ЛитМир - Электронная Библиотека

Хэмиш напомнил: «Он ведь первый обнаружил трупы. А до него к Элкоттам два дня никто не заходил».

Полу Элкотту легко будет объяснить любые улики, указывающие на него. Уловка старая, но иногда срабатывает.

Ратлидж откинулся на спинку стула. Насколько он мог судить, Джанет Аштон искренне верила в то, что говорила. Кроме того, ее доводы подкреплял револьвер.

«А может, так она объясняет, откуда он у нее взялся», — возразил Хэмиш.

— Откуда у вас оружие? — спросил Ратлидж.

Мэри Фоллет бросила на него удивленный взгляд, и он понял, что муж ничего ей не говорил.

— Один мой друг привез с войны. Он был отравлен газами и передал мне револьвер перед смертью.

— Вы можете это доказать?

— Зачем мне что-то доказывать? Я ведь только что сказала…

— Полиция обязана проверять все улики, — тихо ответил Ратлидж. — Так надо. Мне нужно знать имя вашего друга и дату его смерти.

Джанет Аштон отвернулась:

— Прошу вас, оставьте меня. Я хочу побыть одна. До сих пор… до сих пор не верится! — Взяв у Мэри Фоллет чистый носовой платок, она закрыла им лицо, как будто прячась от вопросов Ратлиджа.

Он встал и кивнул миссис Фоллет, решив, что Джанет Аштон перенесла сильное потрясение. Иногда в таком состоянии люди говорят то, о чем позже жалеют. Будет ли она испытывать те же чувства завтра?

«А может, правда сама выплывет на поверхность», — заметил Хэмиш.

Ратлидж с ним согласился. Убийство оживило какие-то старые распри и старые счеты.

Услышав его шаги, Джарвис повернулся и спросил:

— Как она?

— Сильно расстроена. Как вы, наверное, можете себе представить.

Ратлидж подошел к окну и выглянул наружу. Пес лежал у двери амбара, зорко глядя на дорогу.

— Вы хорошо с ней знакомы, доктор?

— Она приезжала помочь Грейс, когда родились близнецы. По-моему, она здорово поддержала сестру. Надежная, здравомыслящая женщина — я на нее не нарадовался. Близнецы родились слабенькими и требовали хорошей заботы. Кроме них, нужно было думать и о старших детях. Я видел, что Грейс любит ее, да и Джералд во многом полагался на нее.

— Значит, и дети с ней хорошо ладили?

— Девочка, Хейзел, была крестницей мисс Аштон, у нее над кроватью даже висела ее фотография. Я видел ее, когда лечил Хейзел — она часто болела ангиной. На снимке мисс Аштон еще совсем маленькая, ровесница Хейзел. Правда, в детстве она была не очень-то красивой. Я даже удивлялся, зачем она подарила Хейзел такой неудачный снимок. Но Хейзел сказала, что ее тете снимок дорог из-за собаки по кличке Косточка. Перед сном тетя рассказывала ей о своей любимице.

Ратлидж видел фотографию — и не усмотрел в угрюмой, надутой девочке никакого сходства с Джанет Аштон. Джарвис прав. Мисс Аштон сильно переменилась.

— А Джош?

— Он в таком возрасте, когда не хочется цепляться ни за чью юбку…

Неожиданно доктора перебил Фоллет:

— Как Элкотт воспринял новость? Ему, должно быть, нелегко.

— Кому, Полу? — уточнил доктор. — Мне пришлось дать ему снотворное. Он рвался искать Джоша, но я его не пустил. По-моему, сейчас от него больше вреда, чем пользы.

Ратлидж отвернулся от окна.

— Может ли мисс Аштон сопровождать нас в Эрскдейл?

— По-моему, холод и плохая дорога не принесут ей ничего хорошего!

— Но ведь и не навредят, раз ребра не сломаны?

— Так-то оно так, но…

Ратлидж кивнул Фоллету:

— Думаю, пора освободить вас от незваной гостьи. Покажите мне, пожалуйста, ваш хлев — помните, вы обещали… Доктор Джарвис, будьте так любезны, попросите миссис Фоллет подготовить мисс Аштон к поездке.

— Предпочитаю не брать на себя такую ответственность.

— И я тоже, доктор. Но, если мы хотим найти убийцу, нам нужно действовать быстро. — Ратлидж взял со стола шляпу и перчатки и приготовился выйти.

В просторном, крепком хлеву оказалось совсем не так холодно, как ожидал Ратлидж. Бидер подозрительно обнюхал его пятки, когда он следом за Фоллетом вошел в полумрак. Хлев казался таким же старым, как и сам Фоллет; скорее всего, его возвели за поколение до нынешнего фермера. Задрав голову, Ратлидж заметил:

— Хорошо строили наши предки!

— Мои отец и дед. В наших краях надо строить хорошо, на совесть. Прежний хлев простоял больше ста лет. — Он повел гостя в закуток, где хранилась конская упряжь, и открыл деревянный ящик, стоявший под полкой. Порывшись в ящике, достал оттуда револьвер и осторожно протянул Ратлиджу.

Ратлидж сразу увидел, что револьвер полностью заряжен. Он разрядил его, высыпал патроны в один карман, а револьвер, предварительно понюхав, положил в другой.

— Я бы на вашем месте не говорил о нем жене, когда мы уедем, — сказал он Фоллету. — По-моему, она огорчится, если узнает, что револьвер хранился здесь.

— Да я и не собирался ничего ей говорить, — согласился Фоллет. — Уж как я рад, что избавился от него! — Он не сказал, что еще больше обрадуется, когда избавится и от владелицы оружия, но Ратлидж все понял по выражению его лица.

Во дворе доктор Джарвис уже ставил саквояж мисс Аштон в багажник, а миссис Фоллет укладывала на заднее сиденье подушки и одеяла. Ратлидж поморщился, представив, как неудобно будет Хэмишу во время долгой поездки в Эрскдейл. На заднем сиденье придется тесниться. Ни Хэмиш, ни сам Ратлидж не испытывали от предстоящей поездки никакого удовольствия.

Под руководством миссис Фоллет им удалось посадить мисс Аштон в автомобиль, не причинив особой боли. Ратлидж достал свой плед и укрыл ее. В полотенца завернули горячий камень и положили к ногам мисс Аштон; через полчаса после того, как было принято решение взять ее с собой, Ратлидж отправился в путь.

Сначала мисс Аштон не испытывала особого желания ехать с ним.

— Вы не имеете права везти меня к ним на ферму! — Она все больше волновалась. — Нет, я с вами не поеду! Вы не можете меня заставить… я останусь здесь или вернусь в Карлайл, если кто-нибудь меня довезет… — Она обернулась к миссис Фоллет: — Извините, я стала для вас такой обузой!

— Ну что вы, милочка, никакая вы не обуза. — Мэри Фоллет бросила на мужа умоляющий взгляд. — Джим, скажи ей…

— Моя жена с радостью приютит вас… — начал было Джарвис, но даже Ратлидж уловил в его голосе сомнение.

— По-моему, мисс Аштон лучше поселиться в гостинице, — громко сказал он, положив конец спорам. — Доктор, там вы сможете навещать ее, а вы, мисс Аштон, поможете мне вести следствие.

Мисс Аштон посмотрела на него в упор.

— В гостинице… — сказала она. — Что ж, тогда ладно.

Но что-то в выражении ее глаз заставило его задуматься.

Почему она все же передумала? В голову пришла какая-нибудь ценная мысль? Она усмотрела удобный случай? Непонятное выражение мелькнуло и исчезло так быстро, что он не сумел его прочитать.

Теперь она сидела на заднем сиденье автомобиля, погруженная в горестное молчание — так казалось со стороны. Из-за нее двое мужчин чувствовали себя скованно и неловко.

Спустя какое-то время Джарвис заснул; сзади послышался почти потусторонний голос, хриплый и приглушенный одеялами:

— Вы сегодня арестуете Элкотта?

— Нет. Пока у меня есть лишь ваши слова о том, что он представлял угрозу для семьи брата. Мне придется все тщательно расследовать и поискать доказательства, подтверждающие ваши слова. А когда… если… мы найдем мальчика, он станет моим главным свидетелем.

— Если он был там, — тихо сказала Джанет Аштон.

Мальчик спал без просыпу. Сибил, свернувшаяся у его кровати, охраняла его, а сама Мэгги прикорнула на кухне, у камина, в бывшем отцовском кресле. Однажды она проснулась, как от толчка: ей показалось, будто она услышала на улице какой-то скрип. Но собака не залаяла, и она успокоилась. Глаза ее снова закрылись.

Рядом с креслом она положила топор с красной рукояткой — чтобы удобно было схватить, если что. Топор с двойным лезвием, одним ударом отхватывает голову курице. А еще им можно разрубить полено толщиной с руку. Топор был отлично подогнан по весу; лучшей защиты ей и не требовалось.

22
{"b":"175442","o":1}