ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Голос девушки был едва слышен из-за криков, доносившихся из соседнего фургона, который сотрясался от яростной драки. Джил обвела вопросительным взглядом остальных пленников. Все покорно закивали. Деревенские жители знали, что по части снадобий она большой знаток. Несмотря на то что основная часть ее покупателей состояла из зажиточных крестьянок, у Джил была репутация добросовестной знахарки среди всего населения — если и подозрительной, то самую малость. Предлагаемые специи вреда не принесут, а может быть, даже пойдут на пользу. Как бы то ни было, собравшиеся в фургоне предпочитали помалкивать. Кто знает, какие еще снадобья, не столь безвредные, могут быть припрятаны у этой странной девушки!

Хруч проглотил предложенный кусочек хлеба, который был таким вкусным, что он его даже толком не прожевал. Во рту слегка перчило, но Джил не обманула: голод куда-то испарился. Только хотелось пить. Шешил наклонился над ковшом и, зачерпнув ладонью воду, сделал несколько глотков. В этот момент он заметил, как Джил что-то поспешно спрятала в рукав. Девушка, подойдя к решетке, пристально вглядывалась в полумрак, который окутал тюремные фургоны. Ученый пленник попробовал проследить за ее взглядом, но, кроме часовых, торчащих, словно свечки, по всему периметру лагеря, ничего не заметил. Солдаты у костров рвали зубами жареное мясо, причмокивая от удовольствия.

Через некоторое время снаружи послышался какой-то подозрительный, едва уловимый шорох. Хруч попытался определить, откуда он исходит, но — безрезультатно. Тогда ученый взглянул вверх, на зарешеченный потолок фургона. Чьи-то пальцы цеплялись за прутья. Кто-то осторожно взбирался на крышу со стороны кабины водителя, явно стараясь остаться незамеченным.

Хруч посмотрел на Джил. Девушка тоже неотрывно следила за неизвестным. Догадка осенила их одновременно. Конечно, этим кем-то была женщина-воин, которая обещала расправиться с ними, как только настанет ночь! Теперь она пришла, чтобы выполнить свою угрозу.

На фоне потемневшего неба показался неясный силуэт.

— Эй! — чуть слышно окликнул их неизвестный.

Некоторые из находившихся в фургоне пленников испуганно вскочили на ноги. Но Джил оказалась проворнее всех. Быстрая, как ветер, метнулась она к темной фигуре и мгновенным, почти неуловимым движением бросила щепотку какого-то порошка из мешочка прямо в лицо неизвестному.

Фигура на крыше замерла от неожиданности, а затем принялась отчаянно чихать. Джил поспешила. Только теперь она поняла, что на крышу забралась вовсе не женщина-воин. Это был ребенок. Точнее — маленькая девочка. Молодая знахарка пыталась привлечь внимание невинной жертвы, поднося палец к губам, чтобы та постаралась сдержаться и не поднимала столько шума. Ничего не помогало: девочка на крыше фургона чихала так, что эхо разносилось по всей округе.

— Боже мой, прости, прости! — взмолилась Джил, искренне раскаиваясь. — Что я натворила! Я приняла тебя за другого человека!

Шум начал привлекать внимание в лагере. Около двери тюремного фургона появилась еще одна детская фигура. На этот раз мальчик, который пытался открыть замок пальцем, на глазах превратившимся в ключ. Хруч сразу узнал его.

— Караул! Оборотни! — завопил он. — Спасите меня от них! Они могут превращаться в монстров! Они сумасшедшие!

— Тихо, болван! — шикнул на него Локрин, борясь с замком. — Мы хотим тебя спасти.

Перед тем как совершить эту вылазку, брат и сестра успели отлично замаскироваться. Их тела и одежда приобрели мутный, темно-серый цвет, почти неразличимый в сумерках.

— Караул! — простонал Хруч.

— Бедная малышка, прости меня! — обращаясь к Тайе, продолжала сокрушаться Джил.

— Они пришли за мной! — повторял Хруч, обезумевший от страха.

— Именно так, — хмыкнул Локрин.

Ему наконец удалось провернуть палец-ключ в тугом замке. Раздался щелчок, и замок открылся.

— Уф-ф!.. — облегченно вздохнул он, смахивая со лба пот.

— Щенок попытался выпустить на свободу остальных собак! — злорадно воскликнул командир отряда Улм, хватая мальчика за шиворот и приподнимая над землей, чтобы получше рассмотреть. — Ага! Попался!

Пытаясь вырваться из его лап, Локрин яростно брыкался и царапался, но безуспешно. К тюремному фургону уже спешили другие охранники. Один из них стал карабкаться на водительскую кабину, чтобы схватить и девчонку.

Хруч увидел, что Локрин попался как кур в ощип. До него наконец дошло, что это всего лишь маленький мальчик и теперь его ждет жестокое наказание за попытку обмануть охрану. Кем бы он ни был, малыш не заслуживал такого бесчеловечного обращения.

Не помня себя от гнева, Хруч метнулся к выходу и что было силы толкнул дверь прямо в спину охраннику. Удар оказался таким сильным, что командир Улм не удержался на ногах и, выпустив мальчишку, растянулся на земле.

Локрин вскочил и огляделся. Со всех сторон его окружали солдаты. Прорываться было бесполезно. Тогда он опустился на четвереньки и проворно нырнул под тюремный фургон. Быстрый, как ящерица, по-пластунски прополз под ним и, недолго думая, нырнул под следующий. Солдаты ринулись за ним, но, во-первых, были слишком неуклюжи в своих доспехах, чтобы пролезть под фургон, а во-вторых, между ними случилась давка — и мальчик без труда ускользнул.

Наверху все еще чихала и никак не могла остановиться Тайя. Конечно, она понимала, что пора уносить ноги. Их план провалился. Протирая глаза, девочка увидела, что на крышу уже карабкается солдат. Перебежав по решетке над головами пленников на другую сторону, она стала примериваться, чтобы перепрыгнуть на крышу другого фургона. Но расстояние между фургонами было довольно большим, и она никак не могла решиться на прыжок. В этот момент показался шлем другого солдата. Недолго думая, Тайя поставила ногу прямо на шлем, как на удобную ступеньку, и, оттолкнувшись, успешно перемахнула через пропасть. Ей и в голову не могло прийти, что как раз в это самое, время ее брат Локрин проползает под фургонами в противоположном направлении.

Крыша следующего фургона оказалась плоской и дощатой. Едва Тайя сделала по ней несколько шагов, как из фургона донесся такой отвратительный визг и вой, какой только можно было вообразить. От этих жадных и хищных криков буквально стыла кровь. Оставалось лишь надеяться, что существа, запертые в фургоне, находятся под надежным замком и не вырвутся на свободу.

Наконец девочка перестала чихать. Свежий вечерний воздух остудил воспаленные глаза и позволил немного отдышаться. Тайя пробежала по крыше и перепрыгнула на капот следующего автомобиля, который оказался самодвижущимся локомотивом-катапультой. Крышка капота была железной с четырьмя вертикальными трубами. Девочка ощутила жар, идущий снизу. В топке локомотива все еще пылал огонь. Солдаты обступили катапульту справа и слева.

Уворачиваясь от рук, пытавшихся схватить ее, Тайя шагнула на первую трубу. Потом перепрыгнула на вторую и огляделась вокруг, ища пути к отступлению. Следом уже карабкались солдаты. Девочке не оставалось ничего другого, как перебраться на покатую крышу водительской кабины. Но здесь она оказалась в полном окружении. Солдаты подбирались к ней со всех сторон.

Локрин пролез под днищем, ударил по руке, которая норовила схватить его за рукав, увернулся от копья, едва не проткнувшего его насквозь. Справа и слева мелькали тяжелые солдатские сапоги. К счастью, было слишком темно, и солдаты то и дело теряли его из виду. Но некоторые из них уже вооружились фонарями. Толкаясь около фургона, они мешали друг другу и никак не могли настичь мальчишку. Вот уже в третий или в четвертый раз Локрин проползал под фургонами по всему кругу. Деваться было некуда. В конце концов его должны были схватить.

В это время Хруч безуспешно призывал других пленников последовать его примеру и бежать. Из-за переполоха, вызванного детьми, солдаты не сообразили запереть дверь. Командир Улм снова пустился в погоню за мальчишкой. Про пленников в тюремном фургоне все забыли. Но, к удивлению Хруча, никто не соглашался покинуть фургон.

14
{"b":"175439","o":1}