ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ты Карла Маркса знаешь?

— Нет.

— А Фридриха Энгельса?

— Нет.

Секретарь хмуро качает головой. Тогда Кон обращается к нему:

— Могу я спросить у вас две вещи? Вы Берла Леви знаете?

Секретарь отвечает отрицательно.

— А Лейба Хальбгевакса?

И его секретарь не знает.

Кон, укоризненно:

— Вот видите! Вы не знаете моих знакомых, я не знаю ваших. Почему тогда я не могу вступить в партию?

Югославия. Тито, возмущенный многочисленными анекдотами насчет его режима, велит выяснить, кто их придумывает. Выяснили: это Кон из Загреба.

Кон доставлен к Тито. Тот кричит на него:

— Как ты смеешь сочинять эти пошлые анекдоты? Ведь под моим мудрым руководством Югославия стала свободной и счастливой страной!

— А вот этот анекдот, — отвечает Кон, — придумал не я.

После Шестидневной войны между Израилем и арабскими странами в 1967 году большинство стран Восточной Европы заклеймило Израиль как агрессора. С тех пор еврейские анекдоты в Будапеште начинались не словами "Встречаются два еврея…", а "Встречаются два агрессора…".

На Армянское радио приходит письмо радиослушателя с вопросом: не еврей ли Мао Цзэдун? Через неделю по радио звучит ответ: "За информацией по этому исключительно сложному и трудному вопросу мы обратились к самому компетентному специалисту, главному раввину Одессы. Когда наш сотрудник задал ему этот вопрос, главный раввин схватился за голову и закричал: "Только этого нам не хватало!""

На что же мы тогда будем жить?

Ивану хочется выпить. Он приходит к деревенскому еврею, чтобы попросить у него взаймы один рубль. Они договариваются: Иван вернет долг весной, но в двойном размере. В залог он оставляет у еврея свой топор.

Когда Иван уходит, еврей окликает его:

— Постой-ка! Я вот что подумал: весной тебе трудно будет найти сразу два рубля. Может, лучше отдашь половину сейчас?

Иван соглашается и возвращает рубль. Некоторое время он напряженно думает, потом говорит себе под нос:

— Ишь ты, какая штука! Рубля — нет, топора — нет, один рубль я еще должен, а еврей во всем прав!

У евреев отдельная кухонная утварь для мяса и для молока.

Велвл решил стать разбойником. Он просит у жены кухонный нож и идет в лес. Дождавшись путника, он собирается броситься на него — и тут, посмотрев на нож, пугается.

— Черт бы побрал эту бабу! — жалобно говорит Велвл. — Она же дала мне нож для молочного!

Шапиро устал попрошайничать и решил стать разбойником. С незаряженным револьвером он идет в лес и, встретив еврея, бродячего торговца (крестьян он опасается), кричит:

— Кошелек или жизнь?

— Дурак! — отвечает еврей. — Скажи просто, что есть хочешь. Вот тебе пятьдесят копеек.

— Всего-то пятьдесят копеек! — возмущается Шапиро. — Я тебе что: разбойник или я тебе попрошайка?

У еврея плохо идут дела. Он решает стать разбойником, покупает нож и идет в лес. Навстречу попадается еврей, бродячий торговец. Он кричит ему:

— Кошелек или жизнь!

— Ой, не смеши меня, — отвечает тот.

— Какой тут смех! Я — разбойник! Отдавай деньги!

— А на что будет жить моя семья?

— Да… тут ты прав! Тогда дай мне хотя б двадцать рублей.

— Двадцать рублей? Откуда у меня двадцать рублей? Я бедный торговец, торгую вразнос…

— Ну ладно, десять.

— Вы понимаете, что делаете? У меня денег — всего ничего, и, если вы у меня их отберете, я не смогу закупать товар!

— Ну а табак-то у вас есть? Тогда хоть закурить дайте.

Бедный молочник Йошке в пятницу несет домой скудную недельную выручку. В лесу его встречает разбойник и направляет на него пистолет.

— Если я отдам все свои деньги, на что мне жить? — жалобно говорит Йошке.

Разбойник непреклонен.

— Торговец, у которого я взял товар в кредит, мне ни за что не поверит, — жалуется Йошке. — Прострелите мне хотя бы пиджак и шляпу, пусть он видит, что меня в самом деле ограбили!

Разбойник, проникнувшись состраданием, делает два выстрела.

— Еще вот сюда! — просит Йошке.

Разбойник стреляет.

— И еще две дырки, вот здесь, на рукаве, — умоляет Йошке.

— Я бы рад был сделать вам одолжение, — говорит разбойник, — но у меня кончились патроны.

— У тебя нет патронов, у меня нет денег, — дружелюбно говорит Йошке. — Будь здоров, приятель.

У Гринберга, в его фирме "Оптовая торговля зерном", служат два коммивояжера, оба по фамилии Кон. Но жалованье у Кона I в три раза больше, чем у Кона II. По этому поводу Кон II высказывает хозяину обиду. Тот говорит:

— Посмотрим, что можно сделать.

После обеда мимо дома проезжает фура с грузом.

— Узнай, что везет фура! — велит Гринберг.

Кон II убегает и через пару минут возвращается:

— Ячмень.

— Узнай, кому он принадлежит! — говорит Гринберг.

Кон II убегает и вскоре, еле переводя дух, докладывает:

— Помещику из Коропицы.

— Сбегай еще раз, спроси, куда везут ячмень, — приказывает Гринберг.

Кон возвращается едва живой от усталости:

— Ячмень везут Тейтельбауму, в Запошин…

Гринберг зовет Кона I и говорит ему:

— Полчаса назад тут проехала фура с грузом…

Кон I поворачивается на каблуках — и его уже нет. Через полчаса он возвращается и докладывает:

— Я сел на лошадь и через десять минут догнал фуру. На ней — пятьдесят мешков ячменя из Коропицы, Тейтельбаум собирается купить его по три гульдена за центнер. Я предложил на полгульдена больше, фура уже развернулась и через полчаса будет здесь…

Тут Гринберг смотрит на Кона II и говорит ему:

— Ну, теперь ты понимаешь, почему я плачу Кону I в три раза больше, чем тебе?

Почему корову зовут скотиной?

Ей дают воду, а она за это дает молоко. Ясное дело: на такое способна только тупая скотина!

Вариант.

Покупательница, молочнику:

— Ваше молоко разбавлено!

— А что мне делать? Неразбавленное молоко вам даст разве что скотина.

К еврею, торгующему во Львове птицами и мелкой живностью, приходит покупатель:

— Я хочу купить красивую птичку. И чтобы она хорошо пела!

В одной из клеток поет канарейка, поет, заливается, громко и сладко. Она нравится покупателю. Вдруг он делает большие глаза:

— У нее же одна нога!

Продавец, сердито:

— Ой, не смешите меня! Вы мне сначала точно скажите, что вам надо: чтобы она пела или чтобы она танцевала?

Блох посылает своего подчиненного к должнику, который не торопится вернуть долг. Через полчаса подчиненный возвращается обратно.

— Ну что, заплатил? — спрашивает Блох.

— Почти.

— Что значит "почти"?

— Сейчас объясню. Он мне сказал, что его сын поступает учиться в гимназию. Потом он станет доктором и женится на богатой. Как только сын получит приданое, тут же даст отцу денег, и тот вернет нам долг.

Хозяин своему помощнику:

— Либерман все не платит и не платит. Идите к нему лично — и с места не сходите, пока он не оплатит счет!

61
{"b":"175444","o":1}