ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Даже такой выдающийся ученый и флотоводец как С.О. Макаров в начале XX века считал возможным применение тарана в генеральном сражении! Удачный таран австрийского броненосца “Фердинанд-Макс”, потопивший итальянский броненосец “Италия” стал тем гранитным монументом, на который оборачивались все представители военно-морской науки и который своим величием давил все попытки отказаться от этого архаичного оружия времен античности, несмотря на быстрый прогресс в развитии артиллерии и появления принципиально нового вида оружия — торпед.

Увлечение таранной тактикой даже привело к появлению специальных кораблей — таранов. В Англии в 1881 году был построен миноносец-таран “Полифемус” водоизмещением 2650 т, а в США 1893 году — “Катадин” (2100 т), причем если первый имел на вооружении 5 торпедных аппаратов, то единственным оружием второго был таран 14*.

В то же время когда МТК рассматривал проект Копытова, А.А. Поповым был представлен проект кардинальной переделки деревянного фрегата “Генерал-Адмирал”. По его поручению корабельный инженер подполковник Свистковский составил проект замены существующей на фрегате многочисленной гладкоствольной артиллерии (64 орудия) нарезною калибром 8 и 9 дюймов 15*. Кроме того, планировалось заменить механизмы, снабдить фрегат броневым поясом по ватерлинии и уменьшить экипаж 16*. Однако выяснилось, что только на тимберовку (корпус фрегата был поражен гнилью) и новые машины понадобиться 960 тысяч рублей.

Вместе с тем у А.А. Попова уже был готов проект железного броненосного крейсера. Потому, в приказе управляющему Морским министерством Н.К. Краббе от 14 июня 1869 года, государь-император высочайше повелел: “…состоящий же в Балтийском флоте фрегат “Генерал-Адмирал” исключить из списка судов флота, по неблагонадежности дальнейшей службы, а вместо него построить корвет, наименовав оный “Генерал- Адмирал” с употреблением годного с фрегата леса на имеющий строиться корвет “Генерал-Адмирал” 17*.

Незадолго до этого (2 июня 1869 года) Канцелярия морского министерства отметила, что “чертеж предложенного к постройке железного корвета составляется Свиты Его Величества контр-адмиралом Поповым, а сама постройка будет производиться в Петербурге” 18*. В ранг корвета корабль отнесли по одной простой причине — его артиллерия была установлена на верхней палубе и он нес три мачты. Это была дань эпохе парусного деревянного кораблестроения.

На основании вышеизложенного можно утверждать, что не столь уж и важно, кому первому пришла в голову идея защитить крейсер броневым поясом. Важно то, что без А.А. Попова с его энергией и авторитетом (А.А. Попова ценил и уважал не только “покровитель флота” генерал-адмирал Константин Николаевич, но и его брат — император Александр II) в России идея броненосного крейсера не была бы реализована так быстро (если вообще была бы реализована).

Вообще же следует согласиться с мнением известного историка P.M. Мельникова: “Создание в 60-х годах прошлого столетия первого в мире океанского броненосного крейсера “Генерал-Адмирал” явилось результатом совместных творческих усилий русских инженеров и моряков” 19*.

Военный корабль 60-70-х гг. XIX века уже был настолько сложной боевой машиной, что для своего создания требовал труда многих специалистов — и не только кораблестроителей. А.А. Попов с его организаторскими способностями, знанием людей и авторитетом мог собрать коллектив способных профессионалов и сделать так, чтобы они смогли в наибольшей степени реализовать свой потенциал. При создании проекта русские специалисты ориентировались на английский железный фрегат “Инконстант”. “При разработке проекта… Морское министерство руководствовалось теми соображениями, какие обусловили постройку в Англии фрегата “Inconstant”, но поставило задачею, чтобы проектируемый крейсер был сильнее последнего и ввиду этого было признано необходимым покрыть крейсер поясом брони по ватерлинии шириною 7 футов и толщиною 6 дюймов” 20*.

Проект “Генерал-Адмирала” поставил перед его создателями ряд труднейших задач: кораблю нужно было обеспечить максимально возможную скорость хода, высокую мореходность и автономность, броневую защиту корпуса по ватерлинии, достаточно мощную артиллерию — и все это в пределах минимально возможного водоизмещения (сказывалась нехватка средств!).

Как отмечал строитель крейсера корабельный инженер капитан Н.А. Субботин: “Фрегат “Генерал- Адмирал” представляет собою совершенно своеобразный тип морского крейсера для нанесения вреда непри ятельской торговле в открытом море, имеет поясную броню по грузовой ватерлинии, чем он и отличает от современных ему крейсеров Англии и Франции. Бесспорно, что броня эта усиливает оборонительную силу противу выстрелов тех орудий, которые носят иностранные купеческие суда. Понятно, что введя броню в корпус такого судна с водоизмещением только в 4603 т и средним углублением в 21 фут, — система постройки его корпуса, машины и прочие грузы — непременно должны быть облегчены до возможной степени” 21*.

Для обеспечения необходимой прочности и максимально облегчения корпус корабля выполнялся по так называемой “клетчатой” или бракетной системе. Эта система была изобретена выдающимся английским кораблестроителем Э. Ридом и впервые реализована им на казематном броненосце “Беллерофон” (заложен в 1863 г.) 22*. Эта система с теми или иными изменениями применяется до настоящего времени (так называемая продольно-поперечная). Суть ее в том, что набор корпуса состоял из продольных непрерывных связей (стрингеров), между которыми были поставлены шпангоуты из отдельных кусков листовой стали (бракетов).

Поверх набора настилалась внутренняя обшивка, так что получалось междудонное пространство, обеспечивавшее непотопляемость кораблю при повреждении наружной обшивки. Водонепроницаемые шпангоуты и стрингеры, поставленные через определенные промежутки, разделяли междудонное пространство на отдельные клетки, отчего эта система набора и получила свое название 23*. В русском флоте эта система впервые была применена на двухбашенной броненосной лодке “Смерч”, а затем на фрегатах “Минин” и “Князь Пожарский”.

Корпус корабля был железным, верхняя палуба деревянной, а нижняя (жилая) — стальной. Длина корпуса по проекту — 285 футов, ширина с обшивкою — 48 футов, углубление в полном грузу — носом 19 футов, кормою — 23 фута. Водоизмещение в полном грузу предполагалось 4607 тонн 24*. Набор корпуса составляли 72 шпангоута и 10 стрингеров (шесть днищевых и четыре бортовых) т. е. на борт 3 днищевых и 2 бортовых. Шпангоуты отстояли один от другого на расстоянии 3 фута 6 дюймов. Корпус делился на восемь поперечных водонепроницаемых переборок.

Наружная обшивка состояла из железных листов длиною 17,5 и 14 футов, соединенных по пазам край на край. Пазы и стыки крепили двумя рядами заклепок. Листы наружной обшивки также имели различную толщину: килевой пояс состоял из листов толщиною 5/8 дюйма, между нижнею палубою и нижним шельфом брони — два слоя толщиною по 1/4 дюйма, между нижней и верхней палубами наружная обшивка состояла из трех поясов — нижние по 7/16 дюйма, а верхний — 3/4 дюйма.

Броневой пояс шел по всей ватерлинии корабля и состоял из двух рядов плит — верхнего и нижнего. В нижнем было 17 плит, причем 1, 2, 3 плиты имели толщину 4 дюйма, с 4 по 14-5 дюймов и с 15 по 17 — 4 дюйма. В верхнем ряд)' было 15 плит, причем 1 и 2 имели толщину 4 дюйма, 3-я — 5 дюймов, с 4 по 13-6 дюймов, 13, 14 и 15 — 5 дюймов.

3
{"b":"175431","o":1}