ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я не сразу заметил, что водитель авто точно так же рассматривает меня.

«Это во сколько же сейчас права выдают?» — успел подумать я, потому что парнишке за рулем явно не больше шестнадцати-семнадцати.

А еще отметил — он был в темных очках. Пасмурным вечером. Пижон.

Вдруг машина остановилась. Стекло поползло вниз. Парень перегнулся через сиденье и поманил меня рукой.

И в самом деле пижон, подумал я, глядя на него. Примерно таких показывают по МТV. Маленький и тощий, но очень важный, темноволосый, в красной дутой куртке. Кстати, дурацкие темные очки в его стиль вполне вписывались. Выражение его лица мне не понравилось: высокомерное и какое-то недоброе. Где-то я его уже видел. Хотя ума не приложу, где бы я мог встретить мажора на спортивной машине. Мы существовали в разных общественных слоях. Все равно что в разных мирах, даже дальше.

— Эй, ты, дракон! — окликнул он меня. — Долго еще тебя звать?

Я аж подпрыгнул. Потом подошел к машине и наклонился.

— Не узнаешь? — осклабился он, дыша мне в лицо мятной жевательной резинкой.

— Нет, — ответил я. — Сними очки, тогда, может, вспомню.

Ухмыляясь, пацан снял очки — и я наконец его узнал.

Парень на роликах с Крестовского острова.

Куколка с огненными крыльями!

— А я тебя сразу узнал. Ты в парке был с какими-то готами. Еще ролики впервые в жизни увидел, — парень хихикнул. — А теперь ты тоже дракон. Прикольно!

— И ты — дракон? — с сомнением спросил я. — Мне ведь не кажется?

— Не кажется, — кивнул тот. — Что, не ожидал?

— Неа.

— Я тоже.

— Ты не думай, — решил пояснить я, чтоб он не зазнавался. — Про ролики — это была шутка.

Мажор напрягся.

— Шутка? — повторил он неприятным тоном. — Че, тот кабан надо мной посмеялся?

— Скорее уж надо мной, — миролюбиво сказал я.

— Тогда ладно, — пацан сразу повеселел и открыл изнутри дверцу. — Садись ко мне. Подвезу.

Я поколебался и сел.

В тот момент, когда я пытался угнездиться на непривычно низком сиденье (полное ощущение, что пятая точка провалится до самого асфальта), — меня вдруг посетило мимолетное ощущение некой угрозы.

Вспомнилось обещание: ни во что не ввязываться.

«А разве я ввязываюсь? — возразил я мысленно. — И где тут провокация?»

Пока мне просто было интересно — что будет дальше.

Поток машин медленно полз по улице. Парень вдруг ударил по газам, свернул направо под «кирпич» и за секунду вылетел на набережную Невы через двойную сплошную. Видели бы менты, опустили бы его тысяч на пять.

— Ненавижу, когда меня не уважают, — сказал он, глядя в пространство. — Если боятся — пусть. Не возражаю. Но особенно не терплю насмешек. Я за них сразу наказываю. Больно!

«Ути какие мы страшные», — подумал я.

Имя свое парень так и не назвал. То ли скрывал его, то ли не считал нужным представляться. Я тоже решил не торопиться и спросил:

— Ты вроде в парке с девушкой познакомился. Такой рыженькой, синеглазой. Как у нее дела? Общаетесь?

Парень, кажется, неподдельно удивился.

— Девушка? Какая еще девушка? Я что, всех своих телок помнить обязан?

Его слова, непонятно почему, взбесили меня. Ах ты мелкий гаденыш! Теперь понятно, почему у него не срослось с Драганкой. Едва ли ей потребовалось много времени, чтобы разобраться в его натуре.

Я подавил злость, вспомнив, что обещал Грегу. А кроме того, я хотел понять, что этому пацану от меня надо. Видимо, Драганка к нему пригляделась и послала подальше. В таком случае он нашел себе другого воспитателя, который помог ему совершить превращение. Интересно, кого?

Пижону нельзя было отказать в наблюдательности: он прекрасно заметил, что я обозлился и промолчал. Правда, причин он не понял. Но все равно сразу же взял высокомерный тон:

— Вижу, ты наконец понял, как правильно себя со мной вести.

Я едва не расхохотался, но с умным видом закивал.

Пацан снисходительно сунул мне руку.

— Моралес, — представился он. — Теперь меня зовут так. Прежнее имя не имеет значения.

— Васкес, — не остался я в долгу. — Смертные зовут меня Васкес Ужасный.

Пацан с подозрением взглянул на меня. Я сделал соответствующее имени лицо.

На длинной набережной Невы он разогнался, лавируя между машин, как на горнолыжном слаломе. Я печальным взглядом проводил промелькнувшее за деревьями метро. Кажется, этот Моралес забыл, что собирался меня там высадить. А скорее всего, изначально не собирался.

— Значит, ты тоже дракон, — с любопытством поглядывая на меня, сказал он. — И в каком ты клане?

— В Черном, — я решил, что умалчивать нет смысла. — А ты?

— В Красном.

— Ого!

Моралес самодовольно ухмыльнулся.

— Знаешь о таком?

— Наслышан. Но с красными драконами раньше не сталкивался. Ты первый…

«А если остальные такие же, тобой знакомство и ограничится», — мысленно закончил я фразу и вместо этого спросил:

— Как ты попал в клан? Они сами на тебя вышли?

— Ага. Их было пятеро. Долго спорили, кто меня возьмет в ученики. Расписывали, какой я перспективный и уникальный. Что я по силе сравним с любым из взрослых драконов, и меня надо обломать, в смысле обучить, пока не поздно…

Пацан втопил педаль в пол и молнией пролетел под красный, оставив позади какофонию истеричных гудков.

— У тебя права-то есть? — на всякий случай уточнил я.

Моралес посмотрел на меня как на идиота.

— Какие права? Машина в ВИП-списке. Мне гаишники честь отдают.

«Тебе или машине?» — хотел съязвить я. Но опять промолчал. В конце концов, не мне разбираться с ментами, если что.

— Чем спор-то закончился? — вернулся я к теме. — Кто тебя выбрал?

Мальчишка скривился.

— Да, блин… Отдали меня самому старому. Видимо, драться между собой не захотели. Я поначалу на них жутко обиделся.

— Почему?

— Мой учитель — отстой. Лысый старпер в мятом пиджаке. Любой из других выглядит круче его раз в десять. Не понимаю, почему он все еще Красный лорд.

— А отказаться ты не мог?

— А что я могу против пятерых? — злобно спросил он.

Мне показалось, что его глаза под очками полыхнули красным, как угли в золе.

Я решил свернуть опасную тему. Похвалил машину. Попал удачно — мальчишка тут же оживился.

Следующие минут двадцать я слушал непрерывный восторженный треп. Машину ему подарил отец на окончание школы. Видимо, решил сэкономить на оплате Оксфорда. Зачем покойнику высшее образование?

Хвастался Моралес так долго, что успел мне жутко надоесть. За это время мы проехали весь город насквозь вдоль Невы и возле Вантового моста вывернули на кольцевую.

«Зачем он меня пригласил? — разочарованно подумал я. — Машиной похвалиться некому, что ли?»

— Обожаю гонки! Знаешь, какая у меня скорость атаки? Быстрее меня нет ни единого дракона в Питере!

— Не надо. Я уже понял.

— Ни фига ты не понял! Ты еще не знаешь, что такое «быстро»!

— И знать не хочу! — прокричал я, потому что в салоне стало шумно, несмотря на идеальную звукоизоляцию. Я глянул на спидометр — скорость была уже за двести и продолжала увеличиваться. Попутные машины сливались в цветные пятна, мгновенно оставаясь далеко позади. Я сидел, рефлекторно вцепившись в сиденье, и прикидывал, успею ли в случае чего превратиться.

Слева промелькнуло что-то сине-полосатое. Меня швырнуло вперед, ремни подхватили, мягко вдавили в кресло. С тормозами у этой тачки тоже было все в порядке.

Моралес подрулил к обочине, остановился, опустил стекло и вступил в оживленную беседу с гаишником. Я прислушался.

— …совсем очумели! Двести двадцать километров в час!

— Да, я в курсе. Что-то еще?

— Ваши документы!

— Какие документы?

— На машину! Или тебе папа еще права не купил?

— Не купил, времени не было, — дерзко ответил Моралес. — По каким дням в ментовке распродажа?

Гаишник разозлился.

— Так. Остроумный, значит, попался. Ну-ка, выйти из машины!

Меня вдруг окатила волна жара, отозвавшись во всех печатях, словно в витражных стеклах. Глаза Моралеса разгорались красным пламенем под темными очками. Он умышленно балансировал на грани превращения. Его драконья сущность походила на отсвет далекого, но мощного пожара.

35
{"b":"175450","o":1}