ЛитМир - Электронная Библиотека

135. Когда было найдено тело Брута, Антоний тотчас же обернул его в лучший пурпуровый плащ и по сожжении тела послал останки матери его Сервилии. Войско Брута, узнав о его смерти, отправило послов к Цезарю и Антонию и, получив от них прощение, было распределено по их войскам; всего солдат было около четырнадцати тысяч. Кроме того, передались неприятелю также и войска, находившиеся в многочисленных укреплениях. Самые же эти укрепления и весь лагерь были отданы войскам Цезаря и Антония на разграбление. Из находившихся в войске Брута знаменитых мужей одни погибли в сражениях, другие, подобно своим полководцам, сами лишили себя жизни; некоторые умышленно сражались до тех пор, пока не были убиты в бою. Среди них был Луций Кассий, племянник самого Кассия, и Катон, сын Катона, часто бросавшийся навстречу врагам и затем, при их приближении, снимавший шлем или для того, чтобы быть легче узнанным, или чтобы сделать себя более доступным для стрел, а может быть, и для того и для другого. Известный своей мудростью Лабеон, отец Лабеона, еще и теперь пользующегося известностью за знание законов,[461] вырыв внутри палатки яму, по величине достаточную для человеческого тела, и отдав своим рабам все необходимые распоряжения, написал в письме жене и детям обо всем, что считал нужным им поручить, и велел рабам доставить письмо; потом, взяв за руку самого верного из рабов, он обвел его вокруг, как это было в обычае у римлян при освобождении рабов, а затем дал ему меч и подставил горло. Так и ему палатка стала могилой.

136. Фракиец Раск привел назад с гор многочисленное войско и в награду просил и добился пощады для своего брата Раскуполида. Этим было доказано, что эти два фракийца враждовали между собой не с самого начала; но когда вблизи них вступили в борьбу два больших войска, из которых ни одно не было бесспорно сильнейшим, они ввиду невозможности предвидеть исход договорились между собою, чтобы тот из них, кто будет среди победителей, спас побежденного. Порция, жена Брута и сестра Катона младшего, узнав о смерти их обоих, несмотря на то, что усердно оберегалась своими родными, схватила уголья с внесенной к ней жаровни и проглотила их. Из всех остальных знатных граждан, бежавших на Фасос, одни уехали оттуда морем, другие предоставили себя в распоряжение сенаторов Мессалы Корвина и Луция Бибула, чтобы они поступили с ними так, как найдут это лучшим для себя. Те, сговорившись со сторонниками Антония, передали приплывшему на Фасос Антонию все имевшиеся там деньги, оружие, обильное продовольствие и много прочего снаряжения.

137. Таким образом Цезарем и Антонием, благодаря не останавливающейся перед опасностями отваге, посредством всего лишь двух сухопутных сражений было совершено величайшее дело, подобно которому до того никогда не бывало. Ибо раньше не случалось, чтоб выходило в бой войско в таком количестве и такого качества, состоявшее с обеих сторон из римлян, притом не из солдат, привлеченных путем гражданского набора, но из набранных по достоинству, не являвшихся в войне неопытными, но упражнявшихся в течение долгого времени в борьбе против римлян, а не против народов чужеземных и варварских. Оба войска говорили на одном языке, прошли одну военную школу и были подобны друг другу по выучке и выносливости; поэтому-то им и было трудно одолеть друг друга. И никогда раньше не боролись с таким рвением и храбростью противники, являющиеся согражданами, родственниками и товарищами по военной службе. Доказательством правильности всего сказанного служит то, что число павших, если сравнивать его в каждом из сражений, не было, по-видимому, меньшим даже и у победителей.

138. Войско Антония и Цезаря оправдало предсказание полководцев, сменив в течение одного дня в результате одного сражения крайнюю опасность голода и страх перед гибелью на изобильное благоденствие, прочную безопасность и славную победу. Оправдалось также и то, что предсказывали выступавшие в бой для римлян: их государственный строй определился более всего именно этим сражением, больше они уже не возвращались к демократии, и не было больше у них и нужды в междоусобных войнах. Исключение представляла только происшедшая немного времени испустя борьба Антония и Цезаря — последняя из всех имевших место у римлян. Но то, что в промежуток времени, последовавший за смертью Брута, было предпринято Помпеем и бежавшими друзьями Кассия и Брута, которые захватили с собою много остатков прежнего богатого снаряжения, уже не походило на только что описанное ни по проявленной отваге, ни по рвению, с которым относились к своим вождям отдельные мужи, города или войска, не участвовал в этих делах никто из славных мужей, ни сенат, не было у них и той славы, какая была у Кассия и у Брута.

Аппиан. Гражданские войны. Книга пятая

1. После смерти Кассия и Брута (42 до н. э.) Цезарь отправился в Италию, Антоний — в Азию, где Клеопатра, царица Египта, встретилась с ним и сразу, с первого взгляда, завладела его сердцем. Эта любовь довела до крайних бедствий их обоих, а за ними и весь Египет. Вследствие этого часть этой книги будет посвящена Египту: она невелика и не заслуживает какого-либо особого заглавия, а поэтому ее и можно включить в значительно большую историю гражданских войн. И после Кассия и Брута происходили другие междоусобные войны, причем во всех них не бывало одного начальника над всеми, как в предыдущей войне, а были различные предводители, выступавшие по очереди; эти междоусобия длились до тех пор, пока не был убит, подобно Бруту и Кассию, Секст Помпей, младший сын Помпея Великого, оставшийся последним партийным участником войны, и пока не был отстранен от управления Лепид, после чего вся власть над римлянами перешла в руки только двух — Антония и Цезаря. Ход всех этих событий был следующим.

2. Кассий, по прозванию Пармский, был оставлен Кассием и Брутом в Азии с флотом и войском для взимания денег. Когда умер Кассий, он, не думая, что подобная же участь постигнет и Брута, выбрал себе из родосского флота тридцать кораблей — столько, сколько он считал нужным снарядить, — а остальные, за исключением священного корабля, сжег, чтобы родосцы не помогли поднять восстания. После этого он вышел в море со своими кораблями и с упомянутыми тридцатью. Клодий, посланный Брутом на Родос с тринадцатью кораблями и заставший на Родосе возмущение — к этому времени умер уже и Брут, — вывел охрану, состоящую из трех тысяч тяжеловооруженных и выступил против Кассия Пармского. Прибыл к ним и Турулий, имея с собой еще много других кораблей и деньги, ранее собранные с Родоса. К этому флоту, представлявшему известную силу, стекались все, кто находился на морской службе в различных частях Азии; они снабдили его, насколько могли, тяжеловооруженными, а также гребцами из числа рабов или пленных, пополняя состав их при посещении островов также и островитянами. Явился к ним и Цицерон, сын Цицерона, и все знатные граждане, которые бежали с Фасоса. Скоро накопилось весьма значительное число и полководцев, и солдат, и кораблей. Присоединив к себе еще Лепида[462] с другим войском — тем, которое подчинило Бруту Крит, они поплыли в Ионийское море к Мурку и Домицию Аэнобарбу, стоявшим там во главе больших сил. Из них одни вместе с Мурком отплыли в Сицилию и свои силы присоединили к силам Секста Помпея, другие остались у Аэнобарба, где образовали самостоятельную партию. Вот что образовалось прежде всего из остатков партии Кассия и Брута.

3. Цезарь и Антоний после победы при Филиппах совершили торжественное жертвоприношение и воздали публичную хвалу войску. Для распределения наград за победу первый из них отправился в Италию, чтобы раздать воинам земли и распределить их по колониям; он выбрал себе это дело, так как был нездоров, Антоний направился в провинции, находившиеся по ту сторону моря, для сбора обещанных воинам денег. Вновь Цезарь и Антоний распределили между собой провинции, присоединив к тем, которые были у них прежде, принадлежавшие Лепиду. Цизальпинскую Галлию было решено, по требованию Цезаря, оставить самостоятельной провинцией в соответствии с решением Цезаря старшего. На Лепида было возведено обвинение в том, что он передался Помпею; было решено, если обвинение окажется в глазах Цезаря ложным, дать Лепиду взамен другую провинцию. Солдаты, отслужившие в войсках положенный срок, были отпущены, за исключением восьми тысяч, которые просили разрешения продолжать военную службу; Цезарь и Антоний приняли их, разделили на отряды и зачислили в преторианские когорты.[463] Последнюю часть войска составляли солдаты, перешедшие от Брута: всего их было одиннадцать легионов пехоты и четырнадцать тысяч всадников. Из них Антоний получил для своего заграничного похода шесть легионов и десять тысяч всадников. Цезарь четыре тысячи всадников и пять легионов; из них он дал Антонию два легиона, взяв взамен из тех, которые Антоний оставил под начальством Калена в Италии. И так Цезарь отправился в Ионийское море.

вернуться

461

90 М. Антистий Лабеон (ок. 45 г. до н. э. — 10/11 г.) — выдающийся римский юрист, автор около 400 книг (сохранились лишь незначительные отрывки), сыгравший большую роль в разработке римского права, поскольку его часто цитировали.

вернуться

462

Примечания к книге 5-ой.

1 Брат триумвира.

вернуться

463

2 См. примеч. 38 к кн. III.

87
{"b":"175440","o":1}