ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Впрочем, Хруч также понимал, что всегда найдутся люди, желающие очернить своего императора. Что касается самого ученого, то ему Рак-Эк-Наймен казался человеком душевным и умным. И весьма благовоспитанным. Груз государственных забот уже проложил морщины на его все еще моложавом лице. Что ни говори, ботаник был вполне доволен своим положением и весьма польщен честью находиться в обществе его превосходительства.

— Почти приплыли, — сказал верховный правитель, кивая в сторону берега, где виднелся другой причал.

С не меньшей искусностью управляя гигантским водяным чудовищем, человек-рептилия подрулил к причалу. Два десятка помощников, ожидавших на берегу, прыгнули на паром и, подхватив тяжелые цепи, дружно принялись швартовать его к берегу. Глядя на них, Хруч подумал, что даже такие толстые цепи вряд ли удержат бексемота в повиновении, если тому придет охота порезвиться. К счастью, сытно накормленное чудовище вело себя совершенно спокойно. Человек-рептилия уже успел развязать садок с рыбой и опорожнить его в воду. Бексемот в мгновенье ока всосал рыбу, и его голова скрылась под водой.

Хруч тревожно взглянул в небо. Но странные летучие мыши уже исчезли.

Ученого снова усадили в машину. Двигатель загудел, набирая обороты. Рак-Эк-Наймен уселся следом за Хручом, и кортеж тронулся с места.

Пришло время перекусить, и верховный правитель распаковал другой походный сундук. На этот раз в нем оказались пирожные с заварным кремом и прочей начинкой, печенье и кексы, холодное мясо и салаты. Были и разные диковинные фрукты. Некоторые из них Хруч видел разве что на картинке. Рак-Эк-Наймен налил в бокалы вина и снова завел разговор о будущем Нораньи и успехах современной науки, которые скоро перевернут весь мир.

Едва они въехали в узкую долину, кортеж неожиданно встал. Коссок спрыгнул с запяток и подошел поговорить с командиром конвоя. Выяснив, в чем дело, телохранитель вернулся к лимузину верховного правителя и доложил обстановку.

— Обнаружен отпечаток, ваше превосходительство, похожий на след распидамуса. Мы вышлем вперед разведчиков, чтобы те обследовали округу во избежание неприятных сюрпризов. Если там не один, а целая стая, могут возникнуть большие проблемы. Судя по отпечатку, это взрослая особь. Пока все не выяснится, лучше переждать здесь.

Рак-Эк-Наймен молча вылез из автомобиля и отправился в голову колонны. Начал накрапывать мелкий дождик, который, судя по хмурому небу, грозил перейти в проливной дождь. Пока солдаты обследовали склоны холмов по обе стороны от дороги, двигатели автомобилей было решено не заглушать. Охрана правительственного кортежа состояла из опытных воинов, но даже им распидамус не казался легкой мишенью.

Хруч едва поспевал за верховным правителем. Чтобы не намокнуть, ученый прикрывал голову сумкой. Когда Рак-Эк-Наймен резко остановился перед отпечатком, обнаруженным посреди дороги, Хруч чуть не ткнулся носом ему в спину.

След распидамуса был едва ли не шире отпечатка мощного автомобильного протектора. На земле четко виднелись очертания копыта и громадных когтей. Только одно животное могло оставить подобный след.

— Не слишком ли он мелкий, этот след? — задумчиво произнес верховный правитель. — Такой грузный зверь, как распидамус, должен оставлять куда более глубокие отпечатки…

— Грунт вокруг довольно каменистый, ваше превосходительство, — объяснил Кнутобой. — Под нами практически голые скалы. Еще счастье, что мы успели заметить след до дождя, иначе бы его просто смыло. Внезапная встреча с этими тварями — удовольствие, я вам скажу, не большое. Не думаю, чтобы они решились напасть на такой большой конвой, но кто знает…

— Ясно, — отрезал Рак-Эк-Наймен. — Но я не желаю торчать здесь дольше, чем этого требуют соображения безопасности. Разыщите распидамуса или убедитесь, что дорога свободна. Я намерен прибыть в столицу до сумерек.

— Так точно, ваше превосходительство!

В этот момент вверху раздался шелест крыльев. В небе появился крылатый мальчишка с приплюснутой, вытянутой, как у летучей мыши, головой и спланировал прямо на них. Пронесшись над крышами автомобилей, он вцепился в плечи Хручу и, отчаянно замахав крыльями, оторвал ботаника от земли и поднял в воздух. Хруч заорал так, словно его режут.

Коссок бросился, чтобы ухватить его за ноги, но промахнулся. Один из солдат поднял арбалет, но упавшая с неба крылатая девчонка толкнула его в спину, и тот растянулся на земле. Она пронеслась так низко, что другие солдаты, пригнув головы, инстинктивно присели. Схватив ученого за щиколотки, крылатая девчонка помогла мальчишке поднять его высоко над землей, и ботаника потащили прочь.

Другой солдат поднял арбалет, чтобы выстрелить в них, но на этот раз Рак-Эк-Наймен оттолкнул его с криком:

— Не стрелять! Идиот! Ты же можешь попасть в Хруча!

Верховный правитель был вне себя от бешенства.

— Проклятые мьюнане!.. Ну, ничего, далеко они его не унесут. Объявите тревогу, пошлите солдат, поднимите на ноги всю округу! Когда они приземлятся, чтобы перевести дух, схватите их! Поспешите!

— Это будет не так-то легко, ваше превосходительство, — предупредил Кнутобой. — В этих местах у нас почти нет боевых частей…

Быстрый, как нападающая змея, Рак-Эк-Наймен выхватил у командира конвоя из ножен его собственный меч и, размахнувшись, рубанул с плеча. Не успел Кнутобой понять, что произошло, как его голова покатилась по земле, забрызгивая кровью окружающих, а меч глубоко вонзился в деревянный борт грузовика.

Солдаты в ужасе расступились. Обезглавленное тело командира рухнуло прямо им под ноги, дергаясь в конвульсиях и орошая кровью сапоги. Меч так и остался торчать в борту грузовика.

— Найдите их! Убейте мьюнан! Доставьте мне ботаника целым и невредимым! — Рак-Эк-Наймен как ни в чем не бывало переступил через труп командира конвоя и зашагал к своему лимузину. — Никакой это не распидамус! — бросил он через плечо. — В путь!

* * *

Очень скоро Локрин и Тайя стали выбиваться из сил. Трудно было сохранять равновесие в полете, а тут еще обезумевший от страха ботаник трепыхался и рвался во все стороны.

— Пустите, монстры! — вопил он, брыкаясь и отбиваясь руками и ногами. — Что вы делаете? Вы с ума сошли!

— Успокойся, перестань дергаться! — воскликнула Тайя. — Мы же тебя спасаем!

— Спасаете?! — взвыл Хруч, не веря ни единому ее слову. — От чего спасаете? Я упаду и расшибусь в лепешку! Это вы называете «спасать»? Откуда вы только свалились на мою голову! Отпустите меня немедленно!

— Я больше не могу, — задыхаясь, пробормотал Локрин. — Нужно найти место для посадки.

— Я ищу! — крикнула Тайя. — Нужно хорошенько спрятаться…

— Туда! В рощу на берегу океана!

От высоты и усталости у маленьких мьюнан кружилась голова. Хруч перестал вопить, но попыток вырваться не оставил. Порывы ветра бросали их из стороны в сторону. Каждую секунду они могли сорваться в штопор. Внизу мелькали поля и дороги. Кортеж в долине давно исчез за холмами. Грозовые тучи застилали небо, и в воздухе запахло электричеством. Все вокруг расплывалось, покрытое пеленой дождя.

Выбиваясь из последних сил, барахтаясь в порывах ветра, Тайя и Локрин старались дотянуть до намеченного укромного места. Внезапно раздвоенная, как вилы, сверху ударила молния. Разряд прошел так близко, что их обдало жаром. Ослепленные вспышкой, чуть не выпустив из рук ношу, они стали камнем падать вниз. На этот раз обезумевший Хруч завопил так, что казалось, у него треснет горло.

Едва не коснувшись верхушек деревьев, брат с сестрой в отчаянном рывке вышли из штопора и, расправив крылья, снова взмыли в воздух. Превозмогая усталость, они устремились к намеченной лесной просеке. Скривившись от боли в селезенке, Тайя окликнула Локрина и кивком головы указала на удобное место для посадки. Локрин кивнул в ответ, и они стали снижаться.

Силы детей были истощены до предела. Хруч был слишком тяжел для них. Дети рухнули вниз. Ветки и листва деревьев захлестали ученого по лицу. Последнее, что успел сделать Локрин, это направить полет на лужайку, заросшую густой травой. Они вперемешку посыпались на землю, покатились по ней и, наконец, замерли. Только стонали от боли.

38
{"b":"175439","o":1}