ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Желанные и нежеланные

Процесс оплодотворения столь сложен, что даже удивительно, насколько легко протекает большинство беременностей. Нежелательные беременности порой возникают как следствие проявления «личной интуиции» у женщины, которая отчего-то уверена, что именно она не забеременеет; помимо того, у некоторых женщин существует совершенно ни на чем не основанное, субъективное убеждение, что они не отличаются плодовитостью. С другой стороны, врачам приходится регулярно прописывать «таблетки наутро» для тех панически настроенных девушек и женщин, которые на самом деле на тот момент практически не могут забеременеть. Что ж, нежелательные беременности по-прежнему остаются поводом для тревоги, хотя современные возможности медицины позволяют сделать эту драму несколько менее серьезной.

Аборт (и спонтанный выкидыш) с древних времен известны медицине. Каждый врач, дающий клятву Гиппократа, клянется не давать средства, вызывающие аборты. В трудах Гиппократа, однако, можно найти рекомендации по тому, как вызывать выкидыш, и как раз это считается доказательством, что Гиппократ — это на самом деле не одно лицо и что приписываемые ему труды были собраны за долгий период времени несколькими учеными с острова Кос. В первой половине XX века были известны различные способы, которые позволяли женщине вызвать абортирование плода. Ей советовали, например, проехать по шпалам железнодорожного пути, сидя позади своего приятеля-мотоциклиста… Или же рекомендовалось несколько раз спрыгнуть со стула на пол… Но древнее сообщение о таком способе, покоящемся на использовании силы тяжести, можно найти еще в труде Гиппократа «Женские болезни».

К врачу, написавшему этот трактат, обратился один человек, у которого была рабыня-авлетрида, умевшая играть на флейте, и цена ее сильно бы упала, если бы она вдруг забеременела.

Когда я узнал об этом, то приказал ей подпрыгивать, ударяя пятками о собственные ягодицы. Когда она подпрыгнула в седьмой раз, из нее с шумом вытекло семя. Флейтистка, едва взглянув на это, была немало удивлена.

Девушка эта внимательно следила за всем, и автор узнал от нее, что акт оплодотворения произошел шестью днями раньше. Он описал этот выкидыш как яйцо, с которого была счищена твердая оболочка.

Способы и мотивы удаления нежелательного плода со временем изменились: история «таблетки наутро» хорошо иллюстрирует, насколько страх забеременеть позволил эволюционировать средствам защиты. Поначалу ведь был лишь один способ: принимать в течение пяти дней подряд огромную дозу эстрогена (прежде давали дозу в сто раз больше эстрогена, чем его содержалось в тогдашней противозачаточной таблетке; сегодня же в таблетке содержится доза в 250 раз меньше, чем та, что использовалась прежде). От такого количества эстрогена самочувствие резко ухудшается, и большинство женщин хорошо понимают это. Одна пациентка, которой нужна была «таблетка наутро», пришла в приемную к врачу, вся бледная от мучительных переживаний, но основательно взвесив риск, на который она шла. В 1970-е годы в США был введен в действие альтернативный способ, так называемый «2 на 2», который описал доктор Альберт Юзпе. Надо было принять две тогдашние противозачаточные пилюли (то есть с высоким содержанием эстрогена), а через двенадцать часов — еще две, так что за один день общий прием гормонов соответствовал тому, что обычно получают за неделю приема противозачаточных таблеток. Большинство женщин смогли лучше переносить такую дозировку, так что мнение о «таблетке наутро» стало улучшаться. Постепенно пациентки, желавшие получить такую таблетку, становились все моложе, а причины, по которым им она требовалась, вовсе не столь уж драматичными. «Пойти взять таблетку наутро» стало для некоторых не более серьезным шагом, чем пойти купить пачку жевательной резинки. Риск забеременеть порой был лишь в воображении у женщины, и, возможно, именно по этой причине понадобилось некоторое время, чтобы разобраться, что методика «2 на 2» была лишь отчасти эффективной. Женщины в период максимального риска забеременеть (имеющие половые сношения в дни перед овуляцией без применения каких-либо средств защиты) после приема таблеток по методике «2 на 2» по-прежнему рискуют забеременеть, так что, соответственно, энное количество абортов делалось потому, что часть пациенток оказались незащищенными, несмотря на применение «таблетки следующего утра». В связи с этим возникла потребность более надежного и менее тяжеловесного способа избавления от нежелательной беременности. Большинство пациенток, например, с большим трудом могли сделать выбор, когда врач полностью информировал их о всех «за» и «против» каждого из противозачаточных методов «2 на 2» и «таблетки следующего утра». Но большинство врачей в нидерландских сексологических центрах пришли к выводу, что после своего первого опыта с таблетками следующего дня женщины более серьезно относятся к сексу и стараются избежать беременности. То есть, как это однажды было образно описано в одном из медицинских журналов, выбор приходилось делать такой: либо взорвать десять деревьев, потому что на одном из них, возможно, сидит птица, которую нужно прогнать, либо же начать раскачивать все эти деревья (и, возможно, прогнать оттуда лишь привидения)… Правда, в отношении «таблеток после секса» появились хорошие новости. В 2000 году в продаже появился новый способ предохранения от зачатия, под названием «2 на 1», основанный только на прогестероне. Согласно американской медицинской литературе, он почти такой же надежный, как метод «5 на 5» и дает очень немного побочных явлений.

Во время консультаций при прописывании «таблетки следующего утра» обычно выясняется, что большинство женщин имеют очень слабое представление о том, сколь различна опасность забеременеть в зависимости от дня их месячного цикла, и они почти ничего не знают о средней вероятности забеременеть. Если иметь половые сношения без каких-либо средств защиты в первый день овуляции, опасность забеременеть все еще будет менее 20 процентов, однако большинство женщин назовет вам куда большую цифру. А для супружеских пар, которые с нетерпением ждут счастливого момента, когда жене наконец удастся забеременеть, такая малая вероятность зачатия представляется неприятной, поэтому вовсе не удивительно, что за прошедшие века люди столь отчаянно искали любые способы для повышения своих шансов стать родителями. Некоторые женщины и в этом также рассчитывали на помощь силы тяжести, поэтому после полового сношения они предпочитают …делать стойку на голове. Исследования в женской клинике в Монреале, где проводилось внутриматочное осеменение, показали, что если пациентки покидали клинику сразу же после завершения процедуры, результат осеменения был заметно хуже, чем для тех, кому перед уходом из клиники позволяли полежать хотя бы минут десять.

Возможно, другие физические нагрузки также мешают процессу оплодотворения. В романе «Бык-рекордсмен» Эстебан Лопес описал жизнь и любовные приключения Минк: эта девушка ни разу не пользовалась противозачаточными средствами и не забеременела, потому что всякий раз, когда мужчина извергал свое семя в ее влагалище, она начинала невероятно хохотать. Иногда ее возлюбленный обижался на это, и если ей удавалось справиться с приступом смеха, у нее начинался невероятный кашель. Но когда она решила забеременеть, оказалось, что это не так-то просто, ведь она была неспособна справиться со своими привычками. Но тут ее возлюбленного, от лица которого и ведется повествование в романе, осенило: в результате он сам, когда испытывал оргазм, начинал бешено хохотать, и Минк была до того поражена этим, что сама даже не рассмеялась…

В Средние века родилось одно предположение относительно того, какое положение при коитусе дает меньше всего шансов для зачатия. Альберт Великий [68] утверждал, что, когда супруги лежат на боку, сперме труднее найти дорогу к матке, а если женщина лежит на мужчине, тогда ее матка перевернута, и это, мол, наверняка предохраняет от опасности забеременеть. Сам он, правда, предпочитал оставаться в неведении обо всех подобных вещах.

вернуться

68

Альберт Великий (Albertus Magnus) (1193—1280) — философ, теолог, ученый. Видный представитель средневековой схоластики, доминиканец, признан Римско-католической церковью учителем Церкви.

38
{"b":"175449","o":1}