ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Орка это, видимо, тоже понял, потому что без промедления вскинул руку и долбанул Валенка ослепительным разрядом. Запахло озоном. Полопались одновременно все лампочки, и подвал погрузился в полную тьму. Во мраке подвала полыхнул извилистый белый разряд. Я съежился, ощутив себя на решетке для гриля. В проблеске молнии я увидел, как Валенок метнулся Орке навстречу, каким-то образом избежав встречи с огненной стрелой, схватил его и с размаху впечатал головой в решетку рядом со мной.

— Гнездо Грега… не в этом мире, — сказал он между ударами. — И пока он его не вернет… другого гнезда… у него не будет!

Решетка со скрежетом прогнулась, прутья вылетели из бетонных гнезд, и мы с Оркой и кучей железных прутьев оказались на полу. Рыжий тут же вскочил и снова ударил молнией. Его лицо, на миг возникшее из темноты, показалось мне незнакомым — таким оно стало злым и взрослым.

— Хрен тебе! — раздался нечеловеческий рев. — А вот этого не пробовал?

Недалеко от меня возникло пятно слабого, почти призрачного зеленоватого света. Одновременно в животе возник странный, струящийся в разные стороны жар. Кажется, он обострил мое ночное зрение — я увидел, как прямо напротив меня раскрывается жуткая зубастая пасть, а в горле у нее разгорается тот самый светящийся сгусток.

Что это было, я узнал, когда Валенок сделал могучий выдох. Подвал заволокло едким туманом.

У меня защипало в глазах. Рядом надсадно закашлялся Орка. Я почувствовал, как скукоживается, натягиваясь, кожа на ладонях и на веках…

«Драконья кислота! — понял я. — Концентрированный кислотный выдох!»

А жар в животе — это сработала печать. Удачно, что иглы Орки на нее не подействовали!

Ядовитый туман висел в воздухе, клубясь под потолком. Воздух был насыщен отвратным кислым запахом. Прутья решетки покрылись окалиной. Со стен клочьями облезала краска. Но хуже всего обстояло дело с Оркой.

Рыжий стоял посреди подвала, широко расставив ноги и с явным трудом сохраняя равновесие. Лицо у него было перекошено до неузнаваемости. Видимо, у него тоже имелась кое-какая защита от кислотного выдоха, но она не особо хорошо справлялась. На миг мне показалось, что черты его лица поплыли, словно были вылеплены из воска…

— На кого работаешь, желтый? Для кого собираешь сведения?

Орка молча скорчился… и тут началось нечто удивительное. Из его тела вдруг полезли наружу иглы. Я даже не подозревал, что их так много! Несколько сотен, если не больше! На миг Орка стал похож на утыканного гвоздями демона из «Восставших из ада». Потом иглы одна за другой начали со звоном сыпаться на пол. Несколько мгновений длился этот странный металлический иглопад. Две иглы из моих локтей тоже вылетели, присоединившись к общей куче. Внезапно Орка сорвался с места и кинулся прочь из подвала. Черный дракон быстрой раскорякой, как крокодил на охоте, пополз за ним. Я очнулся, сел и принялся поспешно выпутываться из цепи.

На улицу я выскочил как раз в тот момент, когда Орка, уже превратившись, закладывал над заливом «мертвую петлю», а Валенок гнался за ним след в след. Скорость и точность их маневров завораживали. Крылья желтого дракона на развороте блеснули металлом, который показался мне слишком холодного оттенка для латуни. Я взлетел ему наперехват. Орка, заметив меня, припустил прочь. Мы с Валенком кинулись за ним.

Орка летел на запад, очень быстро, все увеличивая скорость. В какой-то момент его туловище и хвост вытянулись в струну, а крылья стали совершенно неподвижными и выгнутыми, как крылья туго натянутого лука. Эта красивая и жесткая геометрическая структура понеслась так, что мы с Валенком тут же начали отставать. А Орка все ускорялся. Неподвижные крылья начали сдвигаться, прижимаясь к бокам. На миг мне почудилось, что мы преследуем истребитель. Потом — крылатую ракету… Вдалеке послышался отзвук злорадного хохота. В небе что-то оглушительно загрохотало… Орка рванул с места и за какой-то миг, далеко обогнав и нас, и звук собственного смеха, исчез за горизонтом.

— Ты это видел?! — заорал я с невольным восхищением. — Он перешел звуковой барьер!

Валенок молча заложил большую петлю и полетел обратно, тяжело взмахивая крыльями.

— Как это возможно?! — спросил я, когда мы приземлились во дворе на Яхтенной.

Вместо ответа Валенок подошел к стене и принялся биться об нее лбом.

— Дурак я! — причитал он. — Он не шпионил на Стальной клан. Он сам стальной!

В дверях подвала показалась Ники. Выглядела она как с тяжелого похмелья. Одной рукой она опиралась на дверной косяк, в другой держала наготове костяной крюк.

— Где желтый? — спросила она сипло, с удивлением взглянув на Валенка.

— Свалил, — буркнул тот, прекращая самоистязание.

— А ты откуда взялся? Где Грег?

— Осторожно с ней, Валенок, — предупредил я мстительно. — Она и меня сперва выспрашивала, где Грег, а потом вызвала зомби и принялась пытать меня скрипкой! Кстати, а как ты выбрался из гнезда? Я же запер его снаружи!

— У Грега был второй ключ. — Валенок повернулся к Ники: — Стормозили мы, подруга. Желтый дракон оказался стальным. Так что тебе еще повезло, что жива осталась.

— Как стальным? Я же помню, у них были железные кости…

— А на что, по-твоему, ему латунные иглы? Хорошо замаскировался, собака! Профессионально. Если бы сам себя не выдал… Эх, попади он мне в руки…

Валенок тяжко вздохнул и повернулся ко мне:

— Вопрос — что с этим делать будем?

— Что значит — «с этим»? — напрягся я.

— Давай его к тебе, — предложила Ники. — Привяжем его к батарее, и я ему сыграю полонез Огинского. На него хорошо действует…

Валенка передернуло:

— На меня тоже! Ты, Ники, так на скрипке играешь, что у любого нутро наизнанку выворачивается. Сложить в мешок десяток кошек и попрыгать на нем, и то…

— Ну сам с ним… побеседуй.

Валенок задумчиво уставился на меня. Я попятился, чувствуя, как лицо начинает пылать.

— И ты, Валенок?! Ты что, тоже считаешь меня предателем?!

— Я тебе что сказал? — лениво спросил он. — Найти Ники, отправляться с ней к Мертвому и сидеть у него в загробном мире тихо, пока мы не восстановимся. А ты что сделал? Куда полетел?

— Известно куда! — встряла Ники. — С синей драконихой к Анхелю!

— Да не был я у Анхеля! Эх, да что толку вам говорить!

От нахлынувшей ярости у меня перехватило горло. Как тогда, в летающем замке. Только хуже. Потому что сейчас гнев был направлен против своих, и я не знал, что с ним делать. Да и мог ли я теперь считать их своими, после такого-то?!

— Можешь считать меня предателем, — заговорил я, задыхаясь от обиды и злости. — Кем угодно… Но за что?! Я тебя спас…

Валенок только плечами пожал.

— Мне надо поговорить с Грегом, — потребовал я. — Где он?

— Он сам тебя потом найдет. Пошли, Ники.

— А он? — возмутилась Ники. — Ты что, его отпускаешь?!

— Ну да.

— А если он сейчас полетит к Анхелю и нас заложит?

Валенок поскреб бороду:

— А что он ему скажет нового? Вали-ка домой, Леха, и сиди там, пока еще куда-нибудь не влип. К Грегу, уж извини, я тебя сейчас не подпущу. Мало ли какими грибами тебя нашпиговали?

— Не тебе мне указывать! — в бешенстве рявкнул я.

— Леха, пойми меня правильно, — задушевно сказал Валенок. — Любого другого на твоем месте я бы давно пришил. Просто на всякий случай.

И они ушли, оставив меня на улице, в ярости и одиночестве.

Глава 21

ЧЕРНЫЙ-ЧЕРНЫЙ ДРАКОН

Это была очень темная ночь. Темная во всех смыслах. Пометавшись в бессмысленной злости над спящим городом, я в самом деле вернулся в свою сожженную квартиру, которая как нельзя лучше соответствовала моему настроению. Сквозь лопнувшие стекла сочился внутрь сырой воздух, мешаясь с вонью гари и создавая ощущение старого лесного пожарища. Я лежал на полу, раскинув крылья среди битого стекла и остатков мебельной фурнитуры. Все вокруг меня: пол, стены, потолок — было черным от сажи. В комнате почти ничего не уцелело. Над головой поскрипывала на сквозняке оплавленная железка — все, что осталось от люстры. Из уцелевшего ведра немым укором торчал обгорелый пенек авокадо.

46
{"b":"175447","o":1}