ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ребе, какое дело меня всегда прокормит?

— Иди в пекари! Тогда у тебя всегда будет хлеб.

— А если все деньги у меня уйдут на муку?

— Тогда ты уже не будешь пекарем!

Йосель жалуется раввину на своего мошенника-поставщика.

Раввин говорит:

— Ты прав.

Вскоре приходит поставщик, обвиненный в мошенничестве, и жалуется на Йоселя.

Раввин говорит:

— Ты прав.

После того как поставщик ушел, жена раввина говорит:

— Так ведь не бывает, чтобы правы были оба!

— Ты тоже права, — говорит раввин.

— Ребе! Что нам делать? Мой муж свалился с лестницы, сломал обе ноги и теперь не может зарабатывать!

— Тут надо подумать. Приходи завтра.

На другой день. Ребе, строго:

— Мне интересно, что еврею вообще понадобилось на лестнице?

Ребе сидит, размышляет над чем-то. Тут вбегает еврейка и кричит:

— Помогите, ребе, мой муж собирается разводиться со мной!

Ребе ищет в одном фолианте, в другом фолианте, в третьем… Наконец, в третьем находит, что искал: очки. Он надевает их, смотрит на еврейку и говорит:

— Он прав.

Еврей всю жизнь был сапожником; однажды ему досталось большое наследство. Но в делах он разбирался плохо — и вскоре разорился. Он просит совета у раввина.

— Ты должен совершить тшуве (покаяние, а также: поворот, возвращение), — авторитетно заявляет раввин.

Сапожник удивлен: вроде он таких уж больших прегрешений не совершал. Но раввину перечить не принято. Сапожник целый месяц проводит в молитве и посте. А дела у него идут все хуже. Он жалуется раввину: тшуве не помогло.

— Не может быть! Расскажи, как ты совершил тшуве!

Сапожник рассказывает.

— Ага, теперь я понимаю, почему не помогло! Я ведь что имел в виду: ты был сапожником, вот и вернись к прежнему занятию, стань снова сапожником!

Раввину сообщили: в их общине умер достойный человек, причем умер безвременно, молодым.

— Что с ним приключилось? — спрашивает раввин.

— Он умер от голода.

— Еврей — и умер от голода? Не может такого быть! Почему он не пришел ко мне: я бы его поддержал.

— Рабби, он стыдился просить помощи.

— Тогда он умер от гордости, а не от голода! Евреи от голода не умирают.

К раввину приходит еврейка, очень расстроенная. Ее сын уронил свою шапку в мясное блюдо, приготовленное для шабеса. Остается ли это блюдо кошерным? (Го есть разрешенным для еды. Не разрешенной для еды, трефной, считается, среди прочего, смесь из мясных и молочных продуктов.)

Раввин полагает: это зависит от того, что было на шапке.

Женщина, подумав, говорит:

— Грязь на ней, скорее всего, была.

— Грязь — это кошер, — считает рабби.

— Наверное, насекомые.

— Насекомых можно поймать и выбросить. Кошерное.

— Ну, что еще? У бедного мальчика парша: может, что-то попало и на шапку.

— Парша — это кошер.

— Иногда мальчик ел бутерброд. Может, случалось так, что испачканными пальцами он трогал фуражку.

— Хлеб с маслом?! — в ужасе воскликнул раввин. — Трефное!

К раввину приходит бедный еврей, приносит зарезанную курицу.

— Скажите, ребе, эта курица кошерная? У нее нет желчи.

Раввин рассматривает куриные потроха: в самом деле, желчного пузыря нет. Он трогает пальцем место, где должен был находиться желчный пузырь, и облизывает палец: может, хоть вкус желчи остался? Желчи нет и следа.

— Попробуйте сами, — говорит он еврею. — Не чувствуете горечи?

Еврей тяжело вздыхает:

— Ах, мне ли не чувствовать горечи, ребе? Мой сын болен, врач велел давать ему куриный бульон, я продал свою подушку, чтобы купить курицу, а теперь ее нельзя есть. Скажите сами: разве это не горько?

И тогда раввин, совсем тихо, говорит:

— Если горько, значит, — кошерная!

К раввину приходит еврей за советом. Три часа он рассказывает несчастному раввину о своих проблемах. Потом спрашивает:

— Ребе, что мне делать?

— Ты должен принять христианство.

Еврей оскорблен.

— Как вы можете говорить такое?

Раввин:

— Тогда ты будешь морочить голову попу, а не мне!

— Ребе, что мне делать? У меня есть один петушок и одна курочка. Если я зарежу курочку, обидится петух. Если зарежу петуха, обидится курочка.

Раввин долго размышляет, потом сообщает свое решение:

— Режь петуха!

— Но тогда курочка обидится!

— Ну и пусть обижается!

— Ребе, можно мне зарезать курицу, если у нее есть цыплята?

— Можно.

— Но ведь тогда цыплята погибнут! Все равно можно?

Об этом раввин не подумал. Он просит дать ему время на размышление: "Может, Бог поможет мне найти решение".

Всю ночь он листает священные книги — и ничего не находит.

На другой день еврей приходит опять и сообщает:

— Ребе, ночью к нам забралась лиса и съела курицу вместе с цыплятами!

Раввин, с облегчением:

— Вот видишь, Бог мне таки помог!

Мех зимней куницы — товар дорогой, летний же мех ценится намного меньше.

К раввину приходит еврей с жалобой: поставщик привез ему мех летней куницы, хотя в договоре шла речь о зимней.

Раввин подумал и принял решение: "Лето, в конце концов, штука не вечная. Пускай мех полежит до зимы — вот тебе и будет зимняя куница!"

Еврей приходит к раввину с жалобой. Его поставщик прислал ему разодранные, а потому не имеющие никакой ценности лисьи шкурки.

— Что вы на это скажете? — спрашивает еврей.

— Что я могу на это сказать? — отвечает раввин. — Это же не раввины поймали лисиц, а собаки!

Солидный горожанин предложил общине свои услуги как кантор без жалованья. Но поет он отвратительно, и община идет к раввину с жалобой на него.

— Пускай поет! — говорит раввин. — Именно потому, что петь он не может. Ибо сказано в Писании: блажен, кто дает, хотя не может!

В парной бане. Еврей, увидев перед собой голую спину, думает, что это его друг, и дает ему шлепок по заду. Тот оборачивается: это, оказывается, раввин!

— Простите меня! — побледнев, говорит ударивший. — Я не знал, что вы рабби!

Раввин в ответ:

— Пустяки! Там, где вы меня шлепнули, я не раввин!

Раввин овдовел и хочет жениться снова. Сын говорит ему с укором:

— Твой коллега в Люблине тоже вдовец. Но он заявил, что отныне женой его будет только Тора.

Раввин, с довольным лицом:

— Ну, вот видишь: если он женат на Торе, чего ты хочешь от меня? Ведь ясно сказано: "Не пожелай жены ближнего своего".

В Восточной Европе к именам образованных и уважаемых евреев принято добавлять словечко "реб", даже если человек не получил образования раввина.

Один необразованный, но богатый еврей чувствует себя оскорбленным: к нему обращаются без приставки "реб". Он просит раввина сделать что-нибудь, чтобы его звали "реб Гедалия".

27
{"b":"175444","o":1}