ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Как же мне тогда повезло!

— Меня-то Анхель всего лишь подсадил на драконью травку, — сказала Драганка. — На фоне этого — пустяки.

— Жуть… Я верно понял, что весь этот растительный арсенал нельзя обратить против Анхеля?

— И даже хуже того, — добавила Виллемина. — Он может отдать приказ этому растению, и оно будет действовать само, управляя моим телом без моей воли. Оно и меня саму может убить. Так что учти, любезный Горан. Рядом со мной очень опасно находиться. В любой миг я могу напасть на тебя, сама того не желая.

— Спасибо, что предупредила, — буркнул я.

— Теперь ты понимаешь, почему я не могу выступить против Анхеля? — спросила Драганка. — Ему принадлежат наши жизни. Он так и сказал: если одна из вас окажется непокорной, другая умрет. Он знает, что собственной смертью нас не запугать. Что мы любим друг друга сильнее, чем себя.

Я покачала головой:

— Это тоже ему припомнится.

Несколько мгновений мы молчали. Потом я сказал:

— Предлагаю сделать вид, что этого разговора не было. Не хочу вас подставлять.

— Анхель уже знает, что ты здесь, — ответила Драганка. — Нашел куда убегать! Что тебе не сиделось в тюрьме? Да еще и в город полез…

— Мне надо было поговорить с твоей сестрой. А к Анхелю я собирался по-любому. У меня к нему есть дело…

— Уж не знаю, какое у тебя к нему дело, — покачала головой Драганка. — Но он не слишком благодушно к тебе настроен после той выходки на суде, имей в виду. А твой лорд опять подставил его перед Стальным кланом…

— Вот об этом я и хочу с ним побеседовать.

Сестры снова переглянулись.

— К Анхелю я тебя отведу без вопросов, — сказала Драганка. — Говоришь, хотел задать какие-то вопросы? Ответь ему, Минна.

Колдунья пожала плечами:

— Ради тебя, сестра. Что ты хочешь знать, малыш Горан?

Я пропустил мимо ушей «малыша» и спросил:

— Помнится, в подвале ты назвала Чудова-Юдова лордом отступников…

— А, тебе поручили найти его либо Крома, — сразу же догадалась она. — И ты предполагаешь, что они у отступников. Что ж… Местные сказки утверждают, что где-то в лесах живет разбойная банда: змей-отступник со своими двенадцатью змеенышами…

— Звучит в самом деле сказочно.

— Погоди, сейчас начнется проза. Их логово невозможно найти.

— Как это — невозможно?

— Если бы было возможно, Анхель уже нашел бы их. Учти, что ему подчиняются лесные драконы. На самом деле, Анхеля можно назвать лордом мира Эверн…

Я вспомнил, как лесной дракон размером с холм облизывал старые резиновые сапоги Анхеля… И не придал этому значения!

— Чтобы лесные драконы не смогли найти в лесу логовище отступников… Либо его там вообще нет, либо оно так тщательно замаскировано от драконов, что тебе этот морок и подавно не пробить.

— Анхель говорил, что Чудов-Юдов — очень искусный маг, — добавила Драганка. — И специализируется как раз на иллюзиях. Так что, сам понимаешь…

— А люди его искали? — подумав, спросил я.

— Да ты что, с ума сошел? — засмеялась Драганка от такого абсурдного предположения. — Люди не выходят за пределы деревень и не сходят с дорог. Кто зайдет в лес — пропал…

— Я слышал, люди исчезают на дорогах, — проговорил я.

В голове возникли смутные очертания плана действий. Я повернулся, высматривая Яна Хагена. На свое несчастье, любопытный аптекарь все еще торчал в дверях, увлеченно подслушивая наш разговор.

— Эй, Ян! Не хочешь мне слегка помочь с поиском отступников? Стой, куда пошел! Виллемина, пожалуйста, покарауль его, пока я не вернусь…

— Конечно, не вернешься, — хмыкнула она.

— Это мы еще посмотрим, — пообещал я, поворачиваясь к Драганке. — Ну а теперь можно и к Анхелю. Полетели?

Глава 27

МИНДАЛЬНАЯ ГОРА

Я простился с Драганкой, закрыл за собой калитку, вошел во двор истинного гнезда Анхеля и встретился взглядом с Вурдалаком.

Монстр лежал в своей будке, высунув наружу переднюю часть туловища и опустив тяжелую голову на скрещенные лапы. Его светлые глаза казались почти разумными и очень спокойными. Похоже, он был в миролюбивом настроении. Я невольно притормозил, чтобы разглядеть его. Давно интересовало, что это за неизвестное науке животное сидит у Анхеля на цепи.

Не собака — это точно. Очертаниями черепа оно скорее напоминало поросшего мехом крокодила. Пасть, насколько я помнил, открывалась от самых ушей, из-за чего на морде Вурдалака застыло улыбающееся выражение. Глаза серебрились в сумраке будки. Зрачки у него были вертикальные, как у кота или у пресмыкающегося. Странно. А еще мне казалась очень странной его поза. Он напоминал припавшего к земле человека, уронившего голову на скрещенные… руки?

Когда я разглядел у него на лапах самые натуральные пальцы — длинные, суставчатые, с впечатляющими когтями, — я вдруг понял, кто передо мной.

У Анхеля на цепи сидел дракон! Потрясающе!

«Все равно что я бы поймал Германа, ампутировал ему мозг, приковал на цепь и посадил в прихожей рычать на гостей», — нервно ухмыльнулся я, испытывая странную смесь восхищения фантазией Анхеля и отвращения к его экспериментам.

Вурдалак тем временем достал откуда-то из будки одного за другим нескольких пластмассовых пупсов. Не спеша, рассадил перед собой и приглашающе посмотрел на меня.

— Любишь играть в куклы? — Я подошел поближе, чтобы рассмотреть игрушки. — Обалдеть!

Вурдалак хрипло засмеялся.

Автоматически я шарахнулся назад — и правильно сделал. Из будки вылетела мохнатая бомба. В нескольких сантиметрах от меня клацнули челюсти. Лязгнула натянутая в струну цепь.

— Ах ты шутник! — выдохнул я, обходя будку по большой дуге. — Подманить меня хотел?

За спиной раздался смачный хруст. Я оглянулся как раз в тот момент, когда Вурдалак с урчанием откусил одному из пупсов голову, выразительно глядя на меня.

— Приятного аппетита, — пожелал я и направился по дорожке к дому.

Но до крыльца не дошел. По козырьку над крыльцом метнулась серая тень. Стоножка спустилась по резному столбу, стекла на землю и направилась ко мне с очень целеустремленным видом, поднимая переднюю часть туловища.

— Анхель! — заорал я, застыв на месте. — Уйми своих зверей, пока я их не покалечил!

— Во-первых, они не звери, — ответил колдун, появляясь на крыльце. — Во-вторых, они сами решают, кто опасен, а кто нет. Я же рассказывал тебе, Алексей. Я никогда никого не натравливаю. Мои питомцы, любя меня, заботятся о моей безопасности. Видимо, у тебя были недобрые намерения, когда ты сюда вошел.

— Ах, так, значит, я еще и виноват?

Анхель весело засмеялся, и я тоже не смог не улыбнуться, при этом прямо-таки нутром ощущая, как он пытается забрать власть над моей волей. И что я… не то чтобы снова верю ему… Но почему-то совсем на него не злюсь. Как он все так поворачивает? Проклятый старик! Вдесятеро круче меня и в сто раз хитрее!

Кстати, он совсем не выглядел расстроенным неудачей с птицей. Или напуганным перспективой мести Стального клана. Он выглядел как обычно.

Ну да, он ведь дракон.

— Настоятельно тебе советую — не провоцируй Стоножку, — продолжал Анхель, подхватывая тварь на руки и сажая на плечо. — Она не отличается ни умом, ни терпением. Если она на тебя нападет, последствия могут быть неприятными… для твоего самочувствия… И тебе будет не до разговоров… какое-то время. А как я понимаю, ты пришел ко мне поговорить?

Я пробормотал нечто неразборчивое. Вообще-то я летел сюда, морально готовясь к чему угодно — от резкого откровенного разговора до жестокого боя. Но после его вопроса мне вдруг стало ясно как день, что ни о каком «бое» и речи быть не может. Такие как мы — он и я, — и сражения — несовместимы. Это нечто из разных вселенных…

Поэтому я послушно кивнул и подтвердил:

— Да, конечно. Просто поговорить.

— Ну вот и пошли, побеседуем.

Мы обогнули дом, прошли сквозь цветущий сад, полный ароматов незнакомых мне кустов, несмотря на осеннее время. Я поймал только горьковато-сладкий запах миндаля. Все тут радовало глаз и обоняние. За садом обнаружился подстриженный газон, огороженный невысокой белой балюстрадой, за которой с горы открывался дивный вид на долину и спящий Уважек. Было раннее утро, ясное, свежее, прохладное. Солнце только что взошло над горами. Анхель подошел к балюстраде и оперся на нее, глядя на город. Я встал рядом с ним, рассматривая его наряд в местном духе. В просторной средневековой мантии Анхель выглядел весьма величественно — не то как престарелый королевский советник, не то как верховный маг. Куда более соответствующая ему одежда, чем дождевик и потрепанные резиновые сапоги.

63
{"b":"175447","o":1}