ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Политбюро ЦК РКП(б) на заседании 30 ноября 1922 года, рассмотрев еще раз вопрос о судоремонтной программе, постановило сократить общую сумму расходов на ремонт судов до 8 млн рублей. Сэкономленные средства, согласно предложению В.И. Ленина, были ассигнованы Народному комиссариату просвещения. Также часть судостроительных заводов по предложению В.И. Ленина была переведена па изготовление изделий, “необходимых крестьянству”.

В списки судов, не подлежащих восстановлению, попали и миноносцы “Бесшумный”, “Бесстрашный” и так и простоявший в ожидании обещанных трубок во Владивостоке “Беспощадный”. В 1922 году их исключили из списков флота.

Сданный в 1922 г. на долговременное хранение “Внушительный”, а также заканчивавшие в 1924–1925 годах боевое траление “Выносливый”, “Инженер-механик Дмитриев” и “Инженер-механик Зверев” получили 5 февраля 1928 года новые наименования: “Мартынов”, “Артемьев”, “Рошаль” и “Жемчужин”. Первый из них, до 1928 года находившийся на долговременном хранении, еще два года был учебным кораблем Военно-морской академии РККФ, а затем его передали Осоавиахиму. После капитального ремонта в 1934 году “Мартынов” включили в состав Морских сил Балтийского моря. Старому миноносцу довелось поучаствовать еще в одной войне — советско-финской (сдан на слом в 1940 году).

Однако самым “долгожителем” из кораблей этой серии оказался “Артемьев”. С 1926 по 1928 год он выполнял роль посыльного судна, после чего находился на хранении (в 1932 году передан Осоавиахиму). Корпус корабля стоял на р. Екатерингофке в Ленинграде, а во время Великой Отечественной войны затонул. В 1947 году его подняли и разобрали на металл. Тральщики “Рошаль” и “Жемчужин” в 1926 году переклассифицировали в посыльные суда. Второй из них в том же году сдали в порт, а через два года поступил на хранение в порт и “Рошаль”, который год спустя передали на разборку.

В январе 1930 года был сдан в Отдел фондового имущества и “Жемчужин”. Миноносцы “Капитан Юрасовский” и “Лейтенант Сергеев” в марте 1920 года вошли в состав Беломорской военной флотилии, а через месяц — Морских сил Северного моря, но уже в июне 1921 года оба корабля разобрали на метал и еще через год исключили из списков флота.

Повреждения на камнях эскадренного миноносца “Инженер-механик Зверев” 6 октября 1915 г. в Рижском заливе*

6 октября 1915 г. группа эскадренных миноносцев 7-го дивизиона, закончив сопровождение и охранение линейного корабля “Слава”, была отпущена командованием для следования в гавань Перель*.

Возвращаясь к месту якорной стоянки, миноносцы шли в кильватерной колонне в следующей последовательности: головным — “Выносливый", за “ним — “Внушительный", “Инженер-механик Зверев” и концевым — “Боевой”.

В походе у миноносца "Боевой" испортился штуртрос, вследствие чего он застопорил машины. Начальник дивизиона приказал “Инженер-механику Звереву” сопровождать аварийный корабльг а всем остальным кораблям группы прибавить ход. Считая, что дальнейшее плавание будет происходить в безопасном районе посредине Рижского залива, начальник дивизиона решил лечь спать.

Погода была тихая, но видимость плохая. “Выносливый" благополучно дошел до траверза острова Руно и, находясь от него в 8 милях, повернул к берегу для определения места, но в точке 57°47 30 N и 23°18 30 East на миноносце ощутили толчок, после которого его форштевень врезался в грунт. Миноносец остановился, и работая машинами на “полный ход”, сошел без посторонней помощи на 7-м глубину.

Толчком, происшедшим при посадке на камни, был разбужен начальник дивизиона.

Задние мателоты “Внушительный” и “Инженер-механик Зверев", присоединившийся к группе, следуя движению головного корабля, также попали на мель, где они оба также остановились.

Ввиду наступления вечера начальник дивизиона поспешил подойти на “Выносливом” к “Внушительному" для оказания помощи, но последний успел отклепать свой якорный канат и завести с кормы становый якорь, при помощи которого при работе машин сошел с мели без посторонней помощи.

Не выбирая якоря, “Внушительный” передал коренной конец якорного каната на миноносец “Инженер-механик Зверев”, но вследствие наступившей темноты последний корабль снять с камней не успели. По распоряжению командира в качестве дополнительной меры (на случай изменения погоды) с носа последнего миноносца был завезен становый якорь. Это мероприятие было направлено на то, чтобы ночью держаться на двух якорях, хотя миноносец и без того крепко сидел пяткой среди банок.

На следующие сутки рано утром погода изменилась — стало свежеть, ветром развело зыбь, кормовой якорь постепенно пополз по грунту, и волной миноносец “Инженер- механик Зверев” перебросило через каменную гряду. После полученных ударов в таранном отделении миноносца появилась вода, но после ее удаления там никаких повреждений не обнаружили.

В течение дня 7 октября ветер не прекращался, и в 23 часа у “Инженер-механика Зверева” от удара о грунт вырвало один из приемных кингстонов левой машины, причем через зту пробоину стала поступать вода внутрь корабля. Пробоину забили паклей и мешками, а воду откачали с помощью судовых циркуляционных помп.

7 октября в 4 ч 20 мин волной миноносец навалило бортом на песчаную банку, в результате чего в первом котельном отделении появилась течь. От поступления воды в котельное отделение пришлось прекратить пары в котле.

В 7 ч у “Инженер-механика Зверева” лопнул стальной конец, соединявший якорный канат, полученный от “Внушительного”. Силою волны аварийный корабль развернуло и поставило параллельно берегу в расстоянии одного кабельтова.

В это время было повреждено третье котельное отделение. Для спасения корабля от дальнейших ударов о каменистый грунт с большим трудом был снова завезен становой якорь. В течение ночи поврежденные кингстоны успели исправить и забить деревянными клиньями, благодаря чему прибывавшую в машинное отделение воду удавалось свободно откачивать судовыми средствами, равно как и воду, поступавшую во все прочие отделения корабля через поврежденные переборки и швы обшивки. Борьба с водой в первом и третьем котельных отделениях оказалась непосильной, так как судовые водоотливные средства были недостаточно мощными и эти котельные отделения оставались затопленными.

Работы по обеспечению живучести и спасению “Инженер-механика Зверева” продолжались с 7 по 11 октября, но результаты оказались незначительными. Командованием было решено принять меры по разгрузке: с миноносца свезли на прибывший буксир "Силач" все орудийные; и пулеметные патроны, запасные части машин, уголь, погруженный в мешки, а также шхиперское имущество и личные вещи экипажа. Торпеды передали на “Выносливый”. После некоторого уменьшения осадки с большими трудностями на “Инженер-механике Звереве” завели пластыри, но ударами корпуса о грунт парусина быстро перетиралась и рвалась, не выполнив своего назначения.

Днем ветер несколько стих, и волна успокоилась. Начальник дивизиона приказал использовать временное затишье для тщательного промера глубин. После обнаружения на грунте камней, мешавших спасательным работам, они были взорваны. Несмотря на это, во время возобновившегося шторма миноносец с силой ударялся о грунт, и только непрерывнрй работой машин буксира “Силач" миноносец был гарантирован от выбрасывания его на прибрежные ряжи.

Подводная часть “Инженер-механика Зверева" ежедневно осматривалась водолазами, но кроме небольших пробоин, имевшихся в таранном отделении, ничего не было обнаружено. Большим осложнением в спасательных работах стало быстрое намывание песка с наветренного борта миноносца, что при убыли уровня воды на 0,6 м могло помешать работам в течение продолжительного времени.

9 октября положение аварийного миноносца стало очень тяжелым вследствие засорения донок намывавшимся песком, который попадал под их клапаны. Пришлось их работу временно остановить и очистить песок, попавший в донки. По той же причине осложнялась работа котлов, не говоря уже о том, что в цистернах появилась соленая вода, которой пришлось питать котлы.

14
{"b":"175437","o":1}