кто действительно виновен, а тот кто ближе, под рукой.

Поэтому я не спешил делать скоропалительных выводов относительно командира батальона и не ошибся. В дальнейшем майор Кустрьо умело и храбро воевал, был отмечен государственными наградами.

2-ой мотострелковый батальон 180-го мотострелкового полка после соединения с тактическим воздушным десантом продолжал наступление в направлении населенного пункта Асмар. Вскоре он встретил на дороге осыпи и завал из камней глубиной около 250 м. К этому времени все инженерные машины разграждения вышли из строя и расчистку завала пришлось проводить вручную под прикрытием охранения, выставленного на близлежащие высоты.

После завершения этой изнурительной работы командир полка вперед выслал разведывательную роту на которую была возложена задача не только вести разведку, но и захватить мост через реку Кунар у населенного пункта Асмар. С этой задачей она успешно справилась.

Переправившись по мосту и подойдя к окраине Асмара, батальон был встречен огнем противника из домов и крепости. Зная, что жителей в населенном пункте нет, командир полка огнем артиллерии и зенитных установок ЗСУ-23 «Шилка» подавил сопротивление противника, а затем атакой мотострелков полностью очистил населенный пункт от мятежников.

3-й парашютно-десантный батальон 350 парашютно-десантного полка после огневого налета минометной батареи и удара вертолетов по огневым точкам противника на скатах высот, обращенных к ущелью, приступил к очистке ущелья Шегал.

Батальон наступал в боевом порядке в один эшелон, в котором спешенные роты заняли положение углом назад.

Первыми начали движение фланговые роты, которые наступали на высоты, прилегающие к ущелью. После овладения ими начала продвигаться и рота по дну ущелью. За ней шла вся боевая техника батальона за которой укрепилось наименование «бронегруппа».

Боевые машины пехоты двигались «змейкой» за мотострелками и вели огонь по противнику, расположенному на скатах и гребнях высот.

Противник из занятых домов и подготовленных позиций оказывал огневое сопротивление. По мере овладения десантниками домами он отходил, занимая господствующие горы вдоль ущелья, а частью сил имитировал отход вдоль ущелья, стремясь завлечь наши подразделения в огневой мешок. Десантники на эту уловку не поддались.

Продвинувшись на глубину 2000–2500 метров, рота, следовавшая за по ущелью, встретила сильное огневое сопротивление противника. В этой обстановке командир батальона приказал вслед за огневым налетом минометов одновременной атакой частью сил роты, наступающих по прилегающим высотам с флангов и с фронта роты, наступающей по дну ущелья, уничтожить противника. Такие действия батальона принесли ему успех. Противник был разгромлен, а батальон не имел потерь.

Парашютно-десантный батальон майора Кустрьо приводил себя в порядок, а силами 8-ой и разведывательной рот прочесывал близлежащие высоты и ущелья.

Пехотный батальон 66 пехотного полка, находившийся в резерве, был направлен в г. Асмар для восстановления гарнизона 9-ой горно-пехотной дивизии.

Далее события развивались своим чередом.

Парашютно-десантные батальоны в течение нескольких дней проводили очистку ущелий и высот где, по показаниям пленных, размещались склады вооружения, боеприпасов и продовольствия. Действовали они и по реализации разведывательных данных, полученных от провинциальных органов государственной безопасности и полиции.

Второй мотострелковый батальон выполнял задачу по разгрому перевалочной базы мятежников в населенном пункте Дангам. Выслав вперед разведку, а по скатам высот боковые походные заставы, батальон вначале двигался на боевой технике, а затем, из-за разрушения дороги, пешком.

36
{"b":"175413","o":1}