ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Возможно, такое сравнение покажется странным, однако если маленький ребенок регулярно будет оказываться в приемной у врача-хирурга с синяками и сломанными костями, врачу не остается ничего иного, как подумать, что его избивает кто-то из родителей. Сам ребенок при этом будет, конечно, отрицать это, поскольку он понимает, что нельзя выдавать собственных родителей. В случае же с вульводинией (как, впрочем, и с большинством случаев диспарейнии) рабочая гипотеза такова: у женщины было больше сексуальных сношений с проникновением, чем ей это было полезно. Сама женщина при этом нередко будет считать иначе; в особенности это касается девушек, которые, начав половую жизнь в очень раннем возрасте, иногда становятся жертвами невероятного нажима со стороны сверстников, принуждающих их к сексу. Если врач порекомендует такой пациентке на некоторое время отказаться от коитуса, она, вероятно, не последует его совету, однако, скорее всего, побоится признаться в этом врачу.

9. Об удалении клитора

В октябре 1998 года в номере журнала «Вива» было опубликовано небольшое интервью с сомалийской актрисой и писательницей Ясминой Аллас, ныне живущей в Нидерландах. На родине, в Сомали она была одной из немногих девочек, кому не сделали обрезания, и очень стыдилась этого. Из страха, что об этом могут узнать ее друзья, она умоляла родителей позволить ей сделать обрезание. И лишь гораздо позже Ясмина смогла оценить по достоинству твердость своих родителей, которые наотрез отказали девочке в этом.

Многим европейцам трудно поверить в то, что до сих пор во многих африканских странах девочек подвергают такому болезненному ритуалу, как удаление клитора. Те, кто интересуются антропологией, знают, в чем заключается символика обрядов инициации. Обрезание у мальчиков-мусульман означает вхождение в мир взрослых; у евреев обрезание отражает их принадлежность к единому племени. Но обрезание крайней плоти у мужчин и в том и в другом случае не вызывает у западного человека такого отвращения, как удаление клитора (клитородэктомия), поскольку оно не наносит существенного вреда здоровью человека. В случае клитородэктомии женщине не только наносят страшную травму, но и лишают ее возможности получать удовольствие от секса. Все исследования показали, что единственная цель этого обряда — полное подчинение женщины желаниям и потребностям мужчин. А если это так, то совершенно непонятно, почему именно женщины принимают важное участие в сохранении этой кровавой традиции.

Колыбелью клитородэктомии является север Африки — бывшие западные колонии, подвергшиеся наибольшему европейскому влиянию в этом регионе (Марокко, Алжир, Тунис, Ливия и другие). Часто клитородэктомию связывают с исламом — религей, господствующей в этих странах, но, по-видимому, это неверно, поскольку на Аравийском полуострове клитородэктомия не встречается. Эту операцию в Африке делают девочкам от пяти до двенадцати лет, обставляя все как праздник, в котором принимают участие только женщины. Именно женщины решают, кому и когда делать обрезание, женщины удерживают девочек во время этой мучительной процедуры, и женщины же держат в руках острый нож.

Встречаются несколько методов женского обрезания. Самый легкий называется «сунна», и он сводится к небольшому надрезу крайней плоти. Следующий способ связан с удалением клитора, целиком или частично. А при третьем удаляют полностью малые половые губы. Наиболее радикальную операцию делают в Сомали и в Судане. При этом девушке удаляют клитор и малые губы, а затем зашивают большие губы, но так, чтобы оставить лишь небольшое отверстие над анусом. Такое вмешательство известно под названием «инфибуляция».

Слово «инфибуляция» означает «защипывание» или «зацепление» (также «закрепление с помощью застежки»). В 1993 году нидерландский гинеколог М. М. И. Рейнерс опубликовал детальное исследование обрезания у женщин, в котором рассмотрел исторические, религиозные и антропологические корни этой процедуры. Он напомнил, что еще древнеримский врач Авл Корнелий Цельс в своем многотомном труде «De medicina» писал:

…можно использовать бронзовую застежку, или фибулу, не только для закрепления тоги, но и для того, чтобы не допускать половых сношений. Игла при этом прокалывала обе малые губы женщины, как правило рабыни, которой нельзя позволить забеременеть, поскольку тогда снижалась ее цена.

Обрезанию у женщин суждена была долгая жизнь — вплоть до отмены рабства, поскольку за обрезанных девушек в африканских центрах работорговли неизменно давали большую цену, чем за необрезанных. Инфибуляцию также называют «фараоново обрезание», поскольку считалось, что обрезание женщин осуществляли еще в Древнем Египте, причем это можно было доказать при обследовании мумий. Рейнерс нашел множество историй об обрезанных мумиях в книгах и статьях, однако проверить достоверность этих источников оказалось невозможным. На сегодняшний день, нет оснований считать, будто Нефертити или Клеопатра подвергались такой операции.

Инфибуляцию проводят настолько грубо и примитивно, что в это трудно поверить, при чем весь процесс сопровождается празднеством и обменом подарками. Обрезание проводится без обезболивания, иногда осколком стекла, иногда опасной бритвой. Гигиена при этом минимальная, и почти никто не обращает внимания на предотвращение инфекции. При зашивании больших губ обычно пользуются шипами акации. Затем девочку пеленают так, чтобы она в течение сорока дней не могла раздвинуть ноги. Большинство женщин после такой процедуры вообще всю жизнь обречены передвигаться мелкими шажками. Отверстие, через которое выходят моча и менструальные выделения, порой настолько мало, что буквально приходится выдавливать мочу, капля за каплей. После этой операции бывают самые разные осложнения и болезни, а впоследствии такая женщина при родах будет гораздо больше обычного подвержена инфекциям и травмам. И тем не менее в странах, где практикуется такое обрезание, женщины обычно считают обрезанное влагалище «чистым», хотя это полностью противоречит действительности.

А что происходит, когда девушка, которой сделали инфибуляцию, выходит замуж? Американка Хэнни Лайтфут-Кляйн, специалист в области антропологии, собирала фактический материал для своей научной работы в Судане и Кении. Она писала о том, как местные жители, особенно в Судане, покорили ее сердце: они, несмотря на отчаянную бедность, проявляли удивительное гостеприимство, причем, принимая ее у себя в доме, были готовы откровенно обсуждать с ней удаление клитора. Она описывает, как после длительного переезда добралась наконец до селения, где, как ей говорили, имелась гостиница. Там ее встретили с некоторым изумлением («А где же ваш муж?»), и лишь после настойчивых требований предоставить номер ей выделили комнату в конце коридора. Посреди ночи женщину разбудили пронзительные крики. Когда она вызвала ночного дежурного, тот попытался успокоить ее. «Понимаете, — сказал он ей, наша гостиница предназначена только для молодоженов, а крики из комнат — это обычная атмосфера брачных ночей». Лайтфут-Кляйн тут же собрала свой рюкзак и выехала из этой гостиницы, прямо посреди ночи. А ведь она, как специалист в области антропологии, прекрасно знала, чем вызваны эти крики. Ей было известно, что обычно добиться пенетрации обрезанной девушки очень непросто: на это порой уходит не одна неделя, причем нередко приходится призывать на помощь повивальную бабку с острым ножом. Последнее, правда, считается в тех местах позорным для мужчины (он признается бессильным перед выполнением мужского долга), поэтому жених скорее сам возьмет нож в руки, чем обратится за помощью. Разумеется, он практически не имеет никакого представления о женской анатомии, а смелости ему добавляет обычно повышенная доза алкоголя…

Что же, очень трудно сохранить хладнокровие, познакомившись с подобным ритуалом, который наносит страшные увечья женщине, угрожая как ее физическому, так и психическому здоровью. Несмотря на это, обычай обрезания высоко почитают именно женщины из североафриканских стран, поэтому большинство попыток прекратить этот ритуал с помощью юридических мер потерпели поражение. Отмене обрезания яростно сопротивлялись матери, бабушки, повивальные бабки и даже сами девочки. Кенийский лидер Джомо Кениатта в 1939 году написал свою диссертацию под названием «Обратившись лицом к горе Кения» [82], и в ней он называл обрезание девочек-подростков и полигамию примерами тех явлений в кенийской культуре, которых европейцам никогда не понять, но которые всегда будут служить им предлогом для вмешательства во внутренние дела этой страны. Когда Кениатта пришел к власти в Кении (в 1963 году), древние обычаи были вновь официально признаны. А еще за десять лет до этого миссионеры из англиканской церкви настоятельно предлагали и школьникам и учителям подписать декларацию, что они выступают против женского обрезания, прежде чем предоставить им доступ в общеобразовательные учреждения, и этот шаг привел к бурным волнениям. При этом одну монахиню, женщину уже преклонного возраста, даже изнасиловали, подвергли обрезанию и изувечили. В годы президентского правления Арап Мои, наследника Кениатты, был принят новый государственный запрет на клитородэктомию — после того, как четырнадцать девочек за один год умерли от осложнений после совершения этого ритуала. По закону, когда девушке исполняется семнадцать лет, она может сама решить, хочет ли она сделать обрезание. В сентябре 2001 года двадцать супружеских пар в Найроби были впервые оштрафованы за то, что они заставили своих дочерей сделать обрезание, а в День независимости Кении президент Мои предписал полиции строже выполнять свои функции по предупреждению подобных случаев.

вернуться

82

Он выполнил эту работу в период своего обучения в Лондонской школе экономики, под руководством известного антрополога Б. Малиновского.

62
{"b":"175449","o":1}