ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Супруги уселись за стол. Миссис Моффет подала чай, и завтрак продолжился. Но не успел Хруч поднести кружку к губам, как дверь с грохотом распахнулась. Дверь с такой силой ударила по стене, что по инерции спружинила в противоположном направлении и закрылась, едва не сбив с ног того, кто только что отворил ее таким беспардонным пинком. Впрочем, солдат успел остановить ее выставленным вперед локтем и шагнул в дом. За ним вошли еще двое.

Хруч замер с кружкой в руке, словно изваяние. Моффет спокойно выпустил в потолок кольцо табачного дыма.

— Ну, что на этот раз? — язвительно поинтересовался он. — Может, картранские шпионы? Или болотные кикиморы? Лично я предпочитаю последних. Так что же?

— Возможно, они опять гоняются за ведьмами? — высказала свое предположение миссис Моффет.

— Ах да, ведьмы! Помнится, в прошлый раз вы изловили сразу несколько штук. Вы придумали для них отличное испытание, нечего сказать. Отправили прямо в костер. Дескать, если они ведьмы, то огонь их не возьмет. Дьявольски остроумно! Насколько я помню, все они сгорели?

— В окрестностях скрывается беглец, — прорычал солдат. — За его поимку назначена награда. Вас двоих я знаю. А это кто такой?

Острым, как стилет, пальцем солдат ткнул в сторону парализованного ужасом Хруча. Кружка в руке ученого начала мелко трястись, а в ней позванивала чайная ложечка. Может быть, он именно тот беглец, которого разыскивают? Вряд ли. Неужели для его поимки понадобилось высылать целый отряд солдат? Хруч попытался выдавить из себя хоть слово, но вместо человеческой речи из его горла вырвался лишь слабый писк. Моффет метнул на него быстрый взгляд, но внешне остался совершенно спокойным, все так же развалившись в кресле и попыхивая трубкой.

— Это мой кузен из Римстока, — объяснил рыбак. — Приехал передать привет от тетушки. Не обращайте на него внимания. Он у нас немного того. Ну, вы меня понимаете.

Солдат ухмыльнулся, но все еще подозрительно смотрел на незнакомца. Все новые лица подлежали тщательной проверке. Впрочем, облик этого малахольного родственника мало походил на словесный портрет беглеца.

Солдат пренебрежительно махнул рукой и вышел из дома. За ним двинулись двое других. Следом вышел и Моффет. Как хозяин, он считал своим долгом проследить, чтобы солдаты ненароком чего не стащили.

Только теперь Хруч пришел в себя и опустил кружку.

Солдаты толпились у околицы, поджидая другие группы, которые заканчивали обыскивать соседние дома.

Вдруг откуда-то послышались странные звуки — позвякивание и бренчание сотен бутылок и бутылочек. Звуки становились все громче и громче. Все обернулись. Из-за угла на мощеную улицу въехала высокая ручная тележка. Того, кто ее толкал, нельзя было рассмотреть, так как на тележке громоздилось множество полок, на которых в специальных углублениях рядами располагались какие-то пузырьки и склянки. Единственное, что было видно из-за телеги, — ярко-рыжая шевелюра ее обладательницы.

Солдаты насторожились. Расстояние между ними и громыхавшей по булыжникам телегой постепенно сокращалось. Все вытягивали шеи, чтобы наконец разглядеть хозяйку этого звенящего скарба.

Едва не врезавшись в толпу, телега резко затормозила. Солдаты мгновенно окружили ее, размахивая оружием и оглашая пространство отборными ругательствами.

Между тем хозяйкой огромной повозки оказалась юная особа, маленькая и пухленькая. Остановив телегу, девушка облегченно распрямилась и с удовольствием потянулась, тряхнув густыми рыжими волосами. На разъяренных солдат, потрясающих мечами, она не обращала ровным счетом никакого внимания.

На маленькой торговке было зеленое ситцевое платье длиной до щиколоток, перетянутое кожаным поясом, замшевая куртка с множеством карманчиков, темно-зеленая накидка, а также мягкие кожаные башмаки.

Взгляд светло-синих глаз, широко посаженных на круглом веснушчатом лице, остановился на женщине-воине, которая преградила ей путь. Недоуменно покачав головой, девушка обратилась прямо к ней:

— Доброе утро. Может, помощь нужна?

— Ты кто? — грубо оборвала ее Гралкия.

— Можете звать меня просто Джил. Кстати, вас не затруднит немного посторониться?

— Я буду звать тебя так, как сама сочту нужным! — рявкнула женщина-воин. — Мы здесь по важному делу, ловим беглеца. Назови свое полное имя и объясни, что тебе понадобилось в этой деревне, по какому делу ты здесь?

— Джилспет Наратемус. А дело у меня тут то же, что везде… — Девушка показала на свою тележку. — Не желаете попробовать? У меня есть несколько ароматных снадобий, которые отлично помогают при дурном настроении.

— Хватит болтать всякую ерунду!

— О да, понимаю! Вас тошнит от своей собственной ерунды… Что ж, у меня и от этого найдется отличное средство, специально для вашей милости!

— Слушай! Ты начинаешь действовать мне на нервы, глупая девчонка, — прошипела женщина-воин.

— Быть того не может, — тут же последовал ответ, который заставил Гралкию вскипеть еще больше.

— Что это за склянки? Ты что — торговка снадобьями? — спросила она с суеверной подозрительностью.

— Мое ремесло называется «ароматотерапия». Я смешиваю различные запахи — для здоровья и на радость людям.

— Так ты продаешь запахи?

— Ну, если не вдаваться в подробности, то, пожалуй, так оно и есть, — не без иронии ответила Джил. — Если желаете, могу приготовить что-нибудь для вашей милости.

— С какой стати я должна платить за какую-то там вонь?

— Почему бы нет? Впрочем, если вас устраивает ваша собственная…

В воздухе повисла зловещая тишина. В следующий момент на девушку-торговку обрушился увесистый, размером с небольшую тыкву, солдатский кулак. От удара бедная девушка упала навзничь, а женщина-воин подняла копье, намереваясь пригвоздить ее к земле. Но этому не суждено было случиться.

Никто и глазом не успел моргнуть, как за спиной у женщины-воина оказался человечек с чайником в руке и, развернув ее лицом к себе, со всей силы хватил чайником по сверкающему на солнце шлему.

Брызги горячего чая попали под забрало, и женщина-воин вскрикнула от боли… Но в следующую секунду она так двинула Хруча (а это был он) локтем в челюсть, что бедняга полетел вверх тормашками и шлепнулся на мостовую. Двое солдат набросились на него, осыпая градом ударов, и уже через мгновение ученый потерял сознание.

* * *

Тайя не могла разглядеть того, что происходило на дороге. Сначала, чтобы не выпускать из вида дом рыбака, она пряталась на птичьем дворе, а потом, когда к дому направились солдаты, ей и вовсе пришлось забиться в самый дальний угол сарая. Снаружи доносились звуки борьбы, но, боясь быть обнаруженной, девочка не смела и головы приподнять.

Вспомнив, что принадлежит к особому племени мьюнан, она поспешно раскрыла сумку с магическими инструментами, среди которых нашлось и небольшое зеркальце. Прежде всего она постаралась как можно лучше расслабиться, чтобы мышцы и кости сделались мягкими и податливыми. Когда ей это удалось, посматривая в зеркальце, Тайя принялась вылепливать из себя индюшку. После того как общая форма была готова, наступил черед заняться оперением. Для этого тоже потребовалась небольшая концентрация внимания. Зато уже через секунду новоявленную индюшку нельзя было отличить от других птиц, расхаживавших по двору.

Когда Тайя в образе индюшки вспрыгнула на изгородь и выглянула на дорогу, сердце у нее упало. Двое солдат, закованных в доспехи, раскачав бесчувственное тело Шешила, отправили его прямиком в тюремный фургон, похожий на огромную деревянную, окованную железом клетку.

В тот же фургон бросили рыжеволосую девушку. Несмотря на то что девушка сама едва находилась в сознании, она все-таки подползла к Шешилу и постаралась прикрыть его собой. Затолкав в фургон еще одного арестованного, солдаты решили, что на сегодня хватит, задание выполнено и пора отправляться восвояси.

Локрин появился у изгороди птичьего двора с независимым видом, но в обличье бродячего пса выглядел довольно глупо. Спрятавшись за изгородью, он встряхнулся, снова превратился в мальчика и подполз к сестре, которая все еще была индюшкой. Поджав губы, Локрин критически оглядел ее пестрое оперение.

11
{"b":"175439","o":1}