ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как ты себя чувствуешь? — спросила она.

— Нормально. Когда проснулся, немного кружилась голова, а теперь все в порядке. Дрейгар сказал, что тебя ранили из арбалета?

Тайя размотала повязку и показала рану, которая к утру стянулась до размеров чуть заметного шрама.

— Ну и ну! Больно было?

— Еще как!

Некоторое время они сидели молча, любуясь окрестными лугами и лесами. Локрин отломил от трухлявого колеса щепку и бросил в быстрый ручей.

— Я думала, ты погиб, — немного погодя сказала Тайя. — Когда ты упал с обрыва…

— Дрейгар говорит, я был на волосок от гибели, — с гордостью подтвердил мальчик.

— Тебя спас Шешил. У него была с собой маска, в которой можно дышать на дне Мути.

Локрин кивнул. Тайя заметила, что он старается храбриться. На самом деле вчерашнее происшествие изрядно его потрясло. Сама того не ожидая, девочка всплеснула руками и крепко обняла брата. Тот смутился и, как бы успокаивая, неловко похлопал сестру по плечу.

Потом их окликнул Дрейгар. Он разбудил Хруча и Джил.

— Нужно выдвигаться! — сказал парсинанин, подув на карту, чтобы побыстрее подсохли чернила. — Путешествовать днем очень опасно, но другого выхода нет. Нужно поскорее выбираться отсюда. Поблизости могут оказаться норанские солдаты. Днем мы будем передвигаться по лесу, прячась за деревьями, а вечером выйдем на дорогу. Собирайтесь! Пора идти!

Они стали взбираться на гору, поросшую высокими соснами. И чем выше поднимались, тем круче становился склон. Когда забрались на вершину, у Джил и Хруча с непривычки чуть не отваливались от усталости ноги. С другой стороны горы леса не было. Дрейгар остановился, чтобы выбрать подходящую тропинку для спуска. Тайя и Локрин прошли немного вперед и ступили на плотный зеленый мох, который покрывал весь склон от вершины до подножия. Тайя радостно вскрикнула:

— Это прыгучий мох! — и устремилась вниз.

— Точно! — закричал брат, бросаясь следом.

Приземлившись на упругий мох, мальчик снова взлетел высоко в воздух и гигантскими шагами поспешил за сестрой. Дрейгар нахмурился.

— Их можно понять. Слишком трудно удержаться, — усмехнулась Джил.

Густые заросли мха были чем-то вроде громадного батута. Дети скакали вниз и вверх, словно резиновые мячики. Взмывая в воздух, Тайя и Локрин весело кричали и размахивали руками.

Джил пожала плечами и, недолго думая, пустилась за ними вдогонку, прыгая по упругому ковру и заливаясь беспечным смехом. Дрейгару не оставалось ничего другого, как отправиться следом за ней. Замыкал этот веселый спуск Хруч, который на время отвлекся от своих тяжелых мыслей.

Тайя угодила ногой мимо мха и, чуть не подвернув ногу, шлепнулась на землю. Насмешливо фыркнув, Локрин с разбега, как в игре «чехарда», перемахнул через сестру и, вырвавшись вперед, издал торжествующий вопль. Тайя вскочила и, не желая уступать, огромными прыжками погналась за ним.

После ужасных происшествий последних дней эта незамысловатая забава оказалась прекрасным освежающим средством. Все отлично встряхнулись, вновь почувствовав себя полными сил.

При каждом прыжке прыгучий мох, словно паровая машина, исторгал из себя клубы пыли и насекомых, и казалось, что прыгунов подбрасывает в воздух сама земля.

Дрейгар беспокойно озирался. Он был уверен, что норанцы успели объявить тревогу по всей стране и местные жители, надеясь получить обещанную награду, ищут их повсюду.

Тайя и Локрин первыми достигли подножия горы и, чтобы немного отдышаться, без сил упали на последнюю заросшую прыгучим мхом поляну. За ними неторопливо сошел Дрейгар, стараясь выглядеть строгим и серьезным. За Дрейгаром плелся Хруч. Ученый снова был погружен в какие-то невеселые думы.

— Вы должны понять, — рявкнул Дрейгар, обращаясь к детям, — чтобы не попасться норанцам, нам необходимо передвигаться незаметно. Только тогда у нас есть шанс остаться в живых. Поэтому в последний раз предупреждаю: будете шалить, свяжу обоих и дальше понесу на себе. Все ясно?

— Так точно, сударь, — в один голос выпалили дети.

Состроив наигранно серьезные физиономии, они чинно и с покорным видом зашагали вперед. За ними двинулись взрослые.

— Ну и детки! — проворчал Дрейгар. — Никогда не знаешь, чего еще от них ждать. А между тем норанцы шутить не станут, — продолжал он. — Можете не сомневаться. Если кого-то из нас и оставят в живых, то лишь нашего ботаника. Эти норанцы — невероятно упорный и педантичный народ, все привыкли доводить до конца. К тому же они превосходные следопыты. Рано или поздно они нас отыщут. Если, конечно, нам не удастся уйти подальше на юг.

— А я думала, с ними можно договориться, — беспечно усмехнулась Джил.

— Я бы на вашем месте оставил шутки, — строго оборвал ее парсинанин. — Я отвечаю за жизнь детей и поклялся, что буду сражаться за них до последнего вздоха. И если по вашей милости они снова попадут в опасность, вам придется иметь дело со мной!

— Что касается меня, я больше опасаюсь гнева Всевышнего, чем вашего, — вполголоса отозвался Хруч.

— Это еще что такое? — грозно прорычал Дрейгар.

— Думаю, нам всем угрожает другая, куда более серьезная опасность, — пробормотал ботаник.

— О чем вы? — забеспокоилась Джил. — Что случилось?

Но больше из Хруча не удалось вытянуть ни слова. Дальше они двигались, каждый погруженный в свои мысли.

В лощине Дрейгар снова возглавил шествие. Им пришлось пробираться сквозь густые заросли рябины, которыми были покрыты берега речки, а затем свернуть вдоль речной излучины вверх по течению. Парсинанин выбирал наиболее укромные тропки, временами спускался к самой реке, временами снова карабкался вверх по лесистому склону.

Солнце уже стояло в зените. Внезапно путники остановились, удивленно осматриваясь. Странное место! Казалось, здесь еще недавно жили люди, но вокруг не было видно ни души. Там, где недавно стояли дома, чернела лишь выжженная земля. У реки дымились руины, которые когда-то были мостом. В воздухе висел зловещий запах гари. Кое-где земля выглядела перепаханной. Судя по всему, это были свежие могилы.

— Еще недавно здесь находились мельница и селение габбитов, — сказал Дрейгар. — На лугу в загоне габбиты разводили орнакридов и выделывали кожи.

Парсинанин внимательно осмотрел вокруг все следы.

— Прошлой ночью здесь побывал карательный отряд норанцев, — сообщил он. — Солдаты убили людей, а деревню сожгли до основания. Оставшиеся в ужасе разбегались, но их сгоняли обратно. Вот видите — здесь их избивали и волокли по земле. Как бы то ни было, габбиты остались верны своим верованиям. Природа не должна страдать. Те, кто уцелел, вернулись и похоронили убитых, а также закопали остатки своего сгоревшего хозяйства.

— Но почему солдаты напали на них? — воскликнула Тайя, изумленно глядя по сторонам и пытаясь представить себе, как еще недавно выглядело поселение габбитов.

— Потому что солдаты искали нас! — промолвила Джил.

Дрейгар сокрушенно кивнул.

— Они расправились с беззащитными габбитами без всякого сожаления, — прорычал он, едва сдерживая ярость. — Но это не было случайным рейдом. Солдаты пришли не со стороны дороги, а вышли из леса. То есть они шли тем же самым маршрутом, которым двигаемся и мы. Они почти обнаружили нас, но, сами того не подозревая, оказались впереди.

Локрин украдкой взглянул на сестру, но та смущенно отвернулась. Мысль о том, что из-за них была уничтожена целая деревня, повергла детей в ужас. У Тайи закружилась голова. Чтобы не упасть, девочка присела на камень. Локрин тер кулаком глаза, изо всех сил стараясь не расплакаться. Горло сдавило словно железным обручем. До сих пор мальчику казалось, что все, что с ними происходит, просто безобидные приключения, вроде тех, о которых потом рассказывают друзьям, сидя вечерами у камина. Ему казалось, что причиной всему — поиски пропавшего магического пера, которое нужно было вернуть дяде. Однако зрелище разграбленной и сожженной дотла деревни перевернуло всю его душу.

43
{"b":"175439","o":1}