ЛитМир - Электронная Библиотека

– Навестите меня, доктор? – Арнон чуть было не потянул Пи-Эйч-Ди за рукав.

– Что, батюшка мой, скукотища заела? – Эйлон даже не улыбнулся, губы его заковало.

– Наоборот. Есть у меня причина взять у вас несколько уроков русского языка.

– Нешто в Московию посылают?

– Доктор Эйлон, Артур – ко мне приехали. Из России.

– Кто именно?! – Эйлон перешел на общепринятый.

– Дочь двоюродной сестры, – Арнон и по сей день не помнил степеней родства на Святом Языке. – У маминой сестры были дети… так что дочь… Хочу сказать… Моя двоюродная сестра уцелела, и ее дочь, оказывается, около двух лет здесь. Завтра пойду к ней. А сегодня – предлагаю небольшой русский вечер. «Смирновка». Есть, говоря по правде, нечего.

Первый стопецони выпили, хвалясь друг перед другом, – локоть приподнят, выдох, все до дна! И закашлялись.

Разлили по второй.

– Я полагаю, – сказал доктор Эйлон, – не следует приобретать квартиру по государственным… каналам. Мне рассказывали, что качество строительства отвратительное. Кроме того – в пригороде: будет ей далеко к вам приезжать. Не помню, говорил я, у меня в Германском Посаде есть двухкомнатная… Поселите ее покуда там – мебель прекрасная, холодильник, плита, телевизор…

– Уж разрешите мне все это ей купить. Новое. – Арнон разлил водку.

– Я вам как будто ничего не дарю. Если ей у меня понравится – будем рассчитываться. А то как бы не появилась в газетах статья об одном крупном чиновнике, похитившем у многодетных семей и молодоженов еще одну квартиру для «русских»… Причем сведения эти попадут в газету от ваших же подопечных… Я позавчера слушал передачу на том языке, который вы называете русским. Выступал некто Липский. Ну, я вам скажу… Позвольте, как там было? А! «Сомнительный человеческий материал, который представляют из себя ассимилированные евреи…»

– Пусть говорит, как ему нравится.

– Он уверен, что это вамнравится – поэтому и говорит подобные пакости!

– Вы когда-нибудь пробовали оставить в покое мою службу?.. Артур, водки мы еще выпьем? Или это и все, на что способен сомнительный человеческий материал?

– Арнон, квартиру не покупайте. Купите ей машину, пошлите ее в Ниццу, но не швыряйте деньги в бездонную дыру нашего родного сортира!

– Без этого сортира – утопили бы нас в сортире.

– Блестяще. И в самом деле после таких заявлений американцы начинают рыдать и забрасывать вас тысячедолларовыми купюрами?

– Заткнись.

– А квартиру где купишь?

– Нигде. Поселю мою русскую красавицу у тебя, попрошу небольшую отсрочку. А там, глядишь, и платить не придется.

– Так оно и будет.

– За каким чертом мне делать из тебя благодетеля, доктор. Пятый год тебе не дает покоя качество моего русского, а теперь тебе не дает покоя моя русская племянница. Ей двадцать пять! А из твоей квартиры, как и из тебя самого, труха сыплется! Дохлятина… Ты в армии был? Звание?! Воинский номер?!

– Командир! Ты уже давно превратился в жирную чиновную свинью. Если ты не возьмешь у меня квартиру – лучше не выходи вечером во двор. Я в присутствии твоей племянницы начну говорить с тобой по-российски – но всерьез! – и она сбежит от тебя обратно в Москву!

– Она уже два года живет в Государстве. Уверен, что ей наплевать на антисемитские выкрутасы. О, русский язык! Смирр-но! Рав-няйсь! Еб твою мать!

– Квартиру возьмешь?

– Артур, тебе опасно пить водку. У тебя заболят все твои печенки-селезенки. Труп ходячий… Артур, к тебе ходят какие-то молодые ребята из Университета – я видел. Парни по высшему классу.

– Ну что ты, Арнон. Это всего лишь жалкие докторанты на факультете сравнительного литературоведения. Есть и философы. Для твоей родственницы необходим преуспевающий молодой взяточник, член правящей партии.

– Доктор, ты гораздо больший болван, чем я.

А эти твои… докторанты поведут дочь моей двоюродной сестры в Университет?.. В Университет – а не в бардак для левых дегенератов!

– Или в молитвенный дом для правых фашистов. Арнон, если ты сию же секунду не поумнеешь – больше шансов тебе не представится. Квартиру возьмешь?

– Куплю.

– Порядок. Купишь у меня?

– Нет выхода.

– Тогда я пойду спать. В случае моей смерти от ночного пьянства с отставным полковником-бюрократом квартира для твоей племянницы будет потеряна. Разве что ты заставишь друзей из Министерства Вероисповеданий выдать справку в том, что я воскрес.

– Спокойной ночи, квартировладелец. Завтра вечером я приведу ее к тебе в гости: русские любят искусство, а у тебя, я знаю, висит на стенах всяческая мазня. Будь здоров, ладно?

– За три дня ручаюсь. А потом я тебе не нужен.

Сколько шуму – а водки и половины не выпили. Куда нам до русских…

Арнон отправил «Смирнофф» обратно в морозилку, за пакеты с горошком; завел будильник наручного трехциферблатного хронометра на семь утра. Подумал – и переставил на восемь. Некуда спешить. Встану в восемь. Выеду в половине девятого. По дороге куплю подарок и продукты. К одиннадцати часам буду знать, какая у Лильки дочка.

Боже, полный милосердия, что Ты еще приготовил для меня, Тайного Советника Арнона Литани?

Пощадишь? Спасешь?

И, поверив явственно услышанному им ответу, Арнон прикрыл глаза и легко заснул.

...

1978–1979; 1991

Иерусалим – Москва

Лифт

Я сам похороню тебя – как христианина, как друга.

Николай Матюшенко

Эта повесть содержит в своей основе действительное происшествие, сообщенное мне на исходе 80-х годов прошлого столетия отставным служащим министерства внутренних дел Виктором Николаевичем К-о.

«Причудливый случай выбирает иногда жертву незаметную», – говаривал некогда видный наш беллетрист Николай Филиппович Павлов. События, невольным участником которых стал наш герой, явились едва ли не самым последним по времени свидетельством, подтверждающим давно уже известное, отмеченное изумительным постоянством, особенное свойство неприязненных сил.

Назвать это свойство по имени предстоит внимательному и терпеливому читателю.

...

АВТОР

1

Сверху напечатано крупным:

ПРОТОКОЛ

Пос. Савинцы Изюмского района…ской области, 19 августа 198… года. Следователь…ской областной прокуратуры, юрист III класса Титаренко А. И. в связи с поступившим 19.8.8… г. от сотрудников Савинковского ОВД сообщением об обнаружении трупа на участке работ по строительству объекта министерства торговли, руководствуясь ст. ст… УПК УССР, произвел в присутствии понятых Шаповалова Валерия Михайловича, прож. в г… по ул. Тобольская, д. 4, комн. 97, и Тарана Георгия Андреевича, прож. в г…, ул. Тобольская, д. 4, комн. 92, осмотр места обнаружения и трупа, о чем в соответствии с ст. ст… УПК УССР составил настоящий протокол. Осмотр производился при пасмурной погоде с участием —

но здесь уже следователю Александру Ивановичу поневоле приходилось застопорить умозрительно порожденное в нем дорожным разгоном и понесшееся было вдаль представление о вводной части– он очнулся; и вообразить пускай только перечень ожидаемых участников процедуры вдруг оказалось для него упражнением недоступным; притом же общие, безымянные модели чего бы то ни было служебного А. И. Титаренке всегда претили, дразня своим откровенным сходством с набранными густою нонпарелью примерами и образчиками документирования в юридических учебных пособиях.

Так, например, оставалось еще неизвестным, кто именно из медицинских работников прибудет на осмотр. По обыкновению, вместо судебно-медицинского эксперта из областного бюро на осмотры часто приглашали врача Мирельзон Анну Лазаревну – хирурга из районного поликлинического отделения N-ской больницы, – всего вероятнее потому, что напротив ее поликлиники находился РОВД, где, кстати, до окончания вуза служил А. И. Титаренко. Если же труп оказывался женским, а специалист из областного бюро на место не прибывал, поскольку его присутствие становилось обязательным только после вынесения постановления о вскрытии, – из все той же поликлиники возле РОВДа подвозили гинеколога Калиновецкую Марию Моисеевну; женские трупы всегда проверялись на изнасилование и на удовлетворение полового чувства в извращенных формах.

65
{"b":"175434","o":1}