ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

От стыда мальчик был готов провалиться под землю. От одной мысли, что по его вине пострадало столько людей, его охватывало отчаяние. Взглянув на сестру, он понял, что и Тайя чувствует то же самое. Девочка по-прежнему избегала прямого взгляда, нервно покусывая кончик косички. Довольно долго никто не мог вымолвить ни слова.

Наконец Дрейгар промолвил, что пора снова трогаться в путь. Спустившись с холма, все последовали за ним в лес — подальше от тропы, по которой направились солдаты. Стараясь не выходить на открытые места, они шли без остановки почти целый день.

Привал было решено сделать под плакучей ивой, висячие ветви которой ниспадали к самой земле, образуя живой шалаш. Хруч стащил башмаки и принялся массировать уставшие ноги. Никогда в жизни ему не доводилось совершать таких продолжительных пеших прогулок. По дороге они собирали ягоды. Из остатков хлеба с медом Тайя и Джил приготовили бутерброды. Локрин взял фляги и отправился на поиски свежей воды.

Дрейгар расположился на траве, развернув перед собой карту и вооружившись пером. Составляя будущий маршрут, он объяснял:

— Леса и рощи остались позади. Следующий переход, который нам предстоит совершить, будет проходить по открытой местности — через поля и луга. По возможности мы будем двигаться вдоль кустарников и живых изгородей. До сумерек желательно выйти к дороге на Бродфан. Конечно, идя по дороге, мы существенно экономим время и силы, однако будем вынуждены делать это, лишь когда стемнеет.

— Мне нужно обратно в Норанью! — неожиданно заявил Хруч.

— Опять капризы? — проворчал Дрейгар, отрываясь от карты.

— Я знаю, почему морской проект так важен для норанцев, — сдержанно промолвил ученый.

Он уже успел обуться, но не решался поднять глаза. К нему подсела Джил.

— Нам никогда не объясняли главной цели нашей научной работы, — продолжал Хруч. — Впрочем, мы были так поглощены нашими опытами, что ни о чем другом просто не думали. Главным для нас было побольше узнать о природе морских водорослей. Мы верили, что норанцы хотят заняться разведением бубулий в искусственных условиях или что-то в этом роде. Нам казалось, что верховный правитель увлечен этими исследованиями так же, как и мы.

Сделав паузу, ученый принялся взволнованно рыть каблуком землю.

— Мы понятия не имели, что у него на уме на самом деле. Я имею в виду Рак-Эк-Наймена. Как и все в Норанье, мы трудились дни и ночи напролет, полагая, что наша работа ничем не отличается от любой другой. Но это было совсем не так! Не многие исследовательские центры окружены такими высокими стенами и такой многочисленной охраной, как наш… В конце концов мне удалось решить главную научную проблему нашего проекта. Я открыл, как и почему зацветает бубулия. Должен вам заметить, именно это и становится причиной Урожайного прилива и вообще наводнений. Приливы случаются именно в период массового цветения этих ценных морских водорослей. Следующий Урожайный прилив ожидается в конце лета. Я и сам изумился, насколько все просто. Странно, что мы столько лет бились над этой проблемой и никак не могли ее решить! Приливы происходят в конце лета, то есть в сезон, когда Муть прогревается сильнее всего. Раньше мы предполагали, что бубулии начинают цвести при хорошем солнечном освещении, но в действительности для цветения требуются не солнечные лучи, а достаточное количество тепла. Растения впитывают тепло, начинают цвести, при этом сами вырабатывая тепло, которое, в свою очередь, воздействует на газ, заставляя его расширяться. Короче говоря, я понял, что нужно лишь найти способ нагревания Мути до температуры, при которой начинается цветение водорослей…

— Но как это сделать? — поинтересовалась Тайя. — Ведь огонь на дне Мути не горит. Как можно нагреть Муть изнутри?

— Нет ничего проще. Высыпать на дно несколько барж с известными вам горчичными шишками — и дело сделано! Распределенные среди зарослей бубулий шишки нагреют газ до нужной температуры меньше чем за сутки. Таким образом будет спровоцировано преждевременное цветение водорослей. Другое дело, что преждевременное цветение не только не повысит урожай масла, добываемого из плодов бубулии, но напротив — совершенно уничтожит его. Хуже того, в результате такого преждевременного цветения будут уничтожены сами растения, они вообще перестанут цвести. На следующий год Урожайного прилива не будет. Все взаимосвязано. Нет бубулий — нет прилива… Мы подробно объяснили этот механизм норанцам, но тех, похоже, это нисколько не заинтересовало. Почему? Этот вопрос долго не давал мне покоя. Разгадка осенила меня в самый неожиданный момент — когда Локрин свалился с обрыва в Муть и пришлось его вытаскивать… Вся штука в том, что верховному правителю не нужны никакие бубулии! Он искал лишь средства управлять Урожайным приливом. Вам, конечно, известно, что во время приливов разбухшая Муть покрывает значительные прибрежные области, но обычно не поднимается выше колена. Правда, лет восемь назад во время Урожайного прилива случился сильный шторм и на побережье Браскии хлынули огромные массы Мути. В некоторых местах уровень газа поднялся до двух метров, то есть выше человеческого роста. Несколько человек, застигнутых врасплох, не сумели выбраться и задохнулись. Таким образом, если искусственно спровоцировать прилив, гигантская волна Мути накроет не только побережье, но и всю землю, за исключением разве что самых высоких гор. Муть поглотит людей, дома, селенья, целые города. Тысячи, сотни тысяч людей просто погибнут от удушья…

— Черт бы вас побрал с вашей наукой! — взревел Дрейгар, вскакивая на ноги. — Как будто норанцам недоставало обычных вооружений! Вы что, хотите, чтобы они устроили мировую катастрофу? Одному Богу известно, какую безумную выходку задумал Рак-Эк-Наймен. Для укрепления своей империи он не остановится перед убийством многих тысяч ни в чем не повинных людей. Если я прикончу вас на этом самом месте, Хруч, то, пожалуй, избавлю мир от катастрофы!

Дрейгар схватил ботаника за горло и поднял в воздух, крепко прижав к стволу плакучей ивы. Джил подпрыгнула и, вцепившись, бесполезно повисла на могучей руке парсинанина.

— Отпустите его! Отпустите! — закричала она.

— М-мои зап-п… запис-с… Мои записки! — задыхаясь, прохрипел ученый.

Дрейгар разжал пальцы, и бедняга грохнулся на землю. Джил все еще висела у парсинанина на руке.

— Что? Какие еще записки? — грозно прошипел тот.

— Я сказал им, где искать мои научные записки, — промолвил Хруч, потирая горло. — Скорее всего, они уже ими завладели. В записках я подробно описал весь механизм цветения бубулий и возникновения Урожайного прилива.

Дрейгар стряхнул с руки девушку и, разразившись проклятиями, с досады что было сил хватил кулаком по дереву.

Стоя между ним и ученым, Тайя испуганно переводила взгляд с одного на другого. Поместье дяди Эмоса находилось как раз на побережье Браскии. Тамошние жители — добродушные, миролюбивые люди. Почему верховный правитель задумал их уничтожить? Что это ему даст?

— Что же теперь делать, Шешил? — вырвалось у нее.

— Не знаю, — вздохнул Хруч. — Но именно это я и собираюсь выяснить. Я должен найти способ воспрепятствовать этим страшным планам. Вот почему мне нужно вернуться в Норанью!

— Но ведь за вами охотятся! — воскликнула Джил, беря его за руку. — Мы не можем позволить вам вернуться.

— Но это мой долг! — повторил ученый.

— Тогда позвольте и нам отправиться с вами. Мы не можем допустить, чтобы вы остались совершенно один.

— Дети должны вернуться к дяде, — заявил Дрейгар. — И я хочу, чтобы об этом позаботились именно вы, Джил!

— С какой стати? — нахмурилась девушка.

— Дело серьезное. Детей нужно доставить домой в целости и сохранности. Но на кон поставлены тысячи других жизней! Делать нечего, я отправлюсь с этим проклятым садовником в Норанью. Я выясню, что именно задумали норанцы и как этому помешать. И ботаник мне в этом поможет. А вы отведете детей домой!

— Ни за что! — сказала девушка. — Я не могу оставить Шешила!

44
{"b":"175439","o":1}