ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Утомленные, они пришли, наконец, в себя и сели, чуть-чуть отдалившись друг от друга. Поправив волосы, одежду, Ада сказала:

— Давай, Олег, поболтаем еще. Расскажи мне еще что-нибудь. Ведь ты так много знаешь…

Много знаешь… Нет, это не было ни лестью, ни чрезмерной похвалой в адрес Олега. Он и в самом деле обладал самыми неожиданными и разнообразными знаниями. Втайне он надеялся, что девушка, которая полюбит его, то, прежде всего, не за красоту, а за его знания. Красота что? Пока молод, она есть, постарел — исчезла. Знания же, они — на всю жизнь. И цена на них всегда одинаковая. Поэтому Олег старался, как можно больше читать. Ада, наблюдая однажды за тем, сколько Олег выписал в библиотеке книг, не удержалась и спросила:

— Ну, зачем так много?

Более наивного вопроса Олег не ожидал. Улыбнувшись, он ответил:

— Во-первых, мой друг, — лишних знаний не бывает. А во-вторых, я не теряю надежды, что по окончании института мы все-таки поженимся с тобой. Если это произойдет, то не исключено, что нам придется прожить под одной крышей лет пятьдесят, а может, а больше. Нет ничего страшнее скучного супруга. Вот тут-то мои знания и пригодятся! Я буду рассказывать тебе о самом волнующем и смешном. И ты никогда не будешь скучать. Словом, будем жить так же легко и просто, как о том поется в популярной песенке о чудном острове «Чунга-чанга».

Чунга-Чанга — синий небосвод.
Чунга-Чанга — лето круглый год.
Чунга-Чанга весело живет.
Чунга-Чанга песенки поет:
Чудо остров! Чудо остров!
Жить на нем легко и просто.
Жить на нем легко и просто —
Чунга-чанга!

Они спели до половины эту песенку и им ужасно стало весело.

— Ну и как? — спросил Олег, — есть у меня хоть маленькая надежда, что однажды ты станешь моей?

— Думаю, что мама не будет против, — скромно, но без особой уверенности ответила Ада. — Впрочем как знать?

* * *

Время шло. Дружеские отношения Ады и Олега, их любовь крепли с каждым днем. Они крепли от каждой встречи, свидания, каждой улыбки, нежного взгляда, рукопожатия, и Олег уже не сомневался, что его женитьба на Аде Загорской не за горами.

…Олег потер в задумчивости лоб, перебрал в памяти все самое любопытное, о чем мог бы поведать девушке, чтобы восхитить её и, таким образом, еще больше укрепить свой авторитет эрудита и рассказчика.

— А не поговорить ли нам о «высоких» материях? — сказал Олег после затянувшейся паузы. — Скажем, о космосе. Беда только в том, что тема эта тебе хорошо известна, и я боюсь, ты будешь зевать от скуки.

— Ладно уж… Не набивай себе цену. Рассказывай, — с теплой дружеской ноткой в голосе попросила Ада.

— Я часто думаю, — начал Олег, как бы размышляя вслух, — вот если бы каким-нибудь чудом воскресить человека, умершего лет двести назад, и сказать ему, что люди уже слетали на Луну, что мы, имеем фотографии Венеры и других планет и живем по году в космическом пространстве, — как ты думаешь, поверил бы он в эти чудеса? Думаю, что нет.

— Но ведь то, что сделано по изучению и освоению космоса, — все более воодушевляясь, говорил Олег, — это лишь первые шаги, начало. И та скорость, с которой уходят в небо космические корабли, — это «черепашья» скорость. Многим учёным уже сейчас ясно, что для полётов к другим мирам — загадочным и более далёким, чем наша Галактика, где, возможно, затерялась такая же планета, как Земля, — нужны другие корабли и другие более высокие скорости. Говорят, что со скоростью света может летать фотонная ракета. Где-то я читал, что ученые уже работают над её созданием. Вот бы на такой ракете полетать!..

— Ну, как? Ты еще не уснула? — прервав свой рассказ, спросил Олег и пристально посмотрел на Аду.

— Нет, нет. Мне все интересно!.. — бодро ответила она и положила голову на плечо Олега.

— Я спрашиваю, согласна ли ты полететь со мной в космос со скоростью света?

— Согласна, — чуть, слышно ответила Ада. — С тобой хоть на кран Вселенной!

— Хорошо. Теперь представь себе, что на том краю Вселенной мы отыскали небольшую планету еще более прекрасную, чем наша. Великолепный климат, чистый прозрачный воздух. Горы и долины. Море, цветов. Живописнее водопады, а, главное, почва, обладающая неслыханным плодородием. Мы строим с тобой хижину, то бишь — роскошный дворец! И рядом с ним я разбиваю огромный сад. Что может быть чудеснее цветущего сада! Я занимаюсь им и лечу аборигенов…

— А я? Чем я буду заниматься? — поднимая голову, спросила Ада.

— Ты?.. Найдется дело и для тебя. Ты будешь наслаждаться природой, готовить вкусные обеды и воспитывать наших малышей.

— Я согласна, — улыбнулась Ада. — А теперь пора по домам.

Они поднялись со скамейки, и, не торопясь, пошли по тихому, уснувшему городу.

Аглая Петровна, мать Ады, давно собиралась поговорить с дочерью по душам. Да всё как-то не было подходящего момента: не начнешь же разговор просто так… с бухты-барахты, когда хочешь высказать своё жизненное кредо и наставить другого на путь истинный.

Был воскресный день. Ада сидела дома и готовилась к экзаменам. Убрав со стола чайную посуду, Аглая Петровна села напротив дочери с каким-то вязанием.

— Ты что-то грустна, моя милая, — вкрадчиво проговорила мать. — Уж не больна ли? А, может, влюблена? Да ты отложи свою тетрадку, да хоть раз поговори с матерью. Я ведь тебе не чужая. Ну, скажи, моя ягодка, что с тобой?

Ада послушно отложила в сторону конспект и с любопытством посмотрела на мать: «Интересно, что ей от меня надо?..»

— Скажи мне, дочка, ты с кем-нибудь дружишь? Или, как говорили в старину: гуляешь? — спросила Аглая Петровна я посмотрела на Аду поверх очков, прекратив вязанье.

Ада решила быть откровенной:

— Гуляю.

— Он любит тебя?

— Да. Любит.

— Кто же он такой?

— Студент. Мой однокурсник.

— И каков он из себя? — продолжала допытываться мать.

— Красивый, умный парень.

Аглая Петровна опустила глаза, что-то соображая, в спицы её снова замелькали.

— Красивый, говоришь, умный?.. Всё это хорошо, мой дружок, — медленно, но с явным неодобрением произнесла она. — А вот будешь ли ты счастлива с ним, с этим красивым да умным? Ведь с лица, как говорится, воду не пить. Это каждому известно. А теперь давай-ка заглянем в твоё будущее, — говорила Аглая Петровна тоном, не терпящим возражения: — Вот вы закончили институт. Поженились. Зарплата у вас не ахти какая. А вам хочется хорошо, по моде, одеться, вкусно покушать, поехать на курорт и «Жигуленка» иметь — уйма денег потребуется! А у вас их нет и негде взять. На богатое наследство тебе рассчитывать не приходится. Что тогда? И начнутся тогда споры да ссоры — житья не будет. Хотя и говорят, что с милым и в шалаше рай — не верь этому. Глупости всё это! Нет, доченька, тебе нужен, как говаривала еще моя покойная бабушка, мать отца моего, хлебный жених, состоятельный, с положением. Пусть немного старше будет, но чтобы хлебным был.

Слушая долгую речь матери, Ада вспомнила её рассказы о своей молодости. Замуж Аглая Петровна вышла за молодого юриста будучи начинающим врачом. Трудностей в ту пору было у них немало. Жили скромно. Но была у них молодость, была любовь. Они-то и помогли молодым супругам преодолеть все трудности и все лишения. Со временем пришел в семью в достаток.

Ада напомнила матери её рассказ о своей молодости.

— Да! Что было, то было, — подтвердила Аглая Петровна. — В начале мы действительно жили неважно. Но я не хочу, милая, чтобы ты повторяла мои ошибки. Я хочу, чтобы ты была счастлива сразу, как только выйдешь замуж. Вот о чем я забочусь.

— Но разве счастье только в одном богатстве? Будет любовь — будет счастье. Не будет любви и богатство ни к чему, — стояла на своём Ада.

36
{"b":"175419","o":1}