ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я уж думал, что выкрутился, когда мне в спину раздался окрик:

— Эй, оборванец! Куда пошел? Стоять!

Мнения стражников разделились: двое хотели меня просто выгнать взашей, но усатый гад оказался усердным. Он настаивал, что меня нужно отвести в караулку и предъявить начальству. Первым двум стражникам было лениво.

— Хочешь, сам и веди, — предложил один из них.

Усач радостно оскалился и ткнул меня древком копья в спину:

— Вперед, оборванец! Хотел увидеть начальника стражи? Сейчас твоя мечта сбудется.

Подгоняемый бодрящими тычками, я вошел в ворота Мгла-Кроны. Мы прошли длинной темной галереей (я ощутил дуновение теплого ветра и понял, что снова прошел под розой), миновали небольшой, хорошо освещенный двор, где пахло лошадьми, а из распахнутой двери слышались разговоры. Я притормозил, думая, что туда-то меня и ведут, но получил еще один болезненный тычок и двинулся дальше. Еще один долгий темный переход — вверх по широким плоским ступеням — привел во второй двор-колодец, совершенно пустой, с мелодично журчащим в середине фонтаном.

— Эй, ты куда меня ведешь? — не удержался я, когда мой провожатый снова ткнул меня между лопаток. — Неужели прямо к князю?

— Сначала в подземелья, — ответил стражник голосом Чудова-Юдова. — А там видно будет.

— Ты!

Я остановился и повернулся. Рядом в сумраке маячила знакомая фигура в эсэсовском плаще.

— А кого ты ожидал увидеть?

— Да ты… натуральный оборотень!

Острые белые зубы блеснули в темноте. Чудов-Юдов самодовольно улыбался.

— А где настоящий стражник?

— В реке.

— Как ты успел?! Все же происходило на глазах!

— Ты довольно успешно отвлекал на себя внимание.

И верно, подумал я. Тогда, на мосту, Чудов исчез как раз вовремя. Никто даже и не знал, что я пришел не один. Значит, пока я корчил из себя новобранца, он молниеносно изменил обличье, убил стражника и на ходу встроился в мой спектакль.

— Но ты же говорил — нельзя применять магию в замке!

— А мы еще и не в замке.

— Но они же меня запомнят!

Чудов-Юдов не стал опровергать очевидное. Теперь я, кажется, понял, зачем он меня с собой прихватил.

Глава 16

ЛУННЫЙ МОСТ

Из дворика с фонтаном вели несколько арок. Чудов-Юдов без колебаний выбрал среднюю, и мы пошли — снова вверх. Я решил принципиально не спрашивать моего провожатого ни о чем, но через несколько минут не выдержал:

— Как ты здесь ориентируешься? Можно подумать, ты тут бывал!

— Бывал, — подтвердил Чудов-Юдов. — Как раз позавчера присутствовал на пиру в честь поимки Крома.

— В качестве кого? — ехидно спросил я.

— В качестве заезжего кондотьера из Лихена. — Чудов хмыкнул. — Местная знать вся аж извелась, гадая, кто меня пригласил и кого мне заказали. Особенно нервничал князь.

— А он-то чего?

— По секрету сказали — опасается расплаты за какую-то историю с вяленой рыбой…

Я не удержался и сдавленно расхохотался. Вдруг стало резко светлее. Чудов-Юдов остановился, осматриваясь.

— Молчи, не двигайся, — тихо приказал он.

Перед нами был не то зимний сад, не то застекленная галерея. На полу белели полосы лунного света. Вдоль стен поднимались цветущие растения в напольных вазах. Сладкий свежий воздух слегка горчил. Где-то журчала невидимая вода.

Я поднял взгляд к потолку и вздрогнул от изумления. Потолок выглядел как прозрачная голограмма. Он то казался каменным, то его будто не было вообще. Лунный свет сочился прямо сквозь мраморную крышу.

Этот двор-оранжерея, в отличие от прочих, был обитаем. Внутрь выходили застекленные окна внутренних покоев, в некоторых горел свет. Из одного окна доносились едва слышные звуки лютни. Но с прозрачного потолка сочилась невидимая, неопределимая жуть.

Я подумал, что на такие случаи как раз и существует драконье зрение — за долю секунды увидишь в десятки раз больше. Но Чудов неожиданно схватил меня за плечо с такой силой, что я чуть не заорал.

— Лучше бы заорал! — прошипел он. — Никакой магии в замке!

— Виллемина? — шепотом спросил я, кивая на окна.

— Не в ней дело.

— А в чем?

— Посмотри наверх еще раз.

Я снова принялся всматриваться в свод… и вскоре увидел то, на что он показывал. В центре потолка медленно разгоралась огромная роза, проступая то из серого камня, то из пустоты тонкими серебристыми линиями. Отростки и побеги, извиваясь и ощетиниваясь шипами, тянулись от нее к углам и сбегали по стенам — тоже словно прошитые серебряной нитью по черному бархату. Сперва мне почудилось, что от них исходит свечение. Но потом я понял: э нет, такое свечение обычными глазами не разглядишь. Это же печать!

— Мать всех роз, — проговорил Чудов-Юдов. — Корневая печать, на которую замкнуты все розы этого города. Второй день думаю, что она собой представляет и кому понадобилось вживить ее в этот замок?

— Так мне не мерещится? Это в самом деле печать?

— Да. Роза — магический символ, древний, известный во многих мирах.

— И что он означает?

— «Молчи». А еще точнее: «Храни тайну».

— Какую тайну?

— Не ко мне вопрос. Не проходи прямо под розой. Когда будешь проходить через галерею — молчи. Не смотри, не думай. Просто иди.

— Иначе что? Сработает сигнализация?

— Хорошо, если только сигнализация, а не система опознания и уничтожения. Черт знает что за замок! Не хотелось бы угодить в какую-нибудь ловушку, которая поставлена тут триста лет назад. Что такого тут прячут от драконов?

— Почему именно от драконов? — удивился я.

— А от кого, по-твоему? Когда ты входил в город — разве не заметил, что тебя заметили, запомнили и отправили сигнал?

— Ты о каменной розе над воротами?

— Не о стражниках же! Нарочно проторчал там часа полтора, наблюдал за воротами. За это время через них прошла уйма людей, несколько упырей под слабеньким мороком, пара невидимых дымных демонов, какая-то наглая кикимора, которая даже внешность менять не стала, но роза отреагировала только на меня…

— Значит, все напрасно! В воротах замка тоже была вмонтирована роза.

В темноте глаза Чудова вдруг блеснули красным, как у волка.

— А ты знаешь, куда она передает сигнал? Мне почему-то кажется, что не в спальню князя Лингара. Его забота — вяленая рыба… Все, хватит пустых разговоров. Иди, а я буду прикрывать тебя сзади.

— Счас, — злорадно сказал я. — Только после вас!

Прокравшись мимо безмятежно сияющей розы, овевающей галерею волнами теплого ветра, мы сразу попали на боковую лестницу и наконец начали спуск. Лестница была крутой, коридор — тесным и душным. Со всех сторон нависал холодный, влажный камень. На второй сотне ступенек (стены все сужались, свод опускался все ниже) меня охватила клаустрофобия. Но тут неожиданно повеяло свежим уличным воздухом, слева забрезжил свет. Мы прошли мимо глубокой, метра в полтора, бойницы. Я мог бы уместиться в ней целиком, но на выходе бойница была шириной с ладонь. В каменную щель виднелись яркие звезды, мерцающие над рекой.

— Мы в самых нижних коридорах, — сообщил Чудов-Юдов минут через десять. — Дальше начинаются подземелья личной княжеской тюрьмы. Ну и заодно винные погреба.

Я кивнул. Все верно, в каждом уважающем себя замке должны быть подвалы со зловещей репутацией. Но все-таки, откуда Чудов знает в них дорогу? Уж слишком уверенно он идет… Не собирается ли он заманить меня в ловушку?

— Откуда ты знаешь, где держат Крома? — спросил я без обиняков.

— Думаешь, зачем я все утро проторчал перед эшафотом? Для собственного развлечения? Ну, то есть для него тоже. Но главное, я поставил на Крома маячок.

Чудов показал руку, и я увидел в середине его ладони пульсирующую светящуюся точку.

Маячок! Я вспомнил несчастную Маркету, и в голову закралось ничем не подтвержденное подозрение. Мог ли подослать ее ко мне Чудов-Юдов? Вполне… Но зачем?

Я понял, что окончательно запутался во всех этих интригах, и решил сосредоточиться на ближайшей задаче.

34
{"b":"175447","o":1}