ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Представьте себе, в отражении, клику профессиональных святых Марф [85] на тайном совещании, которые распространяют доктрину, свидетельствующую о том, что большая часть неизлечимых болезней мужчин коренится в целом ряде патологических изменений их половых органов, которые основывают общества для обсуждения этого и больницы для их излечения. При этом одна из них сидела бы в кресле консультанта, держа рядом с собой небольшой очаг, на котором она нагревала бы докрасна железные инструменты, а затем прижигала бы любого мужчину, который очутился бы перед нею; другая вполне серьезно предлагала бы начать новую эру, вырезав органы размножения у всех идиотов, сумасшедших и преступников; а третья, встав, заявляла бы, что она обнаружила у себя в больнице семь-восемь мужчин с некоторыми заболеваниями их наружных придатков, которые никак не могут быть излечены без хирургического вмешательства…

Не надлежит ли нам, к нашему стыду, увидеть себя порой так, как нас воспринимают другие?

За пределами медицинского сообщества существовал лишь один-единственный противник мужского отношения к недостаткам женщин, и это было движение «Христианская наука», которым по большей части руководили женщины. Они считали хирургический подход слишком материалистическим и предпочитали осуществлять то, что на их языке называлось «духовное врачевание». Члены этой протестантской секты на своих собраниях учили тому, как помочь духовному началу победить физическое [86]. Женщины тогда, по-видимому, ощущали, что так они все могут оказаться на том же пьедестале, однако зато менее болезненным способом, не нанося физического ущерба собственным телам.

Восторг, с которым хирурги в Америке взялись тогда за проведение операций на женских половых органах, привел к длительным последствиям. Америка — страна с самым большим количеством гистерэктомии: сегодня там у каждой третьей женщины за шестьдесят удалена матка (тогда как во Франции это соотношение составляет не более 1:18!). Более того, в США заодно также удаляют и яичники. Приведенные цифры кому-то покажутся свидетельством того, что французы с большим почтением и любовью относятся к женским половым органам, однако дело здесь скорее в структуре женской консультации во Франции. Потому что Франция, пожалуй, единственная страна в мире, где существует такая профессия, как «терапевт-гинеколог» — это врач, прошедший всю необходимую гинекологическую подготовку, однако без хирургических познаний. Может, такая специализация в скором времени и перестанет существовать, однако разве не само собой разумеется, что у женщины куда больше шансов сохранить матку, если она расскажет об имеющихся симптомах не хирургу, а врачу, не имеющему никакого отношения к операциям?

Почти никто уже не сомневается в том, что сегодня делают куда больше операций по удалению матки, чем это может быть целесообразно и оправдано. Клитородэктомия была искоренена, однако в 1960—1970-е годы известной популярностью пользовалось женское обрезание, при котором удаляя крайнюю плоть, обнажали клитор. В 1973 году журнал «Плейгерл» («сестра» более известного «Плейбоя») опубликовал восторженную статью на эту тему. Женщины, которым делали подобную операцию, радостно подтвердили, что их эротическая чувствительность усилилась. Дальше началось лоббирование идеи, что эту операцию следует ввести в список привилегий при страховании жизни, однако идею эту отклонили: заключительный вердикт всеамериканской медицинской страховой компании «Блу Шилд» был краток: эта операция является «либо ненужной, либо неэффективной».

Это заключение, возможно, одновременно является и окончательным приговором одной из самых распространенных операций на свете: обрезанию мальчиков в медицинских учреждениях. В США до недавних пор было практически невозможно принести необрезанного новорожденного мальчика домой из родильного отделения. Кстати, не кто иной, как доктор Симе сыграл свою роль при введении в США обрезания мальчиков не по религиозным, а по медицинским причинам. Однажды его бывшая пациентка пришла к нему со своим пятилетним сыном, у которого уже некоторое время были парализованы ноги. Симе, который был многим обязан именно этой пациентке, благодаря кому у него возник постоянный приток клиентуры, при осмотре понял, что проблемы мальчика не в его компетенции, и попросил приехать на консультацию самого Льюиса Сэйра, в то время знаменитейшего хирурга-ортопеда. Сэйр также осмотрел этого мальчика. Он лежал, поджав ноги, так что Симе было решил, что это вызвано сокращением сгибающих мышц — флексоров, однако Сэйр смог определить, что парализованы на самом деле экстензоры (разгибающие мышцы). Когда он приготовился, в соответствии с самыми последними веяниями тех дней, проверить рефлексы мальчика, подавая импульсы тока от гальванического элемента, медсестра, ухаживавшая за мальчиком, не дала врачу прикасаться к его «петушку», потому что он уже некоторое время был болезненным. Обследовав этот орган, врач обнаружил, что и крайняя плоть и головка члена сильно воспалены, но также что это — единственная патология, которую они могли обнаружить.

Сэйр тогда решил, что это не просто совпадение, а потому сделал вывод: воспаление пениса могло вызвать реакцию нервной системы, которая в конечном счете привела к параличу. Для него было очевидно, что сначала в любом случае нужно вылечить воспаление, и как можно скорее, а это означало, что без операции не обойтись. Сэйр поместил мальчика к себе в больницу, а поскольку он не хотел проводить подобный эксперимент в одиночестве, то пригласил на нее многих своих учеников. Операция поначалу оказалась сложнее, чем предполагали: когда была уже удалена самая узкая часть крайней плоти, оказалось, что внутренняя поверхность остальной части срослась с пенисом… Правда, когда Сэйр, прямо ногтями (тогда еще не было принято оперировать в перчатках) нажал посильнее, оказалось возможным полностью обнажить головку члена. Самые лучшие ожидания Сэйра оправдались«, состояние мальчика заметно улучшилось, щеки его порозовели, у него появился аппетит, и уже в скором времени он смог нормально ходить.

Для объяснения своего успеха Сэйр воспользовался почти такой же моделью, что и Бейкер Браун: по их мысли, за сбой в работе нервной системы отвечает стимуляция периферии (Бейкер Браун называл это неизменно «возбуждением», а Сэйр «раздражением»). Исследователи дали этому заболеванию название «реактивный невроз». Вскоре после этой операции Сэйр испробовал новый метод лечения на детях, страдавших от эпилепсии, перевозбуждения и бессонницы, но также на больных с заболеваниями желудка. (Между строк нельзя не отметить, что у мальчиков мастурбацию называли «раздражением половой области», а обрезание, точь-в-точь как в случае клитородэктомии, считалось прекрасным способом борьбы с онанизмом.) Психические заболевания также являются нервными расстройствами. В результате Сэйр обследовал половые органы пациентов в психиатрической лечебнице и 67 из них он провел операцию обрезания. Утверждалось, что у некоторых из прооперированных больных состояние заметно улучшилось, хотя и не до такой степени, чтобы выписать их из лечебницы.

Хотя не все из последователей Сэйра могли похвастаться столь же замечательными результатами, как их учитель, обрезание стало стандартной операцией при лечении целого ряда заболеваний. Неудивительно, что при таких обстоятельствах многим врачам должно было прийти на ум, что немало болезней можно было бы предотвратить, если бы удалось пресекать их, так сказать, в зародыше, путем превентивного удаления крайней плоти. Помимо всего прочего, это также полностью отражало дух времени. Ведь в рамках культурного прогресса возникла необходимость в более качественной гигиене, причем основано это было на страхе перед «грязью» и «микробами». Циркумцизия (от лат. Circumcisio — обрезание крайней плоти) всегда была процедурой, всеми принятой и одобренной, в том числе в самых высоких слоях общества. В американской армии над необрезанными солдатами издевались, а всего лишь потому, что обрезанный член ассоциировался с мужественностью и стойкостью; во всяком случае, так было до недавних пор. Верхние классы также прекрасно знали об угрозе венерических болезней, а циркумцизия, как утверждалось, якобы повышала устойчивость к ним у мужчин. Тогда вдруг всеобщее внимание обратилось на здоровье евреев, которых стали называть провозвестниками превентивной медицины.

вернуться

85

Марфа (что на арамейском означает «дама») — имя одной из первых христианских святых. Марфа — сестра Лазаря и Марии Бетанийских, она же была свидетельницей одного из совершенных Иисусом чудес (когда он оживил Лазаря). Марфа считается покровительницей домашней прислуги, домашних хозяек, поваров, прачек и т. п.

вернуться

86

Основательница «Христианской науки», Мэри Бейкер Эдди (1821—1910), постулировала, что тело вообще не существует; оно — всего лишь один из аспектов распространенной иллюзии о существовании материи. Существует лишь божественный разум. Так Эдди выступала против представлений о том, что разум выше материи, душа выше тела.

71
{"b":"175449","o":1}