ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Принятые меры позволили уменьшить перегрузку фрегата (переуглубление стало на 9 дюймов меньше), течь также стала меньше и не превышала 1 дюйма воды в сутки 49*.

Предлагалась и более кардинальная мера: снять с корабля броневой пояс, но от этого отказались, так как это лишило бы фрегат его главного преимущества перед кораблями вероятных противников.

Надо сказать, что на “Герцоге Эдинбургском”, чья степень готовности была ниже, ориентировались на печальный опыт “Генерал-Адмирала” и принятыми мерами смогли ограничить строительную перегрузку 224 тоннами, а с дополнительными 150 т угля общая перегрузка достигала 374 тонн — значительно меньше, чем на “Генерал-Адмирале”, но и это было много для крейсера проектным водоизмещением 4600 тонн — 374 тонны лишнего веса вызывали переуглубление на 15 дюймов! 50* Меньшая перегрузка и лучше изготовленные машины позволили “Герцогу Эдинбургскому” на испытаниях развить скорость в 15,3 узла.

Полуброненосные фрегаты «Генерал-Адмирал» и «Герцог Эдинбургский» (1869-1918) - pic_6.jpg
Полуброненосные фрегаты «Генерал-Адмирал» и «Герцог Эдинбургский» (1869-1918) - pic_7.jpg

Фрегаты “Генерал-Адмирал ” (вверху) и “Герцог Эдинбургский” на Большом Кронштадтском рейде во время визита кайзера Вильгельма II. 7 июля 1888 г.

Заказ орудийных станков для “Герцога Эдинбургского” решили отложить до испытания орудий в море на фрегате “Генерал-Адмирал”. Практика показала, что очень трудно переводить 8-ми дюймовые орудия фрегата на один борт (а на волнении это было сделать практически невозможно) и совершенно невозможно было стрелять во время этой операции даже орудиями, стоящими уже на своих местах.

Артиллерийское отделение МТК уже в 1878 году предвидело это: “Весьма вероятно, что от перевода орудий с борта на борт придется отказаться, потому что быстрого их передвижения не представляется возможным” 51*. Отделение предлагало вооружить “Герцог Эдинбургский” сразу шестью 8-ми дюймовками на постоянных местах, ликвидировав рельсы для перемещения орудий. Кроме того, было предложено вместо 8-ми дюймовых установить 9-ти дюймовые орудия. Однако от последнего варианта отказались, так как выяснилось по расчетам, что это увеличит переуглубление фрегата еще на 25 дюймов.

В 1879 году решили вооружить “Герцог Эдинбургский” десятью шестидюймовыми орудиями, но от этого предложения также отказались — в конечном итоге “Герцог Эдинбургский” вступил с вооружением, аналогичным “Генерал-Адмиралу”.

В конце 1879 — начале 1880 годов на крейсерах форсировали работы по их вводу в строй. Сложная внешнеполитическая обстановка требовала присутствия этих мощных кораблей на океанских просторах — именно русские крейсера были тем “пугалом”, которое охлаждало воинственный пыл военных и политических деятелей Англии. Иных средств воздействия на "владычицу морей” у России тогда не было. Кроме того, в начале 1883 года стремительно стали ухудшаться отношения России с Китаем. 17 марта 1880 года лично император повелел подготовить к дальнему плаванию фрегаты “Генерал-Адмирал” и “Герцог Эдинбургский”, клипера “Стрелок”, “Пластун” и “Забияка”, а также крейсера “Европа" и “Африка” 52*. После этого сразу же приступили к вооружению кораблей.

Спуск фрегата “Герцог Эдинбургский” и клипера “Крейсер”

(Из журнала Морской Сборник № 10 за 1876 г)

29 августа, в присутствии государя императора, происходил спуск на воду винтового клипера “Крейсер”, строившегося в новом адмиралтействе. К 11 ч утра все было приготовлено к спуску, и начали съезжаться генералитет и лица свиты его императорского высочества и его высочества герцога Эдинбургского. Множество дам и лиц военного и гражданского ведомства, стояли плотной стеной на левой дамбе эллинга и на балконах, в два яруса, опоясывавших стены эллинга, в котором строился клипер. Правая дамба эллинга была занята царской палаткой, роскошно убранной флагами; позади палатки устроена была, на плоту, пристань, с которой все присутствовавшие на спуске клипера “Крейсер” должны были отправиться на спуск фрегата “Герцог Эдинбургский”.

В 11 ч 45 мин государь император, во флотском вицмундире и в ленте английского ордена Подвязки, прибыл в коляске, вместе с его королевским высочеством герцогом Эдинбургским, который был в русском морском вицмундире и в ленте ордена св. апостола Андрея Первозванного. Выйдя из коляски, его величество принял рапорт от главного командира Петербургского порта, и дежурного по адмиралтейству штаб-офицера, затем изволил поздороваться с караулом гауптвахты, и подошел к почетному караулу, который встретил государя императора и августейшего гостя английским национальным гимном. Поздоровавшись с почетным караулом, музыка которого заиграла при этом русский гимн, его величество изволил пройти на клипер “Крейсер”, где приняв рапорт от командира клипера, капитан-лейтенанта Назимова, удостоил своим вниманием первый русский железный клипер.

После осмотра судна, его императорское величество, вместе с его королевским высочеством, проследовал на правую дамбу эллинга, в царскую палатку, куда проследовала и вся свита. Подпорки из-под клипера были выбиты и задержники обрублены за несколько секунд до полдня и клипер “Крейсер” плавно тронулся, при оглушительных криках “ура”, раздававшихся из-под навеса эллинга и с дамбы, занятой публикой, и под звуки английского гимна, исполненного двумя хорами. Клипер легко сошел на воду, и, затем, летел в воду его якорь.

Когда “Крейсер” встал на якорь, государь император изволил перейти на пристань и сесть на паровой катер “Птичка”, для следования на Балтийский железо-судостроительный завод. За катером его величества следовал белый паровой катер клипера “Крейсер” с главным командиром порта, а затем десятки паровых и гребных катеров, речных пароходов, вельботов и других шлюпок со свитой и морскими офицерами.

Прибыв к пристани, его величество, поздоровавшись с караулом гвардейского экипажа, изволил подняться на палубу фрегата, где приял рапорт от командира фрегата, адъютанта великого князя генерал-адмирала, капитана 2 ранга графа Литке, и обратил внимание на работу фрегата, приготовленного к спуску двумя месяцами ранее срока, обусловленного контрактом. Окончив осмотр, его величество прошел в царскую палатку. Выколачивание подпор заняло около шести минут, и, в 12 ч 34 мин, фрегат быстро скатился в воду при восторженных криках присутствовавшей толпы заводских рабочих, собравшихся на соседнем дворе. Когда с фрегата отдали якорь он стал по течению. Его величество и его высочество направились через дворы на улицу, где ожидали коляски. Его императорское высочество изволил оставить завод в 12 ч 45 мин.

Броненосный фрегат “Герцог Эдинбургский” имеет 4510 т водоизмещения, длину 285,5 фут, ширину 48 фут; углубление по вычислению в полном грузу 23 фута ахтерштевнем; машину в 900 нарицательных сил. Вооружить фрегат предполагается: четырьмя 8-дм стальными нарезными орудиями и двумя такими же 6-дм пушками. Фрегат “Герцог Эдинбургский” построен из железа, с медной обшивкой по дереву, клетчатой системы, с двойным дном, по чертежам, проектированным генерал-адъютантом А.А. Поповым, на эллинге Балтийского завода в Чекушах. Строителем был корпуса корабельных инженеров подпоручик Кутейников. Фрегат начат постройкой 15 сентября 1870 года, после чего 30 мая 1872 года работы по постройке были приостановлены и снова возобновились 20 ноября 1873 года, а 29 августа 1875 года фрегат был приготовлен к спуску. Броня фрегата в количестве 54 плит и весом до 24 тысяч пудов изготовлена от казны на Адмиралтейских Ижорских заводах.

8
{"b":"175431","o":1}