ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Валенок и Ники принялись упаковывать в рюкзак коробки и склянки. Я быстро направился к развешанной на кустах одежде. Конечно, она была еще насквозь сырая.

— Ну и холод! — воскликнула Ники, будто только сейчас это заметив.

— Ничего, ветер попутный, через полчаса будем дома, — подбодрил ее Валенок. — Чаю выпьем горяченького, эх!

«А меня тут бросите?!» — чуть не взвыл я, представляя, как до утра буду болтаться по лесу, ожидая первой электрички. Но, похоже, именно это меня и ожидало.

— Ты не объяснишь, как активировать печати? — попросил я Грега злобным голосом, кое-как натянув на себя влажную одежду.

— Проще некуда — усилием воли, собственным пламенем. А в бою они активируются сами…

Не дослушав, я ушел на берег, наклонился над водой и приказал печати: «Зажгись!»

Это в самом деле оказалось совсем несложно. Через пару мгновений в воде появилось отражение светящегося знака. Меня аж в жар бросило. На лбу сиял восьмилистник. Счастливый цветок клевера с четырьмя сдвоенными лепестками.

— Что это такое? — Я обернулся к Грегу, который неслышно подошел и встал рядом со мной. — Почему именно он?

Синевато-фиолетовый свет пульсировал, то разгораясь, то почти угасая. Я не мог отвести от него взгляда…

— Это цветок папоротника, — сказал наш лорд. — Он защищает независимо от твоей собственной стихии и усиливает твои природные данные. И, как ты выразился, указывает на клады.

— Клад — это я? — спросил я с сарказмом, представляя, как они сейчас отправятся домой, а я останусь на этом острове минимум до утра, и никому не будет до этого дела — не можешь летать, твои проблемы…

— Грег, можно спросить? — вмешалась Ники. — Почему ты поставил Лешке печать всех четырех стихий?

— Чтобы защита была надежнее. И чтобы никто не догадался.

— О чем?

И тут догадался я. Мое недовольство как рукой сняло.

— Грег! Ты понял, какой я дракон, да? Какого я вида?!

Грег кивнул.

— И какой?

— Лучше об этом пока никому не знать. Даже тебе.

Глава 12

ЛЕТИМ ВЫСОКО

Обратный путь из леса на первой электричке был последней каплей.

Полдороги я продремал, скрючившись на жесткой лавке, а оставшееся время усиленно вспоминал то роковое падение с клена. Неужели, если я вспомню забытый кусок, страх высоты сразу пройдет? Но, как назло, ничего не вспоминалось. Вот мы с Кирей увлеченно лезем на дерево, потом пробел, а дальше меня уже тащат на руках какие-то посторонние люди. До того — только мелькание в глазах (это я, видимо, уже летел вниз). Кажется, я вспомнил и момент встречи с землей — почему-то совершенно беззвучный и безболезненный. А перед этим Киря что-то крикнул…

«Смотри!»

Я вскинул клонящуюся на грудь голову, открыл глаза и уставился в окно электрички. Снаружи уже тянулись знакомые новостройки — мы подъезжали.

Куда смотри? На что? Смотри, куда ногу ставишь?

Откуда это вылезло, вообще?

Больше ничего восстановить в памяти не удалось, только голова заболела, да разыгралась злость против Грега. Тем не менее вечером я позвонил ему и заявил, что готов к воздушной тренировке.

— В принципе, я могу летать, — сказал я. — Только невысоко. Этажа этак до третьего. Потом крылья сами подгибаются, и все… Что-то внутри сопротивляется…

— Змей в тебе сопротивляется, — бросил Грег. — Ладно, я тебе позвоню. Надо продумать метод.

Мне стало страшновато. Я ведь уже знал некоторые его методы. А также методы его верного вассала, к мнению которого Черный лорд внимательно прислушивался. Но другого выхода я не видел. И теоретически был с ним согласен — нельзя идти на поводу у страха. Страх надо преодолевать. Но как?!

Долго тянуть Грег не стал — позвонил на следующий день и сообщил, что завтра мы едем за город.

— Где у нас тут поблизости есть хорошая горка?

— А может, не надо горки? — напрягся я. — Зачем же сразу горка? Может, я как-нибудь сам сначала, с разбегу…

— Алекс, все, — ровным голосом произнес Грег. — Нежности закончились. Ты завтра полетишь — прими это как данность.

Я поежился, вспомнив его давешние слова о «надежном способе, который тебе не понравится». Нет, не надо доводить до крайности! И, задавив в себе желание соврать, что очень занят, решился:

— Ладно, поехали. Только скидывать меня ниоткуда не надо. Все равно не поможет.

Грег сухо рассмеялся.

— Ну что ты сразу занервничал? Не буду я тебя никуда скидывать. Понемножку, постепенно приучим тебя маневрировать на малой высоте, а уж потом…

— Понемножку? — Я сразу взбодрился. — Ха, этот подход мне нравится! Куда поедем?

— Да куда сам захочешь, лишь бы людей поменьше…

Я быстро перебрал в уме все кручи, пропасти и обрывы Ленинградской области. Но Ленобласть, на мое счастье, плоская как блин. Так что на ум не пришло ничего, кроме Токсово с его горнолыжными склонами. Я предложил поехать на Северный склон — умеренной крутизны и высоты гору, с которой я, бывало, вполне успешно скатывался на лыжах. Смогу и слететь, пожалуй. А если нахлынет страх высоты, там дальше озеро — уж не разобьюсь как-нибудь, разве что искупаюсь, мне не привыкать…

Грег тут же согласился. Казалось, ему было вообще все равно, куда ехать. Тут бы мне и насторожиться, но тогда я даже не догадывался, на что он способен.

Мы приехали на электричке, часам к десяти утра. С вершины горы открывался чудесный вид. В такую рань Токсово выглядело непривычно мирной, патриархальной деревней. Даже в озере почти никто не купался — а в выходные машину на берегу припарковать негде, везде музыка и шашлыки, и людей в воде как фрикаделек в супе. Солнце, тишина! Только птички весело чирикают.

Птички…

Мне вдруг стало тревожно без всякой причины. Перед глазами снова, но на этот раз без приглашения, возник яркий образ — мы с Кирей лезем на клен. Над нами, скрытые листвой, истошно верещат какие-то пичужки…

«Гнездо, — вспомнил я, чувствуя, как по спине пошла медленная волна холода. — Там было гнездо. А в гнезде птенцы…»

— Алекс, — голос Грега выдернул меня из воспоминаний. — Ты готов?

Я зажмурился и выдохнул, удивляясь, что на меня нашло. Ну гнездо. И что в нем страшного?

— Превращаемся. Помочь тебе или сам?

— Сейчас… Сам, конечно.

— Тогда закрой глаза, сосредоточься…

Мы стояли рядом на склоне, широко расправив перепончатые крылья. Солнце так убедительно играло на гладких чешуйках, что мне уж в который раз стало странно, что нас никто не замечает. Что в ста метрах от нас люди плещутся в воде и в упор не видят двух драконов — черного и белого.

— Начнем с планирования, — заговорил Грег учительским тоном. Обычно этот тон меня довольно-таки раздражал — но, как ни странно, теперь, наоборот, успокаивал. — Смотри, я показываю. Держишь крылья почти параллельно поверхности, разбегаешься и делаешь резкий, но плавный рывок вперед и вверх. Хвост напряги и вытяни, лапы подожми под брюхо. Концы крыльев в это время держи загнутыми — вот так, словно подгибаешь безымянный и мизинец…

— Ага, как закрылки у самолета. Значит, хвост поджать, лапы вытянуть… А я-то думал, что уже умею планировать…

— Тебе только казалось. А мы все будем делать по науке.

— Грег, а почему ты и другие драконы взлетают не так, а с места и сразу вверх?

— Это высший пилотаж. Тебе до такого еще тренироваться и тренироваться. Давай, поехали.

Я кивнул, нахмурился, сосредотачиваясь, оттолкнулся и «резко, но плавно» ринулся вперед и вверх. Травянистый склон нырнул вниз, и я обнаружил, что парю в воздухе.

— Молодец! Нет, не так! — раздавались за спиной выкрики. — Что ты растопырил лапы в разные стороны, как курица? Хвост прямо! Не крути хвостом, тебе говорят! Крылья неподвижно! Концы загнуть! Да не туда!

— Грег, я лечу! — заорал я, кривовато планируя над верхушками сосен. — Лечу!!!

Грег обогнал меня и теперь парил прямо надо мной, выдавая ценные указания. У меня уже в ушах звенело от всех этих «хвост вниз, закрылки вверх!».

27
{"b":"175450","o":1}